Ирина слуцкая болезнь васкулит


Лечение васкулита

Васкулитом называется воспалительное поражение стенок кровеносных сосу­дов. Синонимами диагноза являются реже употребляемые «ангиит» (от греч. angion — сосуд) и «артериит». Васкулиты бы­вают первичными и вторич­ными. Последние нередко развиваются как элемент или осложнение другого за­болевания, например, при инфекционных болезнях, а также кожных заболевани­ях. Иногда он может быть одним из проявлений злокачественной опухоли того или иного органа — в этом случае васкулит также будет вторичным, посколь­ку после успешного хирур­гического, лучевого или химиотерапевтического ле­чения опухоли сопутствую­щий ей васкулит, как пра­вило, исчезает без всякого специального лечения.

С первичными васкулитами все гораздо сложнее 

Они являются самостоя­тельными болезнями, от­носящимися в первую очередь к компетенции ревма­тологов, хотя диагностика и лечение васкулита невозможны без уча­стия врачей иных специальностей: отоларинголо­гов, невропатологов, дер­матологов и др, а также лазернго облучения крови.


и всех первичных системных васкулитах возникает вос­паление в стенке сосудов, однако размер пораженных кровеносных сосудов при разных формах болезни неодинаков и варьиру­ет от аорты и крупных арте­рий до мельчайших капил­ляров, видимых лишь под микроскопом.

Неодинаков и тип воспа­ления 

Все это объясняет многообразие васкулит симптомов и их непохожесть друг на друга, что весьма затрудняет постановку ди­агноза. Тем более что та­кие больные в течение дли­тельного времени жалуют­ся лишь на утомляемость, слабость, небольшое повы­шение температуры, боли в суставах, кожные высы­пания — а эти симптомы присущи массе других за­болеваний. Также неред­ки ситуации, когда геморрагический напоминает по своему течению инфек­ционную болезнь или опу­холь. Так, например, гранулематоз Вегенера с по­ражением тканей орбиты глаза почти повсеместно на первых этапах обследо­вания интерпретируют как злокачественную опухоль глазницы. А гранулематоз Вегенера с преимущественным поражением па­зух носа или среднего уха напоминает обычный гай­морит и отит. 


Гигантоклеточный (височный) артери­ит — заболевание, разви­вающееся у лиц старше 50 лет и проявляющееся обыч­но головной болью в обла­сти виска, темени или за­тылка, а также нарушени­ями зрения, часто ошибоч­но трактуется как «атеро­склероз сосудов головно­го мозга», «мигрень», «не­врит тройничного нерва» и т.п. Но не стоит обижать­ся на участковых врачей в поликлинике — во-первых, это терапевты общего про­филя, а не узкие специали­сты, во-вторых, тот же ате­росклероз или гайморит — проблемы куда более рас­пространенные, чем васкулиты, поэтому последние поначалу и принимают за часто встречающуюся бо­лезнь.

Однако встречается и, наоборот, ложная диагно­стика васкулитов кожи. Среди врачей, мало знакомых на практике с васкулит симптомами, существует тен­денция называть «систем­ным васкулитом» (особен­но часто узелковым поли­артериитом и геморраги­ческим васкулитом) любое неясное состояние, когда у пациента длительно сохра­няется лихорадка и имеется еще тот или иной набор не­специфических признаков. Очень часто диагноз в та­ких ситуациях «доказыва­ет» биопсия кожи, обнаруживающая воспаление со­судов, поэтому требется очистить кровь. Однако этот метод исследования не позволя­ет достоверно различить первичный системный и вторичный симпто­матический васкулит. Диа­гноз в таких случаях устанавливается не с помощью какого-то одного исследо­вания, а на основании все­го комплекса симптомов васкулита и данных многих лаборатор­ных и инструментальных исследований.

Васкулит симптомы и причины


Первичный геморрагический васкулит — серьезное за­болевание, во многих слу­чаях представляющее ре­альную угрозу для здоро­вья и жизни. В то же вре­мя прогноз может суще­ственно различаться в за­висимости от конкретно­го диагноза и стадии болезни, а также от возраста пациента и наличия у него других хронических забо­леваний. В чем же причи­на возникновения этих бо­лезней? Почему они подка­шивают еще вчера вполне здоровых и активных лю­дей — как, например, Ири­на Слуцкая? Кстати, сама фигуристка считает, что ви­ной всему была череда тя­желых стрессов и перегру­зок, вот организм и не выдержал. И она по-своему права, хотя с научной точки зрения — это на­рушение иммунитета, при котором клетки иммунной системы начинают атако­вать и разрушать собствен­ные ткани и органы.

Причин для такого проти­воестественного хода ве­щей может быть несколь­ко. Во-первых, большое значение имеют инфек­ции, как острые, так и хро­нические, поскольку в по­следние годы доказано, что некоторые инфекционные агенты способны «обманывать» иммунную систе­му и извращать иммунный ответ, перенацеливая его с микробных тел на внутрен­ние структуры организма.


крайней мере, при двух геморрагических васкулитах, от­носимых к первичным — узелковом полиартерии­те и криоглобулинемическом васкулите, доказана вина вирусов: гепатитов С и В. Влияют и очаги хрони­ческой бактериальной инфекции, особенно хрониче­ский тонзиллит.

К другим факторам ри­ска, способным вызвать развитие болезни, отно­сят воздействие пищевых и бытовых аллергенов, злоупотребление лекарствами, загрязнение крови (требуется срочная чистка крови), бесконтрольное введение вакцин, чрезмерную лю­бовь к загоранию, длитель­ное переохлаждение. Ино­гда «спусковым крючком» является физическая трав­ма, длительный либо силь­ный стресс или употребле­ние алкоголя (подчас даже небольшие дозы алкого­ля оказываются способны спровоцировать развитие болезни васкулит).

Конечно, обычно челове­ческий организм без тру­да противостоит всем на­званным видам воздей­ствий; поэтому предпола­гается, что они раз­виваются лишь в резуль­тате одновременного сочетанного воздействия не­скольких васкулит симптомов, когда возможности адаптации за­щитных систем организма оказываются превышенны­ми. Влияют и особенности внутреннего гормонального статуса: так, некоторые васкулиты чаще развивают­ся у женщин, что объясняют предрасполагающим действием высоких концентра­ций в крови женских поло­вых гормонов эстрогенов, вызывающих дисбаланс в функции иммунной си­стемы. 


В то же время дру­гие васкулиты (например, узелковый полиартериит), напротив, чаще поражают мужчин. Однако научное объяснение всех этих про­цессов до сих пор страда­ет многочисленными про­белами, многое остается неясным и требует дополнительного изучения. Не до конца понятна, например, роль наследственной пред­расположенности к разви­тию геморрагических васкулитов: в нескольких случаях отме­чено возникновение болез­ни у членов одной семьи и даже идентифицированы некоторые гены, которые с большей частотой встре­чаются среди заболевших системными васкулитами, чем среди прочих лиц. Уста­новлено, что в случае необ­ходимости пересадки почки больному геморрагическим васкулитом, вызвавшим тяжелое поражение почек, нежела­тельно использование до­норского органа, получен­ного от близких родствен­ников, поскольку генетиче­ское родство увеличивает риск рецидива васкулита в пересаженной почке.

Системный васкулит лечение — дело долгое и сложное, здесь просто необходи­мо запастись терпением.


о начинается с прекращения действия фактора, вызвавшего заболевание васкулит, когда это возможно (напри­мер, устранения аллерге­на). Медикаментозная те­рапия направлена на пода­вление аутоиммунной ак­тивности, снятие воспале­ния и укрепление сосуди­стых стенок, нормализацию микроциркуляции и сверты­ваемости крови, очистку крови, лазеротерапию, предотвра­щение склеивания эритро­цитов. Использование ме­тодов экстракорпоральной гемокоррекции (говоря про­ще, очищения крови) суще­ственно улучшает и ускоря­ет результаты лечения васкулита.

Источник: dovrachebnyj.ru

Это казалось немыслимым: прославленная российская спортсменка во всеуслышание пообещала выступить на Олимпиаде-2014 в Сочи! Почему немыслимым? Да потому что это уже не было секретом: Ирина тяжело больна.

Увидев ее на телешоу Первого канала «Звезды на льду», которое она вела вместе с Евгением Плющенко, опытный глаз безошибочно определял, что известная спортсменка находится на сильнейших гормональных препаратах.

Сезоны 2003—2004 гг. Ирина пропустила почти полностью. Все началось с серьезной болезни матери в марте 2003-го. На­талья Владимировна, приехавшая на финал Гран-при в Санкт-Петербург поболеть за дочь, накануне решающего дня турнира оказалась в больнице. У нее случился приступ, и врачи долго не могли сказать, чем все обернется. Ирина провела тогда около больной бессонную ночь, а на итоговой пресс-конференции оказалась немногословна и не смогла сдержать слез.


Подробности случившегося стали известны лишь накануне чемпионата мира-2003 в Вашинг­тоне — само это состязание из-за болезни матери Ирине пришлось пропустить. «После того, что я пережила ночью накануне своего последнего проката на питерском финале Гран-при и вообще вышла затем на лед, заняв в итоге второе место — считаю, за одно это мне можно было смело килограмм золота на шею вешать!», — так эмоционально парировала спортсменка вопросы журналистов, взявшихся выяснять причины неудачи бесспорного лидера российских фигуристок.

Она рассказала, как в три часа ночи проснулась, почувст­вовав, что спящей на соседней кровати матери стало плохо. «Я собственными глазами увидела, как мой самый любимый человек на земле балансирует на грани жизни и смерти». Ирина не растерялась, бросилась за врачом сборной, по счастью, жившим в той же гостинице. Наталья Владимировна была доставлена в реанимацию одной из питерских клиник, где с диагнозом «острая почечная недостаточность» провела несколько недель.

Все это время курсируя из Москвы в Петербург и обратно, Ирина не имела возможности тренироваться, а потому сочла, что не вправе в таком «разобранном» состоянии показаться на очередном чемпионате мира «перед публикой, которую привыкла уважать». «Я тогда поняла, что есть вещи поважнее, чем спорт, — призналась она в одном из интервью. — К сожалению, маме снова стало плохо. Ситуация сейчас тяжелая, улететь в такой момент, бросив ее, я не могу. В конце концов титул чемпионки мира у меня уже есть. А мама дороже всех титулов».


Тогда же, весной 2003-го, в Научном центре хирургии РАМН На­талье Владимировне пересадили почку. Одна­ко несмотря на все усилия медиков произошло отторжение и в ноябре транс­плантацию пришлось проводить повторно.

Дочь навещала больную каждый день, привозила гостинцы и подолгу с ней разговаривала. У них всегда были прекрасные отношения, Наталья Владимировна до сих пор не пропускает ни одной тренировки дочери, говорит, что ей нравится, как Ира катается. «Мы как подружки, но в то же время когда надо она может и по мозгам надавать! — говорит Ирина. — При этом мама никогда не подавляла меня и не читала нотаций. Помню, однажды сказала: «Хочешь курить — пожалуйста, попробуй». И после этих слов у меня пропала всякая охота «пробовать».

Повторная операция прошла успешно, и, как только позволили врачи, Ирина забрала маму домой.

Пропустив в марте 2003-го чемпионат мира из-за болезни матери, Слуцкая надолго пропала из поля зрения болельщиков. Что же случилось?

— К сезону-2004 я всерьез готовилась. Летом хорошо отдохнула, произвольную программу с Игорем Бобриным поставила. На сборы в Швецию поехала, похудела… Все хорошо шло. А потом вдруг температура поднялась. Думали, грипп или простуда. Врач уколы назначил, но лучше не стало. То одно заболит, то другое. В общем, тренировки пришлось прекратить и лечь в больницу…


В больничной палате она провела в общей сложности больше месяца, потом еще какое-то время находилась под наблюдением врачей. А в октябре
2003-го опять вышла на лед.

— Честно говоря, думала, что смогу к ноябрьскому этапу Гран-при подготовиться. Он как раз в Москве проходил. Но тут заметила, что ноги у меня стали отекать и синяки на теле появляться. Да что синяки — в определенные моменты ноги так отекали, что я не могла встать с постели, чтобы до туалета дойти — муж на руках носил. Два-три дня в таком состоянии поживу, потом вроде легче.

Ирина Слуцкая с мужем

Опять по врачам пошла, а тут еще пальцы на руках отниматься стали. Ни с того ни с сего бац — палец холодный и белый… Я к врачам — никто ничего не понимает. Как я в таком состоянии на пятидесятилетии Бобрина умудрилась выступить — это вообще ужас был. Накануне я сидела и умоляла свои ножки, чтобы они только в ботинки влезли. Я не могла там не выступить. Наташа Бестемьянова, олимпийская чемпионка в танцах на льду, жена Игоря, звонила, спрашивала, смогу ли я поучаствовать, и я, как заклинание, повторяла: «Буду! Буду!» На­столь­ко уже хотела кататься. Решила, что приду к ним на шоу из последних сил.


И мои молитвы будто были услышаны. Опухоль спала, в ботинки я влезла и на лед все-таки вышла. А вот когда сняла их — караул. А мне же еще на закрытие выходить. Артисты бобринского театра, наверное, это зрелище надолго запомнят: сидит Слуцкая за кулисами и ноги свои в ботинки фигурные впихивает. В общем, кое-как доковыляла я тогда, а дальше… Слезы, истерика — все было…

А медики все никак не могли поставить точный диагноз. С сентября Слуцкая меняла одну больницу за другой. Институт ревматологии, институт Склифо­совского, ЦКБ. Врачи говорили, что проблемы Ирины связаны с ее сердцем, и даже прозвучал диагноз — перикардит. Но, как оказалось, то был лишь симптом основной, ревматической болезни.

— Как все-таки докопались до истины? Подключились все, кто мог. Врач сборной Виктор Аниканов очень помогал, Орлецкий из ЦИТО, Миронов… Без этих врачей я бы, наверное, на правильный путь не вышла. Миро­нов направил меня к Борисову, личному врачу Михаила Горбачева, который и определил меня туда, куда нужно — в сосудистую клинику. А ведь еще несколько дней — и лечиться пришлось бы годы…

Поставить точный диагноз Ирине смогли лишь в клинике профзаболеваний имени
Е.М. Тареева Первой Московской медакадемии: васкулит — системное ревматоидное заболевание, воспаление стенок мельчайших сосудов. И произошло это лишь в конце ноября—начале декабря 2003-го. До этого момента Ирина переживала сильнейший стресс, ее психологическое состояние в тот период впору назвать угнетенным. Когда же врачи смогли наконец с уверенностью диагностировать ее симптомы и начали лечение, спортсменка полностью доверилась докторам и успокоилась. Хотя медицина так толком не знает, отчего это заболевание проявляется. Возможно, от стресса, переохлаждения…

У Ирины обнаружили жидкость в перикарде (сердечной сумке), которую пришлось откачивать, отеки суставов. Когда ей впервые прописали гормоны, Слуцкая ударилась в панику, лила перед супругом слезы: мол, станет толстой, некрасивой, не дай бог, усы вырастут. На что тот, в прошлом боксер, а ныне тренер по физподготовке, невозмутимо отвечал: значит по утрам теперь будем бриться вместе. И Ирина тоже стала воспринимать происходящее с большой долей самоиронии.

— На тех гормональных препаратах, которые я постоянно принимаю, держать вес не то что сложно — фактически нереально. Поэтому приходится не просто себя ограничивать, а скрупулезно подбирать пищу прямо как одежду на выход. Переиз­быток гормонов отражается на моем внешнем виде. Если вечером выпью много воды, то утром страшно на себя в зеркало взглянуть: ой, думаю, где мои глаза!

Разумеется, я взяла паузу и не тренировалась. Все время повторяла, да и сейчас продолжаю говорить себе: жизнь — она дороже всего. Столько интересного впереди. В общем, врачей я послушалась. Но они понимали, что в больнице я долго не выдержу. Домой стали меня после про­цедур отпускать…

А у нее в то время сосуды лопались на ступнях. К вечеру ноги сильно отекали, было безум­но больно ходить. Но даже в таком состоянии Ирина делала зарядку, а когда стало чуть полегче — брала свою огромную японскую лайку породы акита-ину и каждый день гуляла с ней в парке по три-четыре часа.

— Как только я вес свой в норму привела, все гораздо быстрей пошло. Я понимала, конечно, чем это все может закончиться, потому что первое, чего при таком заболевании делать нельзя — это переохлаждаться и переносить физические нагрузки. Врачи предупредили, что при малейших перегрузках болезнь может перейти в хроническую стадию.

«Какое там кататься? С таким диагнозом если и ходят, то с палочкой…» — ответил ей доктор на вопрос, когда она снова сможет тренироваться… Но Ирина была уверена, что это всего лишь перестраховка. И сразу сказала врачам: мне нуж­но кататься. «Хочешь — значит, будешь», — ответили они. Только попросили какое-то время выдержать состояние полного покоя.

Постепенно анализы стали приходить в норму, а дозы лекарств снижаться, и Ирина приступила к восстанавливающим тренировкам. Первые дни она каталась всего по пять-десять минут…

— Тут все зависит от организма. Меня предупредили, что может произойти рецидив. Это самое страшное. Могу утром встать, и все начнется заново. Поэтому просыпаюсь, смотрю — ноги, руки «живы», ура! До сих пор первое, что делаю, когда просыпаюсь — каждый палец ощупываю: действует или нет?

Я еще в ноябре хотела выступить на Кубке России и на январском чемпионате страны тоже, но не смогла подготовиться к турнирам. Если бы я пропустила еще и чемпионат в Дортмунде, то представьте, как тяжело было бы выходить на лед через полтора года. Увы, я не находилась в той прекрасной форме, в какой была раньше, но побороться сама с собой и почувствовать атмосферу соревнований могла. Я не претендовала на медали и растрогалась до слез, увидев, как тепло меня встретила публика. Трибуны кричали: «Браво, Ирина!». Я слышала, что за меня болеют, и думала: «Господи, вот где счастье!» И просто ловила кайф от катания…

Врач сборной Виктор Аниканов заявил, что у Слуцкой возможна ремиссия и что для тренированного спортсмена при таком диагнозе это связано именно с усиленными занятиями спортом. «Я и сама верила, что у меня все хорошо будет, — говорила Ирина в те дни. — Да, я устаю. И что-то у меня болит. Однако, как это ни парадоксально, чем больше катаюсь, тем лучше себя чувствую. Понимаю, что мне не хватило какого-то месяца, чтобы быть в норме. Я прилично делаю элементы, но не хватает именно стартов.

Вообще я сейчас думаю: может, оно и к лучшему, что все так произошло. Потому что я наконец поняла, чего хочу на самом деле. Я ведь в последнее время все чаще перед выбором стояла: кататься дальше или нет? Выиграла всего достаточно, могла бы уйти спокойно. А сейчас все на свои места встало. Хочу, очень хочу пока на льду остаться! Я, когда тренироваться начала, даже внешне изменилась. Румянец на щеках появился, глаза загорелись. А главное — цель какая-то опять в жизни появилась».

Да, в Дортмунде на мировом первенстве-2004 Ирина стала лишь девятой, но главное — она вернулась. И в 2005-м, пропустив целый сезон, в шестой раз выиграла чемпионат Европы, а затем с рекордным количеством баллов — и первенство планеты в Москве, показав предельно сложную, запоминающуюся произвольную программу.

Возвращение кумира не все приняли на ура. Вот одно из расхожих мнений из Интернета: «Разнесло ее непростительно. И вроде на беременность не похоже, как такового животика нет… зато лицо широченное, щеки, как у хомяка… Очень уважаю ее как фигуристку, но неужели она не видит, как смотрится в кадре?»

Словно в пику скептикам спортсменка отметила свой 26-й день рождения довольно экстравагантным образом: снялась на первую страницу обложки мужского журнала «Пингвин».

А в 2006 году Ирина Слуц­кая в седьмой раз в своей карьере выиграла чемпионат Европы, побив тем самым рекорд легендарной немки Катарины Витт. Правда, золото в олимпийском Турине, увы, затем «взять» не смогла. После короткой программы она была второй, но во время произвольной упала после исполнения тройного ритбергера. В итоге оказалась и вовсе третьей. Впрочем, даже эта «железка», не того достоинства, на которое все рассчитывали, далась Ирине очень тяжело.

— К сожалению, моя форма зависит от многих факторов, на которые я не могу особо повлиять. Физические нагрузки, стресс и холод не дают избавиться от этого до сих пор… Из-за гормональных препаратов мое эмоциональное состояние неустойчиво, я быстро устаю и не контролирую себя: могу смеяться, а через десять минут плакать. Иногда ноги вообще не держат…» — призналась она вскоре после Олимпиады.

— Людям в моем положении предписан постельный режим, противопоказаны нагрузки, холод, — продолжает Ирина. — Конечно, я нахожусь под постоянным контролем медиков. Сдаю анализы, регулярно показываюсь своему врачу. Другое дело, что я стараюсь вести привычный образ жизни. Это ведь тоже лечит — оптимизм и сила воли.

Мы не выбираем себе болезни, скорее, это они выбирают нас. Когда мне становилось совсем плохо, я думала о том, что могу служить хорошим примером людям, которые оказались в подобной ситуации. И, возможно, отчаялись, и уже не верят в выздоровление. Мне хотелось показать им: верьте, боритесь! Я поднялась, поднимитесь и вы…

Май 2006-го. Ирина продолжает принимать гормональные препараты, предписанные врачами, регулярно приходит на прием. Ее самочувствие зависит от уровня физических нагрузок и от стрессов. Перед чемпионатом мира-2006 в Калгари — на него Ирина потом все-таки не поедет, объяснив свое решение «отсутст­вием мотивации» — приходится увеличить продолжительность тренировок. На период нагрузок, соответственно, возрастает и доза принимаемых гормональных препаратов, снижать которую потом можно будет только очень постепенно. В одном из интервью Ирина высказывает предположение, что окончательно вылечиться сможет, видимо, только после завершения спортивной карьеры…

Еще спустя полгода она уже даже не ходит по врачам — по ее словам, времени нет, да и необходимости, к счастью, тоже. Самочувствие нормальное, ведь у спортсменки больше нет таких изнурительных тренировок, какие пришлись на прошедший сезон. Сегодня у нее нагрузки иного рода: перелеты, переезды, съемки. Дома она практически не бывает.

— Да, я по-прежнему тренируюсь, но процесс тренировок здорово изменился. Теперь надо мной не стоит тренер. Допустим, я не выспалась. Приезжаю на каток — и нет необходимости выполнять сложные элементы, могу просто постоять у бортика или вообще уехать домой. Но полностью расслабляться нельзя, а то затянет. Как и раньше, я владею всеми прыжками. И если почувствую, что снова хочу быть в сборной, то вернусь обязательно и буду пахать с утра до вечера…

В 2006 году Ирина окончила специальные курсы телеведущих в Останкино и с осени стала ведущей одного из самых рейтинговых развлекательных проектов в истории российского телевидения — «Звезды на льду» Первого канала. А вскоре заявила о своем уходе из профессионального спорта.

— Нет, комментатором я не буду, нацеливаюсь на чтение спортивных новостей. И еще очень хочу поступить на актерский факультет, в ГИТИС, наверное: там вроде есть индивидуальное обучение. Было у меня даже предложение в кино сниматься, саму себя в небольшой роли сыграть, но я же все проболела. Не знаю, как жизнь сложится…

А жизнь сложилась — лучше не бывает. По итогам минувшего года, согласно опросу ВЦИОМ, Ирина Слуцкая вошла в десятку лучших спортсменов своей страны — и это несмотря на то, что практически весь год она была в декрете! В ноябре у нее родился первенец, которого назвали Арте­мом. Хотя малыш появился несколько преждевременно (роды ожидались в декабре) и немного недобрал в весе, чувст­вует он себя нормально.

А молодая мама уже спустя полторы недели после родов вела телешоу «Ледниковый период», а еще через месяц и вовсе встала на коньки. Мало того, когда малышу исполнилось полтора месяца, Ирина собралась в много­недельный тур по стране!

Из досье

Ирина Слуцкая — двукратная чемпионка мира, семикратная чемпионка Европы, двукратный призер Олимпийских игр, заслуженный мастер спорта. Четырежды побеждала в финалах Гран-при, дважды завоевывала золото на мировых первенствах — в 2002 году в Нагано и в 2005-м в Москве. Призер Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити-2002 (серебро) и в Турине-2006 (бронза).

Источник: zn.ua

Рейтинг пользователей:Ирина слуцкая болезнь васкулитИрина слуцкая болезнь васкулитИрина слуцкая болезнь васкулитИрина слуцкая болезнь васкулитИрина слуцкая болезнь васкулит / 0
ХудшийЛучший 

Ирина слуцкая болезнь васкулит

Ирина Слуцкая -двукратная чемпионка мира, семикратная чемпионка Европы, двукратный призер Олимпийских игр, заслуженный мастер спорта, четырежды побеждала в финалах Гран-при, дважды завоевывала золото на мировых первенствах -в 2002 году в Нагано и в 2005 в Москве, призер Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити-2002 (серебро) и в Турине-2006 (бронза)

Ирина Слуцкая блестяще вела два телешоу — сначала «Звезды на льду», потом «Ледниковый период». Тем, кто интересуется фигур­ным катанием, было известно, что знаменитая спортсменка долгое время тяжело болела. Но на экране она выглядела счастливой, и многочисленные поклонники Слуцкой вздохнули с облегчением. А осенью их ждало еще одно радостное известие…

Все началось с серьезной бо­лезни матери в марте 2003 года. «Я собственными глазами увиде­ла, как мой самый любимый че­ловек на земле балансирует на грани жизни и смерти», — со сле­зами рассказывала Ирина. Ната­лья Владимировна была достав­лена в реанимацию одной из пи­терских клиник, где ей поставили диагноз «острая почечная недо­статочность». В больнице она провела несколько недель.

Все это время Ирина не име­ла возможности тренироваться, а потому сочла, что не вправе показаться на очередном чемпи­онате мира «перед публикой, ко­торую привыкла уважать». «Я то­гда поняла, что есть вещи поваж­нее, чем спорт», — призналась она в одном из интервью. С ма­мой у них всегда были прекрас­ные отношения, Наталья Влади­мировна не пропускала ни одной тренировки дочери.

Болезнь Натальи Владими­ровны оказалась очень серьезной, ей пришлось дважды пере­саживать почку (первая попытка закончилась отторжением). Но даже когда мама пошла на по­правку, Ирина не вышла на лед. Она надолго пропала из поля зрения болельщиков.

Что же случилось?

— К сезону-2004 я всерьез го­товилась. Летом хорошо отдох­нула, с Игорем Бобриным по­ставила произвольную про­грамму. На сборы в Швецию по­ехала, похудела… Все шло хорошо. А потом вдруг поднялась температура. Думали, грипп или простуда. Врач уколы назначил, но лучше не стало. То одно забо­лит, то другое. В общем, трени­ровки пришлось прекратить и лечь в больницу…

Она заметила, что стали опу­хать ноги, на теле ни с того ни с сего появлялись синяки…

— В определенные моменты ноги так опухали, что я не могла встать с постели, чтобы до туа­лета дойти — муж на руках но­сил. Два-три дня в таком состо­янии поживу, потом вроде легче.

Опять по врачам пошла, а тут еще пальцы на руках отниматься стали. Ни с того ни с сего бац -палец холодный и белый… Я к врачам — никто ничего не пони­мает. Как я в таком состоянии на пятидесятилетии Бобрина умуд­рилась выступить — это вообще ужас был. Накануне я сидела и умоляла свои ножки, чтобы они только в ботинки влезли… И мои молитвы будто были услышаны. Опухоль спала, в ботинки я влезла и на лед все-таки вышла. А вот когда сняла их — караул. А мне  же   еще   на   закрытие выходить. Артисты бобринского театра, наверное, это зрелище надолго    запомнят: сидит Слуцкая за кулисами и ноги свои   в ботинки фигурные впихивает. В общем, кое-как доковыляла я тогда, а дальше… Слезы, истерика — все было…

А медики все никак не могли поставить точный диагноз. С сентября Слуцкая меняла одну больницу за другой. Институт ревматологии, институт Склифосовского, ЦКБ. Врачи пред­полагали, что проблемы Ирины связаны с сердцем, уже даже на­зывали диагноз — «перикардит». Но, как оказалось, то был лишь симптом основной болезни.

Поставить точный диагноз Ирине смогли лишь в клинике профзаболеваний имени Е.М.Тареева Первой Московской мед-академии. «Системный васкулит» — ревматоидное заболевание, воспаление стенок мельчайших сосудов. И произошло это лишь в начале декабря 2003 года.

До этого момента Ирина пе­реживала сильнейший стресс, ее состояние в тот период впору назвать угнетенным. Когда же врачи смогли наконец с уверен­ностью диагностировать ее за­болевание и начали лечение, спортсменка полностью дове­рилась специалистам и успоко­илась. Хотя медицина так тол­ком и не знает, отчего это забо­левание появляется. Возможно, от стресса, переохлаждения…

У Ирины обнаружили жид­кость в перикарде (сердечной сумке), которую пришлось отка­чивать, отекли суставы. Весь декабрь она регулярно прини­мала гормональные препараты. Когда ей впервые прописали эти лекарства, Слуцкая запани­ковала, лила перед супругом слезы: мол, станет толстой, не­красивой, не дай бог, усы вы­растут. На что тот, в прошлом боксер, а ныне тренер по физподготовке, невозмутимо отве­чал: значит, по утрам теперь бу­дем бриться вместе. И Ирина тоже стала воспринимать про­исходящее с большой долей са­моиронии.

-Хотя, естественно, ощущала себя некомфортно, — рассказы­вала она. — Ведь первым делом, когда поправляюсь, у меня щеки вырастают. Вообще-то, борьба с весом не представляет для меня неразрешимой проблемы. Если нужно похудеть — просто урезаю рацион втрое. Еще никогда не ем бутербродов — для склонных к полноте это последнее дело. Но и впроголодь не сижу. На тех гор­мональных препаратах, которые я постоянно принимаю, держать вес не то что сложно — фактичес­ки нереально. Поэтому прихо­дится не просто себя ограничи­вать, а скрупулезно подбирать пищу, прямо как одежду на вы­ход. Переизбыток гормонов от­ражается на моем внешнем ви­де: на лице опухоль около носа. Если вечером выпью много во­ды, то утром страшно на себя в зеркало взглянуть: ой, думаю, где мои глаза?!

Разумеется, я взяла паузу и не тренировалась. Все время повторяла, да и сейчас продол­жаю говорить себе: жизнь — она дороже всего. Мне же еще де­тей рожать, столько интересно­го впереди. В общем, врачей я послушалась. Но они понимали, что в больнице я долго не вы­держу. Домой стали меня после процедур отпускать…

А у нее в то время сосуды ло­пались на ступнях. К вечеру ноги ™ так распухали, что было больно ходить. Но даже в таком состоя­нии Ирина делала зарядку, а ко­гда стало чуть полегче, брала свою огромную японскую лайку и каждый день гуляла с ней в парке по три-четыре часа.

— Как только я вес свой в нор­му привела, все гораздо быстрей пошло. Я понимала, конечно, чем это все может закончиться, пото­му что первое, чего при таком за­болевании делать нельзя, — это переохлаждаться и переносить физические нагрузки. Врачи предупредили, что при малей­ших перегрузках болезнь может перейти в хроническую стадию.

«Какое там кататься? С таким диагнозом если и ходят, то с па­лочкой…» — ответил ей доктор на вопрос, когда она снова смо­жет тренироваться… Но Ирина была уверена, что это перестра­ховка. И заявила врачам: «Мне нужно кататься, я этого хочу». «Хочешь — значит, будешь», — от­ветили они. Только попросили какое-то время выдержать со­стояние полного покоя.

Постепенно анализы стали приходить в норму, а дозы ле­карств снижаться, и Ирина при­ступила к восстанавливающим тренировкам. Первые дни она каталась всего по пять-десять минут…

— Тут все зависит от организма. Меня предупредили, что может случиться рецидив. Это са­мое  страшное. Могу утром встать, и все начнется заново. ? Поэтому просыпаюсь, смотрю — ноги, руки «живы», ура! До сих пор первое, что делаю, когда просыпаюсь, — каждый палец ощупываю: действует или нет?

Я еще в ноябре хотела высту­пить на Кубке России и на январ­ском чемпионате страны тоже (сезон 2003/2004. — Прим. ред.), но не смогла подготовиться к турнирам. Если бы я пропустила еще и чемпионат в Дортмунде, то, представьте, как тяжело бы­ло бы выходить на лед через полтора года. Увы, я не находи­лась в той прекрасной форме, в какой была раньше, но побо­роться сама с собой и почув­ствовать атмосферу соревнова­ний могла. Я не претендовала на медали и растрогалась до слез, увидев, как тепло меня встрети­ла публика. Трибуны кричали: «Браво, Ирина!» Я слышала, что за меня болеют, и думала: «Гос­поди, вот где счастье!» И просто ловила кайф от катания…

Врач сборной Виктор Аниканов заявил, что у Слуцкой воз­можна длительная ремиссия и что для тренированного спорт­смена при таком диагнозе это связано именно с усиленными занятиями спортом.

— Я и сама верила, что у меня все хорошо будет, — говорила Ирина в те дни. — Да, я устаю. И что-то у меня болит. Однако, как это ни парадоксально, чем больше катаюсь, тем лучше се­бя чувствую. Понимаю, что мне не хватило какого-то месяца, чтобы быть в норме. Я прилично делаю элементы, но не достает именно стартов. Вообще, я сей­час думаю: может, оно и к луч­шему, что все так произошло. Потому что я наконец поняла, чего хочу на самом деле. Я ведь в последнее время все чаще пе­ред выбором стояла: кататься дальше или нет? Выиграла все­го достаточно, могла бы уйти спокойно. А сейчас все на свои места встало. Хочу, очень хочу пока на льду остаться! Я, когда тренироваться начала, даже внешне изменилась. Румянец на щеках появился, глаза загоре­лись. А главное — цель какая-то опять в жизни появилась.

В Дортмунде на мировом первенстве-2004 Ирина стала лишь девятой, но главное — она вернулась. И в 2005-м, пропус­тив целый сезон, в шестой раз выиграла чемпионат Европы, а затем с рекордным количеством баллов — и первенство планеты в Москве, показав предельно сложную, запоминающуюся произвольную программу.

К сожалению, нашлись «доб­рожелатели», которые вместо радости по поводу побед Ирины взялись критиковать те измене­ния, которые произошли в ее внешности под действием ле­карств. В Интернете появились неодобрительные отзывы: «Раз­несло ее непростительно. Лицо широченное, щеки, как у хомя­ка… Очень уважаю ее как фигу­ристку, но неужели она не видит, как смотрится в кадре?» Словно в пику им Слуцкая отметила свой двадцать шестой день рождения довольно экстрава­гантным образом — снялась на первую страницу обложки муж­ского журнала «Пингвин». И вы­глядела на этих снимках просто великолепно! «Я ломаю стерео­типы. И мой организм позволяет это делать. Поэтому я иду впе­ред», — с вызовом сказала она журналисту, удивленному ее смелостью.

А в 2006 году Ирина Слуцкая в седьмой раз выиграла чемпи­онат Европы, побив тем самым рекорд легендарной немки Катарины Витт. Правда, золото на Олимпиаде в Турине, увы, «взять» не смогла. После корот­кой программы она была вто­рой, но во время произвольной упала после исполнения трой­ного ритбергера. В итоге оказа­лась третьей. Впрочем, даже бронзовая медаль далась Ирине очень тяжело.

— К сожалению, моя форма зависит от многих факторов, на которые я не могу особо повли­ять. Физические нагрузки, стресс и холод не дают изба­виться от этого до сих пор… Из-за гормональных препаратов мое эмоциональное состояние неустойчиво, я быстро устаю и не контролирую себя: могу сме­яться, а через десять минут пла­кать. Иногда ноги вообще не держат… — призналась она вско­ре после Олимпиады.

Людям в моем положении предписан постельный режим, противопоказаны нагрузки, холод, — продолжала Ирина. — Конечно, я нахожусь под постоянным контролем медиков. Сдаю анализы, регулярно показыва­юсь своему врачу. Другое дело,что я стараюсь вести привычный образ жизни. Это ведь тоже ле­чит — оптимизм и сила воли.

Мы не выбираем себе болез­ни, скорее, это они выбирают нас. Когда мне становилось сов­сем плохо, я думала о том, что могу служить хорошим приме­ром людям, которые оказались в подобной ситуации. И, возмож­но, отчаялись, уже не верят в вы­здоровление. Мне хотелось по­казать им: верьте, боритесь! Я поднялась, поднимитесь и вы…

В мае 2006 года Ирина про­должала принимать гормональ­ные препараты, прописанные врачами. Ее самочувствие зави­село от уровня физических на­грузок. Чем больше нагрузки тем выше дозы лекарств, сни­жать которые потом приходи­лось очень медленно, постепен­но. Она готовилась к чемпионату мира-2006 в Калгари, от которо­го позже все-таки отказалась. Свое решение она объяснила «отсутствием мотивации». В од­ном из интервью Ирина выска­зала предположение, что окон­чательно вылечиться сможет, видимо, только после заверше­ния спортивной карьеры…

— Да, я по-прежнему трениру­юсь, но процесс тренировок здо­рово изменился, — говорила она. — Теперь надо мной не стоит тренер. Допустим, я не выспалась. Приезжаю на каток — и нет необ­ходимости выполнять сложные элементы, могу просто постоять у бортика или вообще уехать до­мой. Но полностью расслаблять­ся нельзя, а то затянет. Как и раньше, я владею всеми прыж­ками. И если почувствую, что снова хочу быть в сборной, то вернусь обязательно и буду па­хать с утра до вечера.

В 2006 году Ирина окончила курсы телеведущих в Останкино и с осени стала ведущей самых рейтинговых развлекательных проектов в истории российского телевидения — «Звезды на льду» и «Ледниковый период». А вско­ре заявила об уходе из спорта.

— Нет, комментатором я не буду, нацеливаюсь на чтение спортивных новостей. И еще очень хочу поступить в будущем году на актерский факультет, на­верное, в ГИТИС: там вроде есть индивидуальное обучение. Было у меня даже предложение в кино сниматься, саму себя в небольшой роли сыграть, но я же все проболела. Не знаю, как жизнь сложится…

А жизнь сложилась — лучше не бывает. По итогам минувше­го года, согласно опросу ВЦИОМ, Ирина Слуцкая вошла в десятку лучших спортсменов страны — и это несмотря на то, что она была в декрете! Напо­мним, что в ноябре у нее родил­ся первенец, которого назвали Артемом. Хотя малыш появился несколько преждевременно (роды ожидались в декабре) и немного недобрал в весе, чув­ствует он себя нормально.

А молодая мама уже спустя полторы недели после родов вела шоу «Ледниковый период», а еще через месяц и вовсе вста­ла на коньки. Мало того, когда малышу исполнилось полтора месяца, Ирина собралась в многонедельный тур по стране!

И наконец, самое главное: прославленная спортсменка во всеуслышание пообещала вы­ступить на Олимпиаде-2014 в Сочи! ■

Источник: health777.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.