Как попасть в склиф


Здание НИИ им. Склифосовского. © Антон Белицкий/Ridus.ru

Здание НИИ им. Склифосовского. © Антон Белицкий/Ridus.ru

Сейчас принято ругать медицину, но ничего плохого про Склиф я сказать не мог: сделали операцию, не жалели лекарств, выписали почти новеньким, не намекая при этом ни на какие благодарности. В общем оставил во мне Склиф воспоминания самые теплые: такой и должна быть самая известная московская больница, — думал я – честной и благородной.

Вход в травматологическое отделение НИИ им. Склифосовского

Вход в травмотологическое отделение НИИ им. Склифосовского.

На днях я оказался недалеко от Большой Сухаревской площади и решил навестить 2-ую травму. Поднялся на восьмой этаж и… и наткнулся на запертые двери. Оказалось, что одно из лучших в городе травматологических отделений закрыли. Пустой коридор и неприветливая темнота – все, что осталось от некогда суетливой больничной жизни и от того места, где спасали людей.
шил спуститься этажом ниже, в 1-ое отделение травматологии,  и сразу встретил знакомых врачей. Их перевели работать туда, а больных раскидали по всему институту. Это по бумагам называется «реорганизация», и произошла она очень своевременно: в середине зимы, в самый травмоопасный период. Помню, когда я лежал в Склифе, оба отделения были переполнены: постоянно кому-то приходилось лежать в коридоре и ждать, пока освободится место в палате, но в помощи не отказывали даже бомжам. Но тогда в институте было 120 коек, теперь осталось 60… То есть Москва растет,  растет количество травм, а больничные места сокращаются, и это делает ситуацию не просто сложной, а катастрофической.

Травматологическое отделение НИИ им. Склифосовского

НИИ им. Склифосовского.

Говорят, что в институт скорой помощи «Скорая помощь» стала значительно реже привозить больных: то ли травм в Москве стало меньше (что маловероятно), то ли скорая по каким-то причинам просто отказывается это делать. Вот и приходится попавшим в беду страдать в маленьких районных больницах, где нет ни лекарств, ни оборудования, ни квалифицированных специалистов, в то время как склифовские врачи с учеными степенями и многолетней операционной практикой вообще могут остаться без работы в процессе этой самой реорганизации. Склиф переполнен, «Скорая» отвозить туда отказывается, а целый этаж стоит пустой. Там собираются открывать другое отделение. А травматология… Как-нибудь столица проживет и без нее. Видимо, переломы у москвичей должны срастаться сами собой.


Травматологическое отделение НИИ им. Склифосовского

Травмотологическое отделение НИИ им. Склифосовского.

Надежный способ, которым сейчас можно попасть в Склиф – это приехать в приемное отделение самостоятельно. В Москве не так много больниц, которые принимают пациентов, обратившихся за помощью таким образом. Но и этот канал, по слухам, могут в скором времени закрыть, ведь свободных мест в НИИ нет. Институт скорой помощи – достояние города, больница с богатой историей и многолетиями складывающимися традициями и устоями. Именно здесь спасают людей с тяжелыми повреждениями рук и ног после терактор и катастроф, и изменения в структуре НИИ может привести к тому, что нарушится вцелом вся система оказания экстренной помощи.

Травматологическое отделение НИИ им. Склифосовского

Травмотологическое отделение НИИ им. Склифосовского.

Травматологическое отделение НИИ им. Склифосовского

Травмотологическое отделение НИИ им. Склифосовского.

Травматологическое отделение НИИ им. Склифосовского


Травмотологическое отделение НИИ им. Склифосовского.

Источник: www.ridus.ru

Больница скорой помощи имени Склифосовского (в народе Склиф), а по правильному — Московский городской научно-исследовательский институт скорой помощи имени Н. В. Склифосовского расположен вблизи станций метро Проспект Мира и Сухаревская.

В главный корпус, куда привозят людей на скорой, проще и быстрее дойти от станции метро Проспект Мира. Это станция Кольцевой линии московской подземки.

Выход — один, в другой части зала станции — переход на Калужско-Рижскую линию метро. После эскалатора и стеклянных дверей, уже на улице необходимо повернуть налево и идти до пересечения с Грохольским переулком. Кстати, здесь есть места для парковки машин инвалидов, и мест много. Дойдя до Грохольского переулка, нужно перейти на его противоположную сторону и опять повернуть налево.
Идти минуты 3. По пути будет Префектура местного округа. Как только увидите синий контейнер (он большой), входите на территорию, и там, где стоят кареты скорой помощи, находится вход.

Как попасть в склиф
Как попасть в склиф
Как попасть в склиф
Как попасть в склиф

При входе — справочная. Там же вам дадут информацию о человеке, который поступил в больницу. Здесь же реанимация, отделение экстренной помощи (это для людей, которым помощь оказывается немедленно).


Точный адрес больницы — Грохольский пер., дом 12.

В реанимацию родственников пускают, но не в первый день, и, конечно, в зависимости от состояния пациента. Бахилы — при входе, в реанимации вам предложат надеть халат. В реанимацию пускают после 17:00.
Информацию о больном, находящемся в реанимации, можно получить после 12:00, когда заканчивается обход врачей.

В отделениях свой порядок, но как правило, посещение — до 14:00, потом перерыв, и потом разрешено посещать больных после 16:00.

При входе в главный корпус висит телефонный аппарат, с помощью которого можно позвонить в любое отделение.

Также можно добираться и от станции метро Сухаревская, идти тоже недолго. На Садовом кольце, где есть вход на территорию больницы, имеется одна калитка, которая никак не подписана. Вот туда и надо входить. Люди путаются, но у входа в калитку часто курит персонал в белых халатах. До главного корпуса идти от Сухаревской достаточно далеко.
На фото (ниже) буклета видно, где находится калитка.

Сайт НИИ Склифосовского — sklifos ru

Справочные телефоны — 8 (495) 680 4154, 8 (495) 680 9360
Справочная работает с 9:00 до 18:00.

Как доехать до больницы № 67 — http://www.moscow-faq.ru/q/tra…


Чтобы попасть на лечение в Склиф, можно самостоятельно придти в приёмное отделение, также можно попасть в больницу по направлению своей поликлиники, или же воспользоваться платными услугами.

Источник: www.moscow-faq.ru

Эта современная медицинская технология помогает в разы увеличить эффективность проводимых хирургических вмешательств. Без крови и без боли — и надежда для тысяч пациентов, которые теперь смогут радикально поправить здоровье.

Пациент полностью готов к операции. Она пройдет без наркоза и без единой капли крови. Для Игоря это единственный шанс удалить опухоль головного мозга, из-за которой он буквально слепнет. Обычный скальпель в такой ситуации не поможет. Опухоль находится слишком глубоко — не добраться. Раньше таких больных облучали как минимум полтора месяца.

«Это мучительно для больного. Нарушается когнитивная функция, то есть мы человеку сохраняем жизнь, но качество этой жизни весьма низкое. А гамма-нож эту процедуру позволяет однократно или двукратно. Соответственно, добиваться того же эффекта или даже лучше», — говорит заведующий отделением центр радиохирургии НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского Алексей Токарев.

Перед началом лечения на голове пациента жестко фиксируют похожее на шлем устройство, с помощью которого медики определяют точное место, где сойдутся в одно точке 192 луча. При этом здоровые ткани не повреждаются, погибают только злокачественные клетки. На самом деле гамма-нож — это совсем не нож. Это — сложная медицинская установка. В этом аппарате находятся радиоактивные источники, они вырабатывают лучи, которые воздействуют только на опухоль головного мозга.


Для пациента процедура безболезненная, длится она около часа и не требует дальнейшей реабилитации. Человек может в тот же день вернуться к обычной жизни. У дверей операционной Игоря уже ждала жена.

Проведенная сегодня операция стала первой бесплатной. Эта процедура дорогостоящая, и многие больные попросту не могли ее себе позволить. Но теперь в институте Склифосовского появилась возможность выполнить такие операции москвичам за счет регионального бюджета.

«Нам уже выделили определенное количество квот, с помощью которого будет финансироваться вся работа в этом сложном отделении», — сказал директор НИИ скорой помощи имени Склифосовского Анзор Хубутия.

Уникальная технология дарит надежду тысячам пациентов, ведь раньше подобные случаи не редко признавались неоперабельными. Теперь у медиков есть шанс избавить человека от тяжелой болезни.

«Здесь можно достичь радикальности лечения в тех случаях, когда хирург не может подойти открытым доступом к очагу поражения. Данный метод позволяет радикально справиться с ситуацией», — говорит руководитель отделения нейрохирургии НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского. Владимир Крылов.

Впрочем, до конца проблему это не решает. Обеспечить потребности всех пациентов институт Склифосовского не в состоянии. Ежегодно в России около 60 тысяч человек нуждаются в подобной операции. Медики говорят, для того чтобы помочь всем больным, в стране должно работать не менее 40 таких установок, пока их только 4.


Источник: www.1tv.ru

Здравствуйте! пройдя через отделение гинекологии в СКЛИФе хочется поделиться впечатлениями. Я попала туда поздно вечером по направлению из женской консультации с подозрением на апоплексию яичника (в середине цикла открылось кровотечение). В регистратуре меня встретили со словами «ну что на ночь глядя, не могли завтра утром прийти». Это был риторический вопрос, комментировать который не требовалось. Затем меня отправили на осмотр к гинекологу в приёмный покой и на узи. Диагноз апоплексия не подтвердился, зато возникло подозрение на внематочную беременность. Определили в отделение гинекологии (13 этаж) быстро, палата на 2х. В палатах огромные панорамные окна, из которых дует (ночью было +8, хотя это был август). Одеяло очень тонкое, к нему еще маленькая простынь, в первую же ночь меня продуло и оставшиеся дни я провела с болью в горле. (рекомендую сразу брать одеяло из дома) Что касается лечения: Утром взяли на анализ кровь на ХГЧ (гормон, который опровергнет или подтвердит внематочную). Вопрос срочный, тк требует немедленного оперативного вмешательства, но анализ готовится лишь на след.день. Т.е. следующие сутки надо просто ждать, глядя на продолжающееся кровотечение. 10 утра, осмотр врача. Лечащий врач и заведующая в одном лице — Майорова Ольга Валерьевна.
мотрела, сказала, что скорее всего внематочная, но надо ждать результаты анализов. А пока — рекомендация держать лёд на животе. Когда внематочная не подтвердилась, она озвучила диагноз «обострение ХРОНИЧЕСКОГО воспаления». Почему хронического, если у меня его никогда ранее не было? Почему воспаление, если общий анализ крови в норме? На эти вопросы я не получила внятные ответы, кроме «ну так бывает, это нормально». Мне (как многим другим) прописали уколы антибиотиков 2 раза в день (цефтриаксон) 10 дней + нахождение все эти 10 дней в больнице. Больше ни анализов, ни осмотров не было ВООБЩЕ. Я спросила что могло спровоцировать воспаление. Возможно инфекции, но сдать анализы на инфекции мне не дали, «когда выпишитесь, тогда и сдадите». На информацию о том, что у меня несколько дней болит грудь, Майорова сказала «когда выпишешься — сделаешь УЗИ». Находясь в больнице 24 часа в сутки мне не позволили сдать ни анализы, ни узи. Повторный анализ на ХГЧ также не стали брать, хотя все врачи в один голос говорят, что надо смотреть динамику. Через 2 дня пошла менструация и Майорова подтвердила, что это нормально, когда на фоне лечения мен-ция начинается раньше. сказала положить лёд на живот до утра. Зачем?? если это естественный процесс, зачем замораживать его. Я не стала этого делать. На пятый день пребывания в клинике не покидало ощущение, что диагноз поставлен некорректно, обследование недостаточное, лечение какое-то формальное.
ьга Валерьевна уходит от ответов и всем видом даёт понять, насколько она не заинтересована в нашем выздоровлении. Я приняла решение уходить из больницы и начинать нормальное обследование и адекватное ЛЕЧЕНИЕ. В склифе просто теряла время. На моё желание уйти, Ольга Валерьевна ответила «без проблем, подписывай отказ», это было утром. Я попросила остаться в больнице до 6 вечера, чтобы сделать вечерний укол, а потом уже уйти. Она сказала ок. Но через минуту, как только я подписала отказ, ОВ забрала его и сказала идти собирать вещи, никакие уколы мне уже не поставят, я никто, человек с улицы. Это меня удивило больше всего). Ведь она какой-никакой врач, действия и решения которого должны сопутствовать выздоравлению больного. Но вместо этого меня «проучили» за отказ от дальнейшего нахождения в больнице, от которого, кстати, я бы ни за что не отказалась, если бы меня лечили и нормально объясняли, что со мной происходит. Я попросила оставить открытый больничный, тк мне требуется время для обследования и лечения у другого врача, постельный режим и тд,(учитывая моё состояние, врачу это очевидно) но больничный был закрыт этим же днём. Девушка передо мной получила больничный открытый. В выписке написано, что лечение привело к положительным результатам, что не явл. правдой. Там даже написано, что температура у меня 36,6, хотя за все 5 дней мне ее НИ РАЗУ не измерили. Когда я оказалась дома и померила температуру, она была 37,5. На следующий день я пошла к гинекологу по рекомендации знакомых.
лею, что не сделала этого раньше. Сейчас мы ищем ПРИЧИНУ сбоя (это не воспаление) и будем проводить необходимое лечение, а не слепо заглушать всё антибиотиками. Если резюмировать в общих чертах: Медсестры разные были: и грубые, и умнички. Еда вроде нормальная, видела, но не пробовала. Палаты хорошие, чистые, только холодные. Гинекология в СКЛИФе — хорошая и современная с виду, но врачам (в частности моему лечащему врачу — Майоровой Ольге Валерьяне) настолько всё равно на результат!! что страшно отправиться туда снова.

Источник: www.Yell.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.