Паценко михаил борисович


14 марта 2019 года Центр (координации медицинского обеспечения Министерства обороны Российской Федерации) Военно-медицинской академии имени С.М.Кирова (далее – Центр) посетил главный терапевт Министерства обороны Российской Федерации полковник медицинской службы Паценко Михаил Борисович.

Развёрнутую справку-доклад о состоянии дел, возможностях и перспективах развития Центра представил его начальник, полковник медицинской службы Леонидов Андрей Борисович.

Для демонстрации возможностей Центра полковнику Паценко М.Б. было предложено лично провести реальную телемедицинскую консультацию в режиме “Онлайн”. Консультация проводилась при участии заместителя начальника Военно-медицинской академии по клинической работе полковника медицинской службы Рыжмана Николая Николаевича.

Запрос на консультацию поступил в Центр накануне от специалистов медицинского отряда группировки войск (сил) Вооружённых Сил Российской Федерации в Сирийской Арабской Республике: главного терапевта Черноморского Флота подполковника медицинской службы Гаспаряна Валерия Вадимовича и начальника терапевтического отделения ФГКУ “1472 ВМКГ” МО РФ майора медицинской службы Скворцовой Гульсары Кадырбаевны.


На консультацию был представлен клинический случай заболевания кардиологического профиля у офицера группировки.

В ходе консультации главному терапевту Министерства обороны были продемонстрированы возможности отдела телемедицинских технологий Центра в части, касающейся передачи от врача-абонента врачу-консультанту результатов объективных исследований для их дистанционной интерпретации и коммуникативных возможностей телемедицинских комплексов. Результатом консультации явилось уточнение диагноза заболевания, возникшего у военнослужащего при выполнении им специальных задач, а также была корректировка тактики курирования пациента, даны рекомендации врачам группировки по оптимизации порядка проведения и повышения качества телемедицинских консультаций.

Источник: www.vmeda.org

В ПРИЕМНЫЙ ПОКОЙ — НА ВЕРТОЛЕТЕ

В 2004 году по заданию "Комсомолки" я встречал в Шереметьево раненых в бесланской школе бойцов спецназа ФСБ. Оттуда до Красногорска, где расположен 3-й Центральный военно клинический госпиталь (ЦВКГ) им. А. А. Вишневского пара десятков километров. По МКАД — около часа дороги, а в машинах бойцы с тяжелыми травмами, осколочными и пулевыми ранениями.


— Теперь пациента в госпиталь можно доставить из любого аэропорта вертолетом за считанные минуты, — рассказал "Комсомолке" начальник 3 ЦВКГ им. А. А. Вишневского Александр Есипов. — В госпитале создается Центр оказания экстренной медицинской помощи пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях и при чрезвычайных ситуациях. Приемный покой центра будет открыт не только военнослужащих и членов их семей, но гражданских — достаточно иметь полис обязательного медицинского страхования. Это могут быть граждане из любого региона России.

В день 110-летия со дня рождения А. А. Вишневского в госпитале прошла научная конференция, и день открытых дверей. Главный терапевт Михаил Паценко показал гостям обновленные отделения, и современную аппаратуру, которую уже освоили военные медики.

ЧТОБЫ СПАСТИ СЕРДЦЕ, ЕГО НАДО ОСТАНОВИТЬ

Посетителям показали, как проводятся современные операции на сердце.

— Научный потенциал дошел до того, что мы для пациента можем вырастить в пробирке фрагмент мышечной ткани сердечной мышцы (миокарда), а затем подсадить ее в больной орган, — говорит Михаил Паценко.


— Наши врачи практикуют все новейшие технологии, — прокомментировал операцию на открытом сердце начальник центра кардиохирургии госпиталя Александр Лищук (саму операцию можно было посмотреть в ординаторской на мониторе в он-лайн режиме — ред.).

Кстати, после всех этих манипуляций пациенты уже на следующий день могут самостоятельно ходить, а на пятый день и готовят к выписке.

— Когда есть необходимость провести операцию на «сухом» сердце (то есть без кровообращения), мы его останавливаем и охлаждаем тело пациента до 18 градусов, — поделился и вовсе фантастическими подробностями врач. После вмешательства мы восстанавливаем пациенту кровоснабжение и дыхание, и он продолжает жить с обновленным сердцем.

В новом отделении гемодиализа установлены современнейшие аппараты.

— Они позволяют очистить кровь до мельчайших токсичных молекул, — показывает оборудование, к которому подключены пациенты заведующий отделением Александр Туленко. — Это дает пациенту шанс одолеть даже тяжелую форму заболеваний крови или почек. В госпитале также открылся Центр традиционной медицины, где практикуется иглотерапия и восточный массаж. Военные врачи считают, что использование современнейших технологий не противоречит опыту, накопленному веками. И как вспомогательные реабилитационные процедуры традиционные методики работают весьма успешно.

Источник: www.kp.ru

Почему бесплатных онкопрепаратов не хватает


— Почему пациентам не хватает препаратов?

— Проблема, как обычно, комплексная. Финансирование недостаточное, бюрократия, препараты закупают с опозданием, чиновники не умеют работать. Импортозамещение, фармацевтические компании уходят с рынка.

— В чем причина их ухода?

— Какие-то компании ушли с рынка из-за проблем с системой маркировки лекарств. До этого многие покидали его, потому что предельные отпускные цены формируются так, что невыгодно работать. А закон о госзакупках устроен так, что закупать можно только самое дешевое, а значит, не всегда качественное.   

Суды наши не защищают патентообладателей. В России регистрируют препараты, находящиеся под патентной защитой. Посмотрели на Индию, там так делают, мы тоже будем так делать. 

— Речь о принудительном лицензировании?

— Принудительное лицензирование — когда сторонняя фармкомпания начинает производить дженерик/биоаналог препарата, хотя он еще под патентной защитой — возможно. Это правило, которое существует в ВТО. 

Но когда это происходит? Если возникает форс-мажор, и правообладатель отказывается продавать жизненно необходимый препарат в другую страну по каким-то исключительным причинам. Война, например. 

А у нас это происходит не из-за форс-мажорных обстоятельств, а потому что кому-то очень хочется легко заработать. Уже несколько дел в судах. 

— С какими препаратами это уже произошло?

— Я читал материалы по препарату «Леналидомид» для лечения множественной миеломы. Наш российский суд согласился с тем, что «Натива» может его производить, несмотря на то, что патент на этот препарат у американской фармкомпании Celgene. И этот леналидомид наше государство закупает на 7–9 млрд рублей в год.


Онкобольные не смогут лечиться в других регионах

— Как сейчас обстоят дела с обеспеченностью онкопрепаратами?

— Они продолжают исчезать по той же совокупности причин, о которой мы говорили. Вообще, по степени вредительства в онкологии 2020 год превзошел абсолютно все остальные. 

Первое, исчезло максимальное количество препаратов. Второе, еще хуже — обсуждают новый порядок оказания медицинской помощи, по которому люди с онкологическими заболеваниями не смогут выбирать, где лечиться, а будут это делать только там, где им скажут региональные чиновники. Если утвердят такой порядок, это будет самое плохое, что происходило с онкологией за последние годы.

— Это приказ Минздрава о новом порядке оказания онкологической помощи. Он уже официально опубликован?  

— Приказ проходил общественное обсуждение. Поднялся такой не особо громкий вой. Его убрали, сейчас вывесили опять, и там ноль изменений, касающихся закрепления людей за медучреждениями. В общем, конечно, это катастрофа будет, если все так останется. Пациенты не смогут выбрать себе клинику. 


— Но это же незаконно. Пациент имеет право выбирать, где лечиться.

— Сделано это, видимо, для того, чтобы полностью контролировать денежные потоки территориальных фондов ОМС. Так как неудобно, когда человек из одного региона лечится в другом. Регион лишается денег, которые идут за ним по системе ОМС. 

Чиновники должны администрировать бюджетные деньги в интересах людей. Они, я думаю, перепутали себя с кем-то, они решили, что деньги их, после того как они попадают в бюджет ОМС. Никто им не может напомнить, что это совсем не так. Сейчас нужно как можно больше внимания привлекать к этому вредительству.

— Как должна быть организована маршрутизация пациентов с онкологией?

— Надо дать людям возможность идти к тем врачам, к которым они хотят, если их клиники работают в системе ОМС. Если вы считаете, что врач, про которого вы прочитали в интернете, поспрашивали рекомендации, вам подходит, но при этом находится во Владимире, а в Москве нет нужного вам специалиста — вы сами поедете во Владимир, и за вами пойдут деньги по ОМС. 

В итоге что получится? Одна больница будет переполнена, другая пустая. Это и называется конкуренция. Пустой больнице придется конкурировать за пациентов. Обучать врачей, вкладывать в оборудование. 

Выбор пациента и должен повышать качество онкологической помощи. Если он этого выбора сделать не сможет, о каком повышении качества может идти речь?


— Приказ касается только взрослых.

— Я хотел бы напомнить, что в целом детская онкология — это капля в море по сравнению со взрослой онкологией. Я работал и там, и там, и жить хотят одинаково все, и дети, и взрослые.

— Вы сказали, что очень много препаратов исчезло в этом году. Это пандемия так повлияла?

— Кризис ничего нового с собой не приносит, он лишь ускоряет те деструктивные процессы, которые были раньше. И наоборот, активизирует те позитивные процессы, которые тоже были до этого.

Желание контролировать чужие деньги и распоряжаться ими — это все, к сожалению, ускорилось катастрофически.

— Врачи говорят об этом?

— Сейчас начали затыкать всем рты, это следующий пласт. Затыкать рты стали с двух сторон. Первое, через распоряжение Минздрава, чтобы врачи не высказывались. Второе, действия Следственного комитета. У меня уже двух знакомых врачей дернули в Следственный комитет из-за публикаций в прессе. Я думаю, что вполне вероятно после этой нашей публикации меня это тоже может ждать, потому что это началось не так давно, месяца два как. Проверки совершения преступления. Российский вариант fake news. Теперь высказывание — это преступление.

— Вашими коллегами заинтересовался Следственный комитет после высказываний о ковиде?

— Да, это высказывания касательно ковида, но нигде в законодательстве не написано, что ковид является единственной темой для фейк-ньюз. Понятно, что ковид у них в топе внимания.

Позитивные изменения


— Частные услуги включены в ОМС. Пациент может получить лечение в частной клинике по полису, если государственные недоступны?

— Частные клиники сейчас в тяжелом положении, работать по ОМС удается не всем. Иногда им просто не платят. Мне известны случаи уголовного преследования.

Например, случай с клиникой «Гармония», они лечили людей по ОМС очень много, потом выяснилось, что там возбудили уголовные дела на руководителей. Обвиняют их в том, что они лечили мертвые души. Я не суд, я не могу сказать, что они не лечили мертвых душ. Но я точно знаю, что очень много людей благодаря им получали очень хорошую терапию бесплатно.

Что-то позитивное в медицинской онкологической помощи вообще происходит?

— Что пациенту надо? Пациенту надо три вещи: как можно дольше жить, выздороветь, если возможно; второе, чтобы у него было меньше осложнений; третье, чтобы ему было легко — помощь оставалась доступной, быстрой и по возможности с максимальным сохранением привычной жизни. 

Позитивное изменение за последние годы — как государственные, так и частные клиники вложились в оборудование. Я сейчас говорю не только про Москву. Если раньше, лет десять назад, нельзя было увидеть выписку из региона с КТ и МРТ, сейчас это диагностическое оборудование доступно в поликлинике, другой вопрос, какого качества.  

Появилась ПЭТ/КТ — позитронно-эмиссионная томография — ее назначают, когда надо и когда не надо, второе случается чаще. Стали доступны новые линейные ускорители. Раньше были страшные советские машины. Какие-то частные клиники начали лечить людей по ОМС. Это было очень хорошо. 


— Что сейчас происходит в лечении онкологии нового, что нам пока недоступно?

— Нам пока недоступно самое главное — разумный подход к организации онкологической помощи. Есть техника, а лекарства, если не разрушать рынок, тоже будут. Знаете сказку про программистов? Волк разрушает домик, который поросята строят быстрее, чем волк разрушает. У нас волк проворнее. Поросята пытаются восстановить.

Как пандемия повлияла на доступность лечения

Если говорить о ковиде и онкологии, были опасения, что из-за сложностей в получении онкологического лечения во время пандемии вырастет смертность от рака. Появилась ли какая-то статистика?

— У меня нет данных для того, чтобы я мог аргументированно показать, что смертность растет. И потом еще рано делать такие выводы. Через полгода-год ситуация станет очевидной. Будет конкретная зарубежная статистика и наша. 

Но я вижу, что многие люди, мои пациенты, которые ко мне обращаются, они не могут получить своевременно онкологическую помощь.

Их не госпитализируют?

— Их не госпитализируют, увеличиваются очереди, увеличивается время выполнения исследований. У человека рак легких, он хочет сделать КТ, но ему надо очень долго ждать. И теперь это не только бесплатной медицины касается, а вообще всей системы. Человек хочет сделать за деньги, но негде, потому что все КТ легких при подозрении на ковид делают. В частных клиниках тоже очередь. 


Да, ухудшается доступность медицинской помощи — это то, что я вижу по отдельным историям. Сейчас, в связи со второй волной, ситуация будет ухудшаться. Люди не могут вовремя сделать анализы, попасть на госпитализацию, время ожидания амбулаторной консультации увеличивается.

— О том, как ковид влияет на течение онкологии, есть данные?

— Да, естественно, ковид — это дополнительный слой риска для онкологических больных. Если ты болеешь ковидом, а тебе надо, например, делать химиотерапию, то… лучше сначала, чтобы прошел ковид.

— Для каких видов рака наиболее опасно это сочетание?

— Естественно, для тех, которые дыхательную систему затрагивают. Для тех, у кого интенсивная химиотерапия, которая сама по себе может приводить к пневмониям и ослаблению иммунитета.

— Как пандемия повлияла на онкологию в мире, на методы ее лечения? Уже было время принять какие-то новые решения о рутинных процедурах лечения. Что изменилось у них и что изменилось у нас?

— У нас в институте была военная кафедра, и никто не знал, зачем она. А там учили делать медицинскую сортировку. Условно, медицинский пункт полка развертывается, и первое, что там делается, — медицинская сортировка: этот вроде бы умер, этот вроде бы жив, но умрет; этот жив, но тяжело ранен, еще есть шанс и будем лечить; этот легко ранен — «иди отдыхай». Эта медицинская сортировка вошла в жизнь всего мира сейчас. 

То есть иногда она шла по жесткому сценарию в Италии в марте, когда «пожилых не будем госпитализировать, все равно умрут», вот это был ужас, который никто не ожидал в цивилизованной Европе.

В целом сейчас в онкологии, например, все методические рекомендации дополнены некой сортировкой людей по тому, насколько быстро нужно выполнить определенное вмешательство. Например, какой-нибудь малоагрессивный рак простаты, который раньше схватили бы и прооперировали, не оперируют, говорят: «Сейчас ковид. Это риски». 

Если приходит пожилой человек с сопутствующими заболеваниями, ему говорят: «Вы от рака сейчас точно не умрете, а если вы в больнице заразитесь ковидом, это гарантия, поэтому операцию откладываем». Раньше такого не было — этому мы операцию откладываем, этому наблюдаться после проведенного лечения не надо… Элементы военной медицинской сортировки сейчас вошли в рутинную практику лечения не только онкологии.

— Среди ваших знакомых врачей много человек заразились?

— Много. И некоторые погибли. Например, Григорий Федорук, вы писали об этом на «Правмире». Он был прекрасный хирург-ортопед, мы с ним общались много лет. Да, есть врачи, которых я лично знал, и они погибли.

Источник: www.pravmir.ru

НИ ДЛЯ КОГО не секрет, что сердечно-сосудистые заболевания сегодня наиболее распространены в армейской среде: высокие физические нагрузки, постоянный стресс, неправильное питание, ослабленный иммунитет, курение, отсутствие режима питания и отдыха, дефицит времени для прохождения полноценного лечения и реабилитации после учений и морских походов…
Количество различных форм ишемической болезни сердца (ИБС) возрастает с каждым годом, причём как у военных пенсионеров так и у действующих военнослужащих. В госпитале им. А.А. Вишневского диагноз ИБС имеют две три пациентов терапевтического профиля. Чем может противостоять болезням сердца 3-й ЦВКГ им. А.А. Вишневского, мне рассказал главный терапевт госпиталя кандидат медицинских наук полковник медицинской службы Михаил Паценко.
Михаил Борисович родился в Семипалатинске в семье мелиоратора и преподавателя истории, но с самого детства мечтал о профессии врача, поэтому учился в школе с химико-биологическим уклоном. А его детские игры были строго на медицинскую тему — 25-11-06-14он лечил кукол, и ему ассистировали две его сестры. С отличием окончив военно-медицинский факультет Томского государственного университета, он прошёл школу войсковой медицины, все этапы госпитального звена — от ординатора до главного терапевта, параллельно занимаясь наукой. Сегодня он кандидат медицинских наук, близка к завершению его докторская диссертация, посвящённая сердечно-сосудистой патологии. Михаил Паценко руководит двадцатью терапевтическими отделениями, объединёнными в несколько крупных центров, без малого год. Но за это время в них наметились существенные перемены. Так, под его руководством в госпитале стали применяться самые современные методы лечения с использованием европейского оборудования и лучших мировых методик.
Например, в 2012 году в мире, в 2013-м в России и в 2014-м в госпитале имени А.А. Вишневского впервые была выполнена радиочастотная абляция почечных артерий у пациентов с рефрактерной артериальной гипертонией. Суть метода в том, что с помощью радиочастотного заряда происходит «прижигание» нервных сплетений, расположенных у стенки почечных артерий, которые играют большую роль в регуляции артериального давления. Это способствует уменьшению степени гипертензионного синдрома либо достижению целевых значений артериального давления и приводит к снижению риска сердечно-сосудистых заболеваний. Улучшается качество жизни пациентов, количество и дозы лекарств уменьшаются. Для выполнения денервации почечных артерий (4-6 разрядов по выбранным точкам) применяется программно-аппаратный американский комплекс SIMPLICITI, чем-то напоминающий выжигательный аппарат. Себестоимость операции — порядка 100 тысяч рублей, но для военнослужащих и ветеранов Вооружённых Сил они проводятся бесплатно. В рамках добровольного медицинского страхования эту операцию могут выполнить любому, кто имеет показания. Если в гражданской медицине, несмотря на новизну, этот метод известен и широко применяется, то в армии эти вмешательства выполняют только в Красногорском госпитале. Выполнено пока четыре операции, но уже с уверенностью можно утверждать, что эти четверо, страдавшие до операции от гипертонии, сегодня могут жить полноценной жизнью.
— В связи с введением против России экономических санкций нет ли опасений, что пациенты окажутся без высокотехнологичной импортной медицинской техники? — спрашиваю у Михаила Борисовича.
— Уверен в том, что российская промышленность сможет создать отечественные аналоги этого оборудования. Уже сегодня Минатому, например, дано поручение производить ПЭТ-томографы на отечественной базе. Если эта задача будет реализована, то уж производство аналогов аппаратного комплекса SIMPLICITI — тем более, — убеждён главный терапевт.
По инициативе доктора Паценко в госпитале имени А.А. Вишневского впервые применяются современные методы для лечения мерцательной аритмии сердца.
— Радиочастотная абляция устья лёгочных вен — метод распространённый во всём мире. Его эффективность — 50–60 процентов, — комментирует Михаил Борисович. — Мы пошли дальше: применяем торакоскопическую субэпикардиальную радиочастотную абляцию устья лёгочных вен, то есть радиочастотное воздействие на сосуды проводили не внутри организма, а через небольшие внешние проколы в грудной клетке. Эффективность восстановления ритма благодаря такой методике достигает 80 процентов. Этот метод лечения мы стали применять только в этом году (сделано всего три операции). Причём первую операцию провели совместно с немецкими кардиохирургами.
Инновационные методы лечения в кардиологии активно внедряются в госпитале главным терапевтом благодаря помощи руководства клиники, большому энтузиазму и высокому профессионализму кардиохирургов под руководством профессора Александра Лищука. Так, по словам Паценко, применяются современные методы лечения острой сердечной недостаточности, выполняются сложные операции для лечения тромбоэмболии лёгочных артерий.
23-11-06-14— Мы научились проводить тромбэктомию (извлечение тромба из поражённого кровеносного сосуда) в экстренном порядке, — рассказывает главный терапевт госпиталя. — Для этого у нас развёрнута ургентная (срочная) кардиохирургическая служба, которая может выполнить такую операцию в любой момент. У неё, например, имеется аппарат экстракорпоральной мембранной оксигенации, который позволяет протезировать функцию лёгких для подготовки больного к операции, для перевозки больных на дальние расстояния. В Москве таких аппаратов — единицы, не говоря уже о военных лечебных учреждениях. Для лечения терминальной сердечной недостаточности стали применять искусственный левый желудочек. Нашими кардиохирургами выполнена одна операция по трансплантации сердца на базе Института трансплантологии, однако мы готовы выполнить пересадку сердца и в нашем госпитале.
По мнению полковника медслужбы Паценко, вся кардиология, развёрнутая сегодня в госпитале имени А.А. Вишневского, способна  конкурировать не только с крупными отечественными медицинскими центрами, но и с ведущими мировыми клиниками. Не случайно специалисты госпиталя под руководством главного терапевта приняли участие в международном форуме кардиологов и терапевтов, который состоялся 24 марта этого года в Российской академии наук. Там были представлены достижения военных докторов по лечению острого коронарного синдрома, острой и хронической сердечной недостаточности, инфекционных эндокардитов, тромбоэмболии лёгочной артерии. Почётный президент Российского кардиологического общества академик РАМН Рафаэль Оганов дал высокую оценку проведённому симпозиуму.
Кроме указанных достижений в кардиологии, в госпитале активно развиваются другие терапевтические направления: ревматология, гастроэнтерология, аллергология, пульмонология, нефрология, дерматология, традиционная медицина. Терапевты госпиталя применяют современную биологическую терапию в лечении сложных заболеваний: селективные иммунодепрессанты при болезни Крона, язвенном колите, ревматоидном артрите, болезни Бехтерева, псориазе. Такие лекарственные препараты невозможно использовать в амбулаторных условиях, так как это требует от врачей высокой ответственности и профессиональной подготовки. В госпитале функционирует единственное в Вооружённых Силах аллергологическое отделение, где получают лечение больные с различными аллергиями, проводится специфическая иммунотерапия, с помощью которой можно навсегда избавиться от поллиноза и атопической бронхиальной астмы.
МЕДИЦИНА сегодня особая отрасль, где аккумулируются все новаторские достижения очень многих сторонних изысканий. Она находится на стыке компьютерных технологий, ядерной физики, биотехнологий, генной инженерии… Современная медицина очень технозависима. Но, как утверждают в госпитале имени А.А. Вишневского, роль человеческого интеллекта, чувствительность рук хирурга, ум и свежая мысль терапевта, тепло души медицинских сестёр сегодня по-прежнему играют решающую роль в выздоровлении пациентов. Об этом мы говорили с руководителем кардиохирургического центра госпиталя, доктором медицинских наук, профессором Александром Лищуком.
— Однажды к нам в госпиталь за помощью обратилась Паола Гиллани — член Международного Комитета Красного Креста, — вспоминает Александр Николаевич. — Не сомневаюсь, что она могла бы выбрать любую клинику мира, но предпочла наш госпиталь, считая, что именно у нас есть тот дух, который необходим для выздоровления людей. С помощью медицинской техники мы только улучшаем качество своей работы, уменьшаем процент ошибок и повышаем эффективность лечения. Медицинская техника — только вспомогательный элемент лечения, который никогда не заменит талант, мысль, руку и сердце врача.
Мы говорили с Александром Николаевичем сразу после того, как он одновременно провёл операцию на разных участках организма: на брюшной аорте и аортокоронарное шунтирование. И это была его третья операция за день. А на часах был всего полдень!
— С применением высокотехнологичной техники хирурги сегодня устают больше или меньше? — спрашиваю обаятельного Лищука.22-11-06-14— Действительно, техника позволяет нам делать меньше физических движений. Но умственное напряжение, зрение затрачиваются не меньше. Усталость, конечно, присутствует, ведь количество операций за последние годы возросло почти в два раза! В год мы проводим 4.500 операций на сердце и сосудах. Особо усталость сказывается во время проведения гибридных операций с одновременным применением различного медицинского оборудования. Это колоссальные затраты! Компенсирует усталость уверенность в том, что больной поправляется. Это даёт нам силы и энергию…
Под руководством профессора Лищука в сложных операциях всегда участвуют и медицинские сёстры. Их профессиональный уровень с развитием медицинских технологий тоже значительно повысился. Во-первых, они должны знать характеристики всего оборудования, которое поступает в госпиталь, уметь его грамотно применять и обслуживать. Во-вторых, медсёстры используют принципиально новые подходы к тяжелобольным пациентам. Если раньше сестрички помогали словом и улыбкой, то теперь они способны поддерживать жизненные функции организма и при помощи сложного медицинского оборудования. В-третьих, младший медицинский персонал способен управлять роботами, которые манипулируют больными на расстоянии.
НЕСМОТРЯ на продвинутую технику и технологии, руководство госпиталя намерено развивать и традиционную медицину.
— У нас реализуется всё, что человечество наработало тысячелетиями, — рассказал мне начальник центра традиционной медицины заслуженный врач Российской Федерации полковник медслужбы запаса Анатолий Петько. — Наряду с общеизвестными специалистами у пациентов пользуются популярностью психотерапевты, остеопаты, гомеопаты… Мы используем как традиционные методики, так и самые современные. Например, аллопатическую медицину (лечит симптомы болезни). Используем лечебное голодание, ударно-волновую и биорезонансную терапию, криотерапию (лечение жидким азотом), больше 40 методов оценки психофизиологического состояния человека…
Кстати, сегодня в Москве практикуют не больше десяти остеопатов высокого класса — это мастера пальпации, врачи, различающие руками даже небольшие изменения в состоянии мышц, суставов, костей, определяющие их влияние на другие органы тела и способные провести успешное лечение, опираясь только на возможности своих рук. Один из них — Игорь Юрьевич Романов, который как раз в это время проводил процедуру, больше напоминающую мягкую борьбу с пациентом, чем медицинскую процедуру.
Одно из модных сегодня направлений, которое тоже развивается в госпитале, — это лечение метаболического синдрома. Избыточным весом сегодня страдают более 40 процентов населения планеты. В центре традиционной медицины знают, как с этой бедой ХХI века бороться эффективно. После небольшого «апгрейда» (в центре планируется ремонт) его пропускная способность увеличится, а значит, количество тех, кто вернёт себя в форму и изменит качество жизни, многократно возрастёт.
ВРАЧИ госпиталя  не только развиваются сами, но и делятся опытом со своими коллегами в округах и на флотах. Так, в конце мая на его базе состоялась рабочая встреча специалистов Главного военно-медицинского управления и Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова с представителями компании-разработчика портативных и мобильных телекоммуникационных комплексов. В ходе рабочей встречи представители компании проинформировали военных медиков о различных аспектах применения и возможностях современных ПТК и МТК для организации удалённых телемедицинских консультаций. Участники встречи обменялись мнениями о необходимости дальнейшей работы по использованию телемедицинских информационных технологий и внедрению их в повседневную практику врача войскового звена. По результатам встречи было принято решение о создании опытной информационной сети для практической проработки технологии удалённых телемедицинских консультаций между госпиталем им. А.А. Вишневского и войсковыми медицинскими подразделениями с использованием ПТК и МТК.
ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ телемедицинских консультаций потребуются новые помещения. О том, какие ремонтные работы уже проводятся в госпитале, мы побеседовали с его начальником — заслуженным врачом Российской Федерации, доктором медицинских наук генерал-майором медицинской службы Сергеем Белякиным.
— У нас сейчас развёрнут масштабный ремонт. Самое главное — мы взялись за операционное отделение и отделения анестезиологии с подключением к ним современных систем вентиляции, пожарозащиты, кондиционирования, централизованного снабжения медицинскими газами, реконструируем водоподготовку…
Идёт реконструкция рентгенкорпуса. Ведутся переговоры по созданию гибридной операционной. Заканчивается реконструкция нейрохирургической операционной…
Срок всего ремонта — два года. Проводится он поэтапно. На это время, правда, закрываются некоторые корпуса — количество коек сократилось. Но за счёт интенсификации процесса лечения и возможностей наших филиалов количество пациентов сократилось всего на 6–8 процентов, — рассказал Сергей Анатольевич.
— Насколько, на ваш взгляд, система создания филиалов себя оправдала?
— Структура из шести филиалов госпиталя имени А.А. Вишневского постоянно меняется. В прошлом году, например, часть филиалов была выделена в отдельные подразделения. Я думаю, этот процесс ещё не закончен, потому что некоторые филиалы имеют специфические задачи, и в будущем они тоже будут выделены в самостоятельные подразделения. Проблемы есть, но они решаются коллегиально и последовательно. Просчитываются все плюсы и минусы с учётом оптимальных сроков выполнения всех задач.
— В этом году госпиталю возвращён статус бюджетного учреждения. Это помогает решать накопившиеся проблемы?
— Должен вам сказать, что с приходом нового руководства Министерства обороны, даже будучи казённым учреждением, деньги мы стали получать. Другое дело, что у меня, как у руководителя, не было манёвра по их использованию, так как в казённом учреждении деньги выделяются строго по определённым статьям. Статус бюджетного учреждения такое право предусматривает: теперь у меня появилась возможность получать средства как в рамках госзадания, так и по программам обязательного и добровольного медицинского страхования. Правда, фактически механизм этот у нас заработал только с 1 мая 2014 года. Первое, куда мы направили дополнительные деньги, — премировали медицинский персонал. Второе — развернули ремонт медицинского оборудования. Третье — закупили медикаменты и мягкий инвентарь.
— Как вам удалось удержать гражданский персонал и офицеров во время пресловутых реформ?
— Да, военную медицину реформы коснулись в первую очередь: у нас осталось всего 130 военных врачей. Но нам удаётся сохранять личный состав за счёт уровня и престижа госпиталя имени А.А. Вишневского, внимательного и заботливого отношения к каждому сотруднику, изыскания дополнительных средств по ОМС и ДМС. В прошлом году нас очень поддержали выплаты согласно Указу Президента РФ («дорожная карта»). Кроме того, удалось сохранить специалистов за счёт дифференцированного распределения офицеров и гражданского персонала по отделениям. Немаловажно, что нам удаётся находить средства для поддержания научного интереса к профессии: закупаем по программе переоснащения новое высокотехнологичное оборудование, находим средства для поездок специалистов не только по стране, но и за рубеж. Именно поэтому в госпитале растёт интерес к прикладной науке. Причём для наших врачей защита диссертации — не самоцель, а средство личного научного поиска, которое потом применяется в каждодневной практике.
Слава богу, тревожные времена мы пережили, когда ни один из врачей не знал свою судьбу, когда мы использовали не самые нужные, а самые дешёвые медикаменты, когда одновременно выходили из строя по 5-6 самых необходимых аппаратов и нам было неоткуда взять средства на их ремонт. И тем не менее нам удалось не только выжить в этих условиях, но и создать очень профессиональный, порядочный и идущий вперёд коллектив!
Как бы медицинский персонал не «утюжили» реформы предыдущего руководства Министерства обороны, статус госпиталя имени А.А. Вишневского был сохранён именно усилиями врачей и медицинских сестёр. Они, несмотря на низкие зарплаты, не ушли из этого лечебного учреждения, хотя многие, получив опыт в госпитале, могли бы предпочесть высокие зарплаты в гражданской медицине. Но они не уходят.
— Кто-то получает удовольствие от материальных благ, кто-то  от продвижения по службе, а кто-то от того, что человек выживает, улыбается, радуется… Наверное, это миссия нашего госпиталя. И совсем не важно кто этот пациент: генерал или сержант, офицер запаса или гражданский человек. Конечно, условия для солдата и генерала созданы разные, но обследование они получают абсолютно одинаковое. Главное, что мы практически любого пациента можем поставить на ноги и улучшить качество его жизни. А это главная радость нашей работы! — сказал напоследок начальник госпиталя генерал-майор медслужбы Сергей Белякин.

Источник: archive.redstar.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.