Оглушенное состояние сознания


Оглушение. Оно выражается в резком повышении порога для всех внешних раздражений, в затруднении и замедлении образования ассоциаций. При оглушении говорят о замедлении психической деятельности, об опустошении сознания. При нем затруднены восприятие и переработка впечатлений; явления внешнего мира не привлекают внимания, не замечаются. Ориентировка в окружающем неполная или отсутствует. Вопросы воспринимаются не сразу, больной понимает их смысл с большим усилием. Ответы произносятся с трудом, бывают неточными, неполными, иногда непоследовательными. Сложное содержание вопроса не осмысливается. Нередко бывает персеверация (застревание) мышления. Представления скудны и бледны. Сон без сновидений. Способность к запоминанию и воспроизведению крайне ослаблена. Растерянность, галлюцинации, бред отсутствуют. Все движения замедлены, мимика бедная, больной молчалив, часто безучастен; иногда имеет место эйфория. Взгляд и выражение лица безразличные, тупые. Больной легко впадает в дремоту, нередко он постоянно сонлив. Воспоминаний о периоде оглушения обычно не сохраняется. При ухудшении состояния оглушение переходит в сопор и кому.


Легкое оглушение носит название обнубиляции сознания. Для него характерны колебания ясности сознания: легкие затемнения, помрачения сменяются прояснением сознания.

Оглушение подчас очень трудно отличимо от психоорганического синдрома. Оглушение — функциональное, энергетическое расстройство [Walther-Biiel H., 1951]. В соответствии с этим, в отличие от психоорганического синдрома, при оглушении под влиянием внешних побуждений возможна мобилизация психической деятельности со значительным сглаживанием всех обнаруживаемых расстройств.

При обследовании таких больных они быстро устают, сонливы. В отличие от психоорганического синдрома при оглушении нет аффективной лабильности, напротив, преобладает апатия. Конфабуляции также не возникают. Затруднено вспоминание не только недавних событий, но и всего прошлого. Память при оглушении, как и все другие психические процессы, явно улучшается при активной мобилизации психической деятельности. Оглушение, при ухудшении состояния больного, переходит в кому, а психоорганический синдром — в слабоумие.

Оглушение встречается при интоксикациях (угарный газ, алкоголь и т.д.), расстройствах обмена веществ (уремия, диабет, печеночная недостаточность), черепно-мозговых травмах, опухолях мозга, сосудистых и других органических заболеваниях головного мозга.


ЗАДАЧА.

Больной П., 36 лет. Вял, медлителен. Предоставленный самому себе, ничем не занимается, не интересуется, лежит в постели, не обращая внимания ни на больных, ни на работников отделения больницы. Взгляд потухший, лицо невыразительное, малоподвижное. Самостоятельно не умывается, не идет в столовую, но при настойчивых напоминаниях персонала отделения выполняет все это, не оказывает активного сопротивления. На вопросы врача отвечает с большой задержкой, односложно, с трудом понимает смысл задавае­мых вопросов. Вот отрывок из записи разговора с больным.

Врач: скажите, как Вас зовут?

Больной молчит. После трехкратного повторения вопроса тихим голосом отвечает: Павел.

Врач: (слегка трясет больного за плечо) голова у Вас болит?

Больной: (после паузы)…голова …Нет, не болит….

Врач: давно Вы находитесь в больнице?

Больной не отвечает даже после неоднократного повторения вопроса.

Врач: Вы хотите пойти домой?

Больной: хочу…

Спустя три недели после поступления больного в стационар состояние его значительно улучшилось, он стал живым, общительным, охотно беседовал с врачом. О предыдущем периоде болезни у него остались смутные воспоминания.


Что это такое?

ОБРАЗЕЦ ПРАВИЛЬНОГО ОТВЕТА

У больного имеется помрачение сознания в форме оглушения. Характерно то, что слабые раздражители (вопросы, задаваемые тихим голосом, не относящиеся непосредственно к больному события в отделении и пр.) не доходят до его сознания. Получить у него адекватную реакцию можно лишь, применив более сильный раздражитель: нужно повторить несколько раз вопрос громким голосом, потрясти за плечо. Внешний вид больного также соответствует оглушению сознания — он пассивен, выражение лица тупое, малоосмысленное, мимика бедная. Амнезия острого периода болезни, обнаружившаяся у больного после улучшения его состояния, подтверждает факт помрачения сознания.

Источник: StudFiles.net

Характеристика состояния

Оглушенность относится к количественным синдромам нарушения сознания. Подобные состояния развиваются в результате резкого изменения метаболизма в голове, характеризуются нарушением цикла бодрствования и сна. Состояние оглушения всегда приводит к уменьшению двигательной активности, вплоть до абсолютного торможения и выключения сознания.

Оглушение – это замедление всех психических процессов и нарушение словесного и зрительного контакта с внешним миром.

Обычно легкая и средняя степень оглушения являются временными состояниями, возникающими вследствие определенных заболеваний. Ощущение оглушенности может чувствовать и здоровый человек: к этому приводит, например, регулярное недосыпание. В данной ситуации больному необходимо отоспаться и наладить режим труда и отдыха.

К причинам оглушенности также относятся:


  • черепно-мозговые травмы;
  • интоксикация вследствие приема лекарственных препаратов;
  • инсульт;
  • кислородное голодание мозга;
  • отравление вследствие передозировки снотворным;
  • Удар электротокомосложнение сахарного диабета;
  • тяжелые бактериальные и вирусные инфекции: менингит, вирусный гепатит, энцефалит;
  • тепловой или солнечный удар;
  • обезвоживание и нехватка электролитов;
  • опухоли или метастазы в голове;
  • удар электротоком;
  • алкогольное отравление;
  • передозировка наркотическими веществами;
  • приступ судорог или эпилепсии;
  • сильная аллергия.

Оглушенность — чаще всего симптом заболевания, его часто путают с другим нарушением сознания – делирием. Клиническая картина при обоих синдромах похожая, однако при делирии возникают яркие бредовые галлюцинации, которые не присущи состоянию оглушения.

При прогрессирующей оглушенности крайне важно установить причину синдрома.

Для этого проводится комплексная диагностика:

  • визуальный осмотр больного: измерение давления, температуры, пульса, анализ движения зрачков;

  • кардиограмма для анализа сердечного ритма;
  • рентгенография грудной клетки;
  • анализ крови, мочи;
  • определение биохимических показателей функции печени;
  • рентген черепа при подозрении на травму головы;
  • электроэнцефалография для определения уровня психической активности;
  • токсикологический анализ на предмет интоксикации;
  • УЗИ сосудов в голове, питающих головной мозг.

Наиболее информативный ответ дают компьютерная томография или МРТ. Независимо от стадии оглушенности, пациента необходимо госпитализировать в неврологическое отделение.

к оглавлению ↑

Виды патологии

Симптоматическое расстройство сознания классифицируют по степени тяжести. Рассмотрим их отличия:

  • Наиболее легкая стадия оглушения — обнубиляция, или умеренное оглушение. Состояние характеризуется легкой заторможенностью больного, сниженной двигательной активностью, плохим восприятием реальности. При легкой стадии оглушения человек сохраняет способность изъясняться, однако долго подбирает слова. Такое состояние еще называют «колеблющимся сознанием». Для обнубиляции характерны такие симптомы:

    • Дезориентация в пространствеотсутствие способности мыслить логически;

    • отчуждение и отрешенность от происходящих вокруг событий;
    • взгляд, направленный в одну точку;
    • дезориентация в пространстве и времени;
    • временные приступы хорошего настроения и ясного сознания. Лицо человека с оглушением в легкой форме не выражает эмоций, кожа бледная, выражение лица сонное. Часто пациенты не могут вспомнить произошедшие с ними события, не узнают друзей и родственников. Время от времени больные приходят в чувство, точно отвечают на поставленные вопросы, но в остальное время находятся в прострации.
  • Средняя стадия оглушенности — сопор или ступор. Такое оглушение часто наблюдается при инсульте. В зависимости от тяжести повреждений сосудов в голове наблюдаются признаки сопора:

    • ощущение глубокого сна. Больной находится в полусне, реагирует лишь на сильные внешние раздражители: укол, удар, щипание. Реакция на шум и громкие голоса: открытие глаз и взгляд, направленный в одну точку. Боль может вызвать кратковременную ответную реакцию: ругательства, попытку избежать источника боли;
    • судорожные припадки;
    • функция дыхания и глотания не нарушены, но реакция зрачков на свет снижается. При инсульте оглушение приводит к напряжению мышц шеи. Больные могут выходить из состояния ступора на непродолжительное время, затем они снова погружаются в полубессознательное состояние, а моментов пробуждения не запоминают.

  • КомаКрайняя стадия оглушенности, или глубокое оглушение — кома. Состояние больного перед комой называется прекома. Человек становится вялым, апатичным, появляется звон или шум в ушах. Постепенно нарушается координация движений, возбуждение сменяется безразличием. Прекома длиться от нескольких минут до 2 часов. Затем наступает кома:

    • при первой стадии глаза больного закрыты, он может глотать воду и жидкую пищу, мышцы реагируют на боль, реакция зрачков на свет сохранена;
    • на второй стадии наступает беспамятство, контакт с больным невозможен. Возможны хаотичные мышечные движения, судороги, непроизвольное опорожнение мочевого пузыря или кишечника. Зрачки сужены, реакции на свет зачастую отсутствует;
    • на третьей стадии комы снижается температура тела и давление, нарушается дыхание. Организм не реагирует на внешние раздражители: свет и звук. Если состояние пациента нормализуется, выход из комы происходит по тем же стадиям в обратном порядке: кома, сопор, обнубиляция.

к оглавлению ↑

Опасность синдрома

Любые повреждения в голове, ведущие даже к легкой стадии оглушения, — угроза жизни. Небольшие изменения участков головного мозга при прогрессировании приводят к отмиранию нервных клеток и летальному исходу.

Согласно статистике, причиной легкой степени оглушения чаще всего становится отравление наркотиками или алкоголем.


Сопор наблюдается после кровоизлияния в мозг, при воспалительных процессах и черепно-мозговых травмах. Состояние ступора может длиться несколько месяцев, предугадать выйдет ли человек из него без осложнений, не представляется возможным.

Чтобы разработать адекватное лечение пациентам, находящимся в коме, швейцарские нейротравматологи изобрели шкалу, определяющую уровень сознания. Анализ проводится по трем ключевым симптомам:

  • открывание глаз;
  • качество речи;
  • двигательная активность.

Каждый признак оценивается по шкале от 1 до 5, затем баллы суммируются:

  1. Наивысшая оценка 15 баллов: ясное сознание.
  2. При 13 устанавливается диагноз «оглушение».
  3. До 9 баллов состояние воспринимается как сопор.
  4. Ниже 8 баллов – идет коматозное состояние.

Российские неврологи определяют уровень сознания по системе Коновалова:

  • ясное сознание;
  • оглушение;
  • сопор;
  • 3 стадии комы.

Существует также понятие «синдром запертого человека». Паралич охватывает всю мышечную систему, за исключением глаз. При абсолютной неподвижности человек способен лишь моргать и двигать глазами.

Независимо от степени нарушений человеку с признаками оглушенности необходимо предоставить первую помощь:

  • Первая помощь при оглушенностиорганизовать подачу воздуха: открыть окна или вывести больного на открытое пространство;
  • расстегнуть пуговицы, ослабить узлы, расстегнуть ремни;
  • постараться заставить больного отвечать на вопросы, не позволять отключаться полностью;
  • вызвать скорую помощь.

При легкой форме оглушения пациенту дают препараты, нормализующие обменные процессы, наиболее известный представитель этой группы – Пирацетам. Лечение сопора и комы происходит в отделении интенсивной терапии и включает комплекс реанимационных процедур.

Ясность сознания является определяющим фактором психического и физического здоровья человека. Оглушение — опасный симптом, который может привести к параличу, частичной или полной утрате зрения, слуха, а также к смерти человека. Периодически возникающая обнубиляция (шум в ухе, головокружение, заторможенность), может быть тревожным симптомом серьезного заболевания, поэтому при обнаружении подозрительных признаков необходимо обратится к невропатологу.

Источник: oinsulte.ru

ОГЛУШЕНИЕ (син. оглушенность) — форма помрачения сознания, проявляющаяся снижением сознания и его опустошением. О. встречается при разных заболеваниях, вызывающих расстройства деятельности ц. н. с.

Основными признаками О. являются затруднение воприятия внешних воздействий вследствие повышения порога возбудимости анализаторов, сужение осмысления окружающего мира из-за замедления мышления и ослабления анализа и синтеза, пассивность и малоподвижность мышления вследствие понижения волевой активности, ослабление запоминания (фиксации) текущих событий с последующей амнезией (см.). В отличие от других состояний помрачения сознания (сумеречного, делириозного) при О. отсутствуют продуктивные психопатологические симптомы, напр. галлюцинации, бред.


По глубине нарушения ясности сознания различают следующие степени О.: обнубиляцию, сомнолентность, сопор и кому. Во многих случаях О. границы между ними неотчетливы.

Обнубиляция (лат. obnubilatio затуманивание, помрачение) — «облачность сознания» — наиболее легкая степень О. Ясное сознание больного периодически нарушается кратковременным, в течение нескольких секунд, минут, состоянием легкого О.: восприятие и осмысление окружающих объектов становится туманным и отрывочным, активность мышления и моторики понижается, способность к словесному контакту уменьшается. Более сильные внешние раздражители вызывают временное прояснение сознания.

Сомнолентность (лат. somnolentia сонливость), патол, сонливость — более глубокое и продолжительное О. Восприятие внешних раздражителей заметно затруднено: тихий разговор, слабо освещенные объекты больной не воспринимает и на них не реагирует; воспринимаются только интенсивные раздражители (громкий разговор, яркий свет, боль), но реакция на них замедленная и быстро истощается. Словесные и образные ассоциации случайные, часто отрывочные (инкогерентные), их мало и протекают они медленно. Осмысление окружающих объектов и событий поверхностное, сопоставление их с прошлым жизненным опытом ограниченно, что приводит к нарушению узнавания окружающего и расстройству ориентировки в месте, во времени, в ситуации. На простые вопросы и приказы открыть рот, поднять правую руку больной реагирует; при этом его речь вялая, немногословная, движения медленные, быстро наступает утомление; на более сложные вопросы и указания реагирует неадекватно или вообще не реагирует. Сам больной не начинает разговора, интереса к окружающему не проявляет, большую часть времени пассивно лежит с закрытыми глазами, в полусне; лицо расслаблено, движения вялые. Нек-рые исследователи по уровню словесного контакта с больным условно выделяют легкую, среднюю и тяжелую степень сомнолентности.

Сопор (лат. sopor беспамятство, бесчувственность) — патол, спячка, глубокое оглушение. Больной лежит неподвижно, глаза закрыты, лицо амимично, словесный контакт невозможен. Сильные раздражители (яркий свет, сильный звук, болевые раздражения) вызывают недифференцированные, стереотипные защитные моторные, иногда неартикулированные голосовые реакции.

Кома (греч, кота глубокий сон), коматозное состояние — выключение сознания (см. Кома). У больного в таком состоянии отсутствуют реакции даже на самые сильные раздражители. В начальных стадиях возможны нек-рые безусловно-рефлекторные реакции (зрачковый, корнеальный рефлексы, рефлексы со слизистых оболочек), к-рые в дальнейшем исчезают.

Выделяются также особые формы глубокого оглушения в виде апаллического синдрома, или акинетического мутизма (см. Апаллический синдром).

Этиология и патогенез до конца не изучены. О. могут вызвать различные факторы: экзогенная (алкоголь, угарный газ и т. д.) и эндогенная (напр., уремия) интоксикация, черепно-мозговые травмы, внутричерепные опухоли, воспалительные процессы и нарушения кровоснабжения головного мозга и др.

О. наступает при понижении возбудимости нервных клеток коры головного мозга, когда затормаживается деятельность сначала второй, а затем первой сигнальной системы. Диффузное снижение корковой активности возникает вследствие либо непосредственно повреждения кортикальных структур, либо, как считает X. Мегун, нарушения стимуляции коры со стороны ретикулярной формации.

Лечение направлено на основное заболевание, обусловившее нарушение деятельности головного мозга. Вспомогательное терапевтическое действие оказывают психостимуляторы, напр, амфетамин, а также препараты метаболического действия, напр, ноотропные средства (см.), глутаминовая к-та.

Прогноз зависит от характера заболевания, в течение к-рого наблюдается О. Появление оглушения свидетельствует о тяжести основного заболевания. Смена различных форм помрачения сознания (делирий, аменция) оглушением свидетельствует о неблагоприятном прогнозе.

Профилактика состоит в предупреждении тяжелых повреждений головного мозга.

См. также Сознание, расстройства.

Библиография: Дельгадо X. М. Р. Мозг и сознание, пер. с англ., М., 1971; Меграбян А. А. Личность и сознание, М., 1978, библиогр.; Мэгун Г. Бодрствующий мозг, пер. с англ., М., 1965; Саарма Ю. М. и Мехилане Л. С. Психиатрическая синдромология, Тарту, 1977; С н e ж н e в с к и й А. В. Общая психопатология, Валдай, 1970; Jaspers К. General psychopathology, Chicago, 1964; Lexikon der Psychiatrie, hrsg. v. C. Muller, B., 1973.

Источник: xn--90aw5c.xn--c1avg

Нарушения сознания относятся к наименее разработанным вопросам. Несмотря на то что во всех учебниках психиатрии описаны разнообразные формы нарушения сознания, определение этого понятия наталкивается на трудности. Происходит это потому, что понятие сознания в психиатрии не опирается на философскую и психологическую трактовку.

Сознание может рассматриваться в разных аспектах. В философии оно имеет широкое значение, употребляясь в плане противопоставления идеального материальному (как вторичное первичному), с точки зрения происхождения (свойство высокоорганизованной материи), с точки зрения отражения (как отражающее объективный мир).

В более узком значении сознание — это человеческое отражение бытия, отражение в социально выработанных формах идеального. Возникновение человеческого сознания марксизм связывает с возникновением труда в процессе превращения обезьяны в человека. Воздействие на природу в ходе коллективной трудовой деятельности породило осознание свойств и закономерных связей явлений, которое закреплялось в языке, формирующемся в процессе общения. В труде и реальном общении возникло самосознание — осознание собственного отношения к окружающей природной и социальной среде, понимание своего места в системе общественных отношений. Специфика человеческого отражения бытия состоит в том, что «сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его» [1, 29, 194].

При решении проблемы сознания в психологии советские ученые исходят из положений марксистско-ленинской философии. Сознание рассматривается как высшая, связанная с речью функция мозга, отражающая в обобщенном виде реальную действительность и целенаправленно регулирующая деятельность человека.

Большое внимание проблеме сознания в психологии уделял С. Л. Рубинштейн [159; 160]. Говоря, что сознание — это процесс осознания субъектом объективного бытия реальности, он делал акцент на том, что сознание есть знание того, как объект противостоит познающему субъекту. Проблеме связи сознания с деятельностью уделяется внимание и в трудах А. Н. Леонтьева. Он прямо указывает, что сознание можно понять «как субъективный продукт, как преобразованную форму проявления тех общественных по своей природе отношений, которые осуществляются деятельностью человека в предметном мире… В продукте запечатлевается не образ, а именно деятельность — то предметное содержание, которое она объективно несет в себе» [113, 130].

Сознание включает в себя не только знание об окружающем мире, но и знание о себе — о своих индивидуальных и личностных свойствах (последнее предполагает осознание себя в системе общественных отношений). В отличие от традиционного употребления понятия «самосознание» А. Н. Леонтьев предлагает применять этот термин в смысле осознания своих личностных качеств. Он говорит, что самосознание, сознание своего «Я», есть осознание в системе общественных отношений и не представляет собой ничего другого.

Проблеме самосознания уделяется много исследований (С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев, Л. И. Божович и др.), анализу его методологического аспекта (И. И. Чеснокова, Е. В. Шорохова), связи самосознания с познанием других людей (А. А. Бодалев, И. С. Кон, В. В. Столин и др.). Чрезвычайно много исследований уделено проблеме самосознания, «образу-Я» в трудах зарубежных авторов- неофрейдистов, представителей гуманистической психологии (К. Роджерс, А. Маслоу). Богата и литература по проблеме самосознания и бессознательного (Ф. В. Бассин, А. Е. Шерозия). Ряд работ посвящен проблеме саморегуляции и самосознания (И. Кон, Б. В. Зейгарник, Л. Фестингер). Выделяются, начиная с Джеймса, и частные проблемы как соотношения самосознания и физического образа-Я (И. И. Чеснокова, А. А. Бодалев, М. А. Карева и др.).

В данной книге нет возможности остановиться на всех аспектах сознания. Хотелось лишь напомнить, что 1) в психологии эта проблема разрабатывается с разных позиций и аспектов, как в теоретическом, так и феноменологическом плане: 2) что как бы различий ни были пути исследования сознания, все отечественные психологи исходят при решении даже его частных проблем из марксистско-ленинской философии положения о том, что сознание отражает объективный вне нас существующий мир, что оно обладает свойством не только отражать, но и творить его.

Понятие сознания в психиатрии не совпадает с его философским и психологическим содержанием. Оно является скорее «рабочим». Ведущий современный психиатр А. В. Снежневский говорит, что «если подходить к сознанию в философском смысле, то мы, естественно, должны сказать, что при всяком психическом заболевании высшая форма отражения мира в нашем мозге нарушается» [173, 99-100]. Поэтому клиницисты пользуются условным термином нарушения сознания, имея в виду особые формы его расстройства.

С данным положением соглашается и С. Л. Рубинштейн, говоря о целесообразности «разведения» психического нарушения и нарушения сознания, как обладающих специфическими признаками [160].

Понятие сознания, которое А. В. Снежневский определяет как «условное», базируется на взглядах немецкого психиатра К. Ясперса, рассматривающего сознание как фон, на котором происходит смена различных психических феноменов. Соответственно при душевных заболеваниях сознание может нарушаться независимо от других форм психической деятельности и наоборот. Так, в историях болезни можно встретить выражения, что у больного имеет место бред при ясном сознании, нарушено мышление на фоне ясного сознания и т. п. Метафорические признаки «ясности» и «помрачения» сознания, введенные К. Ясперсом [217], стали определяющими для характеристики сознания в учебниках психиатрии до настоящего времени. Вслед за К. Ясперсом в качестве критериев помраченного сознания берутся:

1. дезориентировка во времени, месте, ситуации;

2. отсутствие отчетливого восприятия окружающего:

3. разные степени бессвязности мышления;

4. затруднение воспоминаний происходящих событий и субъективных болезненных явлений.

Для определения состояния помраченного сознания решающее значение имеет установление совокупности всех вышеперечисленных признаков. Наличие одного или нескольких признаков не может свидетельствовать о помрачении сознания [55, 173].

В психиатрии различают разные формы нарушения сознания.[5]

Оглушенное состояние сознания. Одним из наиболее распространенных синдромов нарушения сознания является синдром оглушенности, который чаще всего встречается при острых нарушениях ЦНС, при инфекционных заболеваниях, отравлениях, черепно-мозговых травмах.

Оглушенное состояние сознания характеризуется резким повышением порога для всех внешних раздражителей, затруднением образования ассоциаций. Больные отвечают на вопросы как бы «спросонок», сложное содержание вопроса не осмысливается. Отмечается замедленность в движениях, молчаливость, безучастие к окружающему. Выражение лица у больных безразличное. Очень легко наступает дремота. Ориентировка в окружающем неполная или отсутствует. Состояние оглушения сознания длится от минут до нескольких часов.

Делириозное помрачение сознания. Это состояние резко отличается от оглушенного. Ориентировка в окружающем при нем тоже нарушена, однако она заключается не в ослаблении, а в наплывах ярких представлений, непрерывно возникающих обрывков воспоминаний. Возникает не просто дезориентировка, а ложная ориентировка во времени и пространстве.

На фоне делириозного состояния сознания возникают иногда преходящие, иногда более стойкие иллюзии и галлюцинации, бредовые идеи. В отличие от больных, находящихся в оглушенном состоянии сознания, больные в делирии говорливы. При нарастании делирия обманы чувств становятся сценоподобными: мимика напоминает зрителя, следящего за сценой. Выражение лица становится то тревожным, то радостным, мимика выражает то страх, то любопытство. Нередко в состоянии делирия больные становятся возбужденными. Как правило, ночью делириозное состояние усиливается. Делириозное состояние наблюдается в основном у больных с органическими поражениями головного мозга после травм, инфекций.

Онейроидное (сновидное) состояние сознания (впервые описанное Майер-Гроссом) характеризуется причудливой смесью отражения реального мира и обильно всплывающих в сознании ярких чувственных представлений фантастического характера. Больные «совершают» межпланетные путешествия, «оказываются среди жителей Марса». Нередко встречается фантастика с характером громадности: больные присутствуют «при гибели города», видят, «как рушатся здания», «проваливается метро», «раскалывается земной шар», «распадается и носится кусками в космическом пространстве» [173, 111].

Иногда у больного приостанавливается фантазирование, но затем незаметно для него в сознании вновь начинают возникать такого рода фантазии, в которых всплывает, по-новому формируясь, весь прежний опыт, все, что он читал, слышал, видел.

Одновременно больной может утверждать, что он находится в психиатрической клинике, что с ним разговаривает врач. Обнаруживается сосуществование реального и фантастического. К. Ясперс, описывая подобное состояние сознания, говорил о том, что отдельные события реальной ситуации заслоняются фантастическими фрагментами, что онейроидное сознание характеризуется глубоким расстройством самосознания. Больные оказываются не только дезориентированы, но у них отмечается фантастическая интерпретация окружающего.

Если при делирии происходит воспроизведение некоторых элементов, отдельных фрагментов реальных событий, то при онейроиде больные ничего не помнят из того, что происходило в реальной ситуации, они вспоминают иногда лишь содержание своих грез.

Сумеречное состояние сознания. Этот синдром характеризуется внезапным наступлением, непродолжительностью и столь же внезапным прекращением, вследствие чего его называют транзисторным, т. е. преходящим.

Приступ сумеречного состояния кончается критически, нередко. с последующим глубоким сном. Характерной чертой сумеречного состояния сознания является последующая амнезия. Воспоминания о периоде помрачения сознания полностью отсутствуют. Во время сумеречного состояния больные сохраняют возможность выполнения автоматических привычных действий. Например, если в поле зрения такого больного попадает нож, больной начинает совершать привычное с ним действие — резать, независимо от того, находится ли перед ним хлеб, бумага или человеческая рука. Нередко при сумеречном состоянии сознания имеют место бредовые идеи, галлюцинации. Под влиянием бреда и напряженного аффекта больные могут совершать опасные поступки.

Сумеречное состояние сознания, протекающее без бреда, галлюцинаций и изменения эмоций, носит название «амбулаторного автоматизма» (непроизвольное блуждание). Страдающие этим расстройством больные, выйдя из дому с определенной целью, вдруг неожиданно и непонятным для себя образом оказываются в другом конце города. Во время этого бессознательного путешествия они механически переходят улицы, едут в транспорте и производят впечатление погруженных в свои мысли людей.

Сумеречное состояние сознания длится иногда чрезвычайно короткое время и носит название absence (отсутствие — франц.).

Псевдодеменция. Разновидностью сумеречного состояния сознания является псевдодеменция. Она может возникнуть при тяжелых деструктивных изменениях в центральной нервной системе и при реактивных состояниях и характеризуется остро наступающими расстройствами суждения, интеллектуально-мнестическими расстройствами. Больные забывают название предметов, дезориентированы, с трудом воспринимают внешние раздражители. Образование новых связей затруднено, временами можно отметить иллюзорные обманы восприятия, нестойкие галлюцинации с двигательным беспокойством.

Больные апатичны, благодушны, эмоциональные проявления скудны, недифференцированы. Поведение нередко напоминает нарочито детское. Так, взрослый больной при вопросе, сколько у него пальцев на ногах, снимает носки, чтобы сосчитать их.

Мы остановились лишь на некоторых формах нарушения сознания. В действительности же их проявления в клинике значительно разнообразнее, но нам важно было познакомить читателя с теми понятиями, в которых нарушения сознания интерпретируются и описываются в клинике.

Наряду с различными формами нарушения сознания как отражения окружающей действительности в клинике встречается своеобразная форма нарушения самопознавания — деперсонализация.

Деперсонализация. Характеризуется чувством отчуждения собственных мыслей, аффектов, действий, своего «Я», которые воспринимаются как бы со стороны. Частым проявлением деперсонализации является нарушение «схемы тела» — нарушение отражения в сознании основных качеств и способов функционирования собственною тела. его отдельных частей и органов. Подобные нарушения, получившие название «дисморфобии», могут возникать при разных заболеваниях — при эпилепсии, шизофрении, после черепно-мозговых травм и др.

Синдром дисморфобии подробно описан многими психиатрами, начиная с работ итальянского психиатра Морзели (Morseli, 1836–1894). Больные с подобным синдромом считают, что у них «некрасивый нос, оттопыренные уши, от них плохо пахнет». Больные стремятся принять меры по устранению «мешающего недостатка», настаивают на оперативном вмешательстве, они часами стоят перед зеркалом (симптом зеркала), постоянно себя разглядывают.

Особенно подробно описан этот синдром в работах М. В. Коркиной [91], которая пишет, что этот синдром можно рассматривать как триаду, состоящую из: а) идеи о физическом недостатке с активным стремлением от него избавиться: б) идеи отношений и в) пониженного настроения.

Выраженное, навязчивое или бредовое стремление больных исправить мнимый недостаток дало основание автору говорить о дисморфомании. Речь идет не о расхождении между содержательным отражением идеального представления о внешнем облике «Я» и настоящим, а о неприятии себя, т. е. о неосознаваемом неприятии.

В психологии проблема «образ я» рассматривалась в рамках проблемы самосознания, еще начиная с В. Вундта и А. Пфендера, который отождествлял понятие «Я» и понятие «субъект». В ином аспекте эта проблема ставится у У. Джеймса (1911), который различал эмпирическое «Я» (психический мир субъекта, который дополняется самооценкой) и чистое «Я» (мыслящий человек). Проблема «образ-Я» была предметом анализа разных психологических школ фрейдизма и неофрейдизма, понимающей, гуманистической психологии и т. п.

В отечественной психологии эта проблема выступает уже у Л. Грота, И. М. Сеченова, который увязывал проблему «Я» с «теплыми чувствами», интерорепциями. Была показана зависимость физического образа «Я» от многих моментов, особенно самооценки, оценки других (И. С. Кон, А. А. Бодалев, С. Л. Рубинштейн и др.). С. Л. Рубинштейн прямо указывал на то, что проблема изучения личности «завершается раскрытием самосознания личности» [158, 676–677]. Ряд работ посвящен изменению «образа я» у психически больных (Р. Федери. С. Фишер и др.). Много исследований посвящено исследованию нарушения «Я» у больных шизофренией (Векович, Зоммер).

В работе Б. В. Ничипорова, посвященной этой проблеме, показано, что синдром дисморфобии связан с низкой самооценкой. Подобные больные избегают общества, уединяются, нередко переживание своего мнимого уродства столь сильно, что может стать причиной суицидальных попыток. При этом их самооценка опирается не на содержательность представления об идеальном образе внешнего «Я», а на неприятие своего физического «Я».

Самый общий ответ на вопрос о природе данного явления мы находим у И. М. Сеченова [171], который подчеркивал роль мышечных ощущений в осуществлении движений тела и актов восприятия, указывал на существование «темных», нерасчлененных чувствований, исходящих из внутренних органов, создающих «чувственную подкладку» нашего «Я» и служащих основой самоощущения.

«Темные» интерорецептивные ощущения в силу своего постоянства и однообразия, а также индукционного торможения в связи с направленностью активности субъекта вовне обычно не осознаются, но являются необходимым фоном для нормального протекания всей психической деятельности. На основе этих ощущений ребенок в процессе развития научается выделять себя из окружающего мира.

И. М. Сеченов утверждал, что синтез ощущений, исходящих из внутренних органов чувств и так называемых внешних органов чувств, является стержнем формирования самосознания: «Человек беспрерывно получает впечатления от собственного тела. Одни из них воспринимаются обычными путями (собственный голос — слухом, формы тела — глазом и осязанием), а другие идут, так сказать, изнутри тела и являются в сознании в виде очень неопределенных темных чувствований. Ощущения последнего рода есть спутники процессов, совершающихся во всех главных анатомических системах тела (голод, жажда и пр.), и справедливо называются системными чувствами. У человека не может быть, собственно, никакого предметного ощущения, к которому не примешивалось бы системное чувство в той или другой форме… Первая половина чувствований имеет, как говорится, объективный характер, а вторая — чисто субъективный. Первой соответствуют предметы внешнего мира, второй — чувственные состояния собственного тела, самоощущения» [171, 582–583].

В норме человеку не требуется доказательств принадлежности его тела собственной персоне и психических переживаний. В некоторых патологических случаях эта чувственная «подкладка» самоощущения нарушается, и как непосредственное знание может явиться чувство отчуждения, навязанности, внушенности собственных мыслей, чувств, действий.

Современный исследователь проблемы деперсонализации А. А. Меграбян [130], показывая несостоятельность объяснения данного психопатологического явления с позиций ассоцианизма, феноменологического направления, антропологической психологии, психоанализа, связывает его с расстройством особых «гностических чувств» — системных автоматизированных чувствований, слитых в нормальном состоянии с отражательным компонентом психических образов.

Гностические чувства, по А. А. Меграбяну [131], обнаруживают следующие свойства: 1) обобщают предшествующие знания о предмете и слове в конкретно- чувственной форме; 2) обеспечивают чувствование принадлежности психических процессов нашему «Я»; 3) включают в себя эмоциональный тон той или иной окраски и интенсивности.

Роль гностических чувств в познании и самопознании становится особенно ощутимой в случаях патологии, порождающей явления психического отчуждения [130, 131].

Нарушение гностических чувств может привести не только к расстройству самопознания, но и к личностным изменениям. Это убедительно показано в работе В. И. Белозерцевой [21]. На материале работ школы В. М. Бехтерева автор выявила, как измененное самоощущение в ходе отражательной деятельности больного мозга порождает новую для субъекта деятельность — деятельность самовосприятия. Эта деятельность в связи с постоянством необычных чувствований и их особой значимости для человека становится смыслообразующей, ведущей в иерархии других видов деятельности. Больные забрасывают свои прежние дела и ни о чем не могут думать, кроме собственных необычных состояний и причин их возникновения.

Многие истории болезни, приводимые в работах В. М. Бехтерева и его сотрудников, иллюстрируют, как стремление осмыслить результаты искаженного самовосприятия приводит больных к бредовой интерпретации своего состояния. В поисках воздействующих на них «врагов» больные наблюдают за поведением окружающих, анализируют взаимоотношения с ними, совершают реальные действия с целью «освобождения» от предполагаемого гипнотического воздействия и вновь анализируют свое состояние и поведение «врагов».

В ходе этой деятельности и реальных взаимоотношений с людьми бред воздействия на психическую сферу обрастает новыми и новыми подробностями, искажая восприятие окружающего и оказывая влияние на поведение и образ жизни больных, перестраивая систему их взаимоотношений с людьми, изменяя их личность.

В. И. Белозерцева заключает, что если у здорового человека самоощущение не имеет отношения к его личностной характеристике и осознанию себя в системе общественных отношений, то у больного оно может выдвинуть на передний план деятельность, до того не существовавшую или выступавшую лишь в качестве отдельных действий в системе других деятельностей, — деятельность самовосприятия. Независимо от личности (хочет того человек или нет) она становится смыслообразующей. Происходит сдвиг главного мотива на цель, нарушается характерная для здорового субъекта «отвязанность» иерархии деятельностей от состояния организма. Биологическое в случае патологии начинает играть иную роль, нежели в жизнедеятельности здорового человека.

Это, конечно, не означает, что сама болезнь как биологический фактор детерминирует перестройку иерархии мотивов и самосознания. Мотив к деятельности самовосприятия порождается осознанием необычности, измененности ощущений собственных психических переживаний, активным отношением к ним. Следовательно, болезнь действует разрушающе на личность не непосредственно, а опосредованно, через деятельность, усвоенную в ходе социального развития человека.

Мы привели эти клинические данные, чтобы показать, что патологическое изменение психики, ее самосознания осуществляется, как и нормальное развитие, в онтогенезе, в практической деятельности субъекта, в перестройке его реальных взаимоотношений — в данном случае под влиянием развивающейся в ходе самовосприятия бредовой интерпретации своего состояния, затрагивающей место человека среди других людей.

Так, И. И. Чеснокова пишет, что материал клинических наблюдений расстройств самосознания, выражающийся в основном в синдроме деперсонализации, является фактическим обоснованием теоретических положений о самосознании как центральном «образующем» личности, связывающим воедино отдельные ее проявления и особенности.

Следующая глава >

Источник: psy.wikireading.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.