Сколько дней держат в реанимации


— Александр Леонидович, вы всю жизнь в НИИ нейрохирургии имени Н.Н.Бурденко, руководили отделением реаниматологии и интенсивной терапии и все знаете про боль. Существует ли болевой порог?

— Боль сигнализирует о каких-то нарушениях в организме. Поэтому это благоприятный фактор. А иногда боль вроде бы ничем не спровоцирована, явной причины нет. Вы, наверное, слышали про фантомные боли, когда у человека болит нога, которой нет. Не всегда надо бороться с болью. В акушерстве, к примеру, обезболивают, но не беспредельно, чтобы не изменить всю биомеханику этого процесса. А бывает боль, которую надо убирать. Неконтролируемый болевой синдром может приводить к развитию шока, нарушению кровообращения, потере сознания и гибели человека.

На ощущение боли накладывается психогенный фактор. Если знаешь причину, боль переносится легче. А неизвестность, наоборот, усиливает страдание. Есть достаточно объективные признаки боли: повышение частоты сердечных сокращений, реакция зрачков, появление холодного пота, подъем артериального давления.


— А помните эксперимент Кашпировского, который «давал команду» больным, и им делали операции без наркоза?

— Под такое воздействие попадают люди с очень неустойчивой психикой. Но осознание того, что происходит, на самом деле помогает перенести боль, тормозит ее восприятие.

— Периодически появляются сообщения, что операции на головном мозге можно делать без наркоза. Действительно ли мозг человека к боли не чувствителен?

— Да, там нет рецепторов боли. Они находятся в твердой мозговой оболочке, надкостнице, коже. И раньше, вплоть до начала 70-х годов прошлого века, делали операции на мозге без наркоза. Пациент находился в полном сознании, использовалась только местная анестезия — новокаин, который вводили под надкостницу. Потом делали разрез, специальной пилкой распиливали косточку. На заре анестезиологии считалось, что наркоз при нейрохирургических вмешательствах не нужен, более того, вреден, потому что во время операции нейрохирург, разговаривая с больным, контролирует, к примеру, его координацию движений, ощущения (онемела рука, пальцы не работают), чтобы не повредить другие зоны. Я застал хирургов, которые любили так оперировать.

— Нейрохирургия мощно продвинулась вперед. Сегодня спасают больных, которых еще недавно посчитали бы безнадежными.

— Раньше ножевые ранения, проникающие в брюшную полость, считались смертельными, а сейчас, если не повреждены крупные сосуды, больного можно вытащить.


обы лечить человека, надо знать, какие у него предшествующие факторы, характер поражения и стадии заболевания. Допустим, при тяжелой черепно-мозговой травме самая частая причина гибели больного — это кровопотеря и нарушение дыхания. Привозят человека в больницу, останавливают кровотечение, налаживают проходимость дыхательных путей, а болезнь идет дальше. При тяжелой травме развивается отек мозга, который, в свою очередь, вызывает изменение сознания. Если проходит отек, следом возникают инфекционные осложнения: пневмонии, менингиты, пиелонефриты. Потом идут трофические нарушения. На каждом этапе больного подстерегает определенная опасность. Поэтому хороший доктор должен знать этапы заболевания. Если на два шага опережаешь возможные осложнения, тогда получается хороший эффект.

— Вам приходилось лечить жертв массовых катастроф?

— Да, у меня есть такой опыт. Это были тяжелые огнестрельные, минно-взрывные ранения. После расстрела Белого дома в 1993 году к нам в Институт Бурденко поступило около 15 человек с проникающими огнестрельными ранениями головного мозга. Из них практически никто не выжил. В 2004 году случился Беслан. К нам привезли примерно столько же больных с жуткими проникающими ранениями головного мозга — например, пуля вошла через глаз, а вышла из затылка, — или другие тяжелые ранения мозга. Никто из них не умер, и никто не вышел в стойкое вегетативное состояние. У нас появился опыт. Мы стали многое понимать в лечении таких больных.


— Отделение реанимации — одно из самых затратных в любой больнице. То и дело требуются манипуляции, стоимость которых очень велика. К примеру, мощный антибиотик стоит от 1600 рублей за флакон, за сутки сумма составит около 5000 рублей, а ОМС покрывает полторы тысячи. Что делать?

— В нашей медицине сложилась ситуация, когда идет привлечение ресурсов различных фондов или родственников больных. Порой случаются немыслимые вещи. В одной клинике требовался препарат, который можно приобрести за 200 рублей, но закупали в два раза дороже, потому что учреждение, к которому привязана больница, продавало по завышенной цене. Здравоохранение пытается уложиться в суммы, выделяемые на ОМС, но это, к сожалению, не удается. К счастью, больных, которые нуждаются в дорогостоящем лечении, не так много. Их 5–10 процентов, но на них уходит столько, сколько на всех остальных. К тому же они долго лежат. Они занимают примерно половину койко-дней отделения. Если общая летальность полтора-два процента, то у них от 40 до 80 процентов.

Вот пациент пережил отек мозга, дышит на аппарате. По сути, он не является реанимационным. Потому что реанимация — место, где состояние больного неустойчиво, когда возникают осложнения и нужно проводить интенсивную терапию.

— Длительно лежащие больные по большому счету никому не нужны. Но и выписать в таком состоянии тоже вроде бы нельзя. Что с ними делать?


— Существуют специализированные методики лечения, рассчитанные на тех, кому реально можно помочь. В Германии есть огромный реабилитационный центр под Дрезденом на 1200 коек. Там 70 мест отведено для реанимационных пациентов с длительной искусственной вентиляцией легких и низким уровнем сознания. Так вот 15 процентов умирают в силу тяжести основной патологии, примерно столько же «зависают» в стойком вегетативном состоянии, но у 70 процентов удается восстановить самостоятельное дыхание. Параллельно налаживают другие жизненно важные функции. И тогда эти пациенты становятся мобильными, их уже можно переводить в реабилитационные центры.

— У нас тоже немало реабилитационных центров…

— Да, их полно, но проблема в том, что таких тяжелых пациентов с туманными перспективами туда не принимают. Лекарств им требуется много, время пребывания неопределенно долгое. Поэтому они никому не нужны. Что с ними делать? Берут больных, которые могут сами себя обслуживать. Да, у кого-то плохо работает рука, у кого-то нога, а у кого-то проблемы с речью. С этими пациентами уже можно работать, но их ведь надо сначала привести в такое состояние. Именно на этот контингент больных и будет ориентирован новый государственный научный лечебно-реабилитационный центр, который планируется открыть в конце 2015 года.


— То есть речь идет о больных, которые находятся в вегетативном состоянии?

— Обычно под вегетативным состоянием понимают тяжелые и необратимые формы нарушения сознания, не имеющие перспектив какого-либо улучшения. В то же время диагноз вегетативного состояния часто устанавливают не совсем обоснованно. Для точной диагностики необходимы современная аппаратура, высококвалифицированные специалисты, современные методы воздействия на мозговую деятельность и… время. Часто под вегетативное состояние попадают пациенты, имеющие тяжелые, но отнюдь не безнадежные формы нарушения сознания. Существует множество форм тяжелого нарушения сознания. У небольшой части больных (1,5–2%) после оперативных вмешательств на глубинных отделах мозга возникает это грозное осложнение. Человек вроде бы выходит из комы, начинает открывать глаза, реагировать на боль, но контакта с ним нет. То есть кора мозга не работает. Когда, несмотря на проводимую терапию, это продолжается больше трех месяцев, говорят о стойком вегетативном состоянии.

С такими длительно лежащими реанимационными больными с нарушениями дыхания и низким уровнем сознания нужно заниматься с привлечением особых методик, предварительно отделив их от острых реанимационных больных. Главная задача — добиться отключения от аппарата искусственной вентиляции легких и появления первых признаков сознания. Если этого удается добиться, можно двигаться дальше. А стойкое необратимое вегетативное состояние — это уже социальная проблема. Когда человеку нельзя помочь, надо обеспечить ему достойный уход. Существующие хосписы сегодня принимают только онкологических больных в терминальной стадии.


— Как вы думаете, сможет ли вернуться к нормальной жизни знаменитый гонщик Михаэль Шумахер? Он ведь вышел из комы.

— Что значит «вышел из комы»? Если он столько времени был в этом состоянии, могло произойти что угодно. Такая тяжелая травма бесследно не проходит.

— А у вас бывало, что пациент не выходил из наркоза?

— К сожалению, у каждого реаниматолога и у каждого хирурга есть свое кладбище. Уже потом, когда все произошло, начинаешь анализировать: если бы я сделал так, может быть, все пошло бы по-другому? Но уже ничего не сделаешь. Была серия препаратов, которые потом забраковали из-за того, что они вызывали очень мощную аллергическую реакцию. Один больной погиб, потому что развился отек Квинке и, несмотря на все реанимационные мероприятия, спасти человека не удалось. Конечно, если бы препарат вводили очень медленно, то, вероятно, больного можно было бы спасти.

— Вспоминается трагический уход Майкла Джексона, которому лечащий врач Конрад Мюррей сделал оказавшуюся смертельной инъекцию пропофола, за что отсидел срок в тюрьме. Несчастный случай или халатность?

— Это чистой воды халатность. Есть препараты, за приемом которых надо очень внимательно следить.


опофол обычно используется для проведения внутривенной анестезии при кратковременных манипуляциях. Человек засыпает, не чувствует боли, но у таких препаратов есть побочный эффект — нарушение дыхания. Пропофол воздействует на мозг таким образом, что человеку дышать не хочется. Если больному дают такое лекарство, за ним необходимо постоянно наблюдать, имея наготове все необходимые препараты для устранения гипоксии. Такие вещи, к сожалению, бывают. Провели какую-то мелкую операцию, больной просыпается, глаза открывает, на вопросы отвечает. Его оставляют и уходят. А человек засыпает, дыхание останавливается, и он умирает от гипоксии.

— А вас никогда не обвиняли в смерти больного?

— У меня был другой случай еще в самом начале моей деятельности. Я был дежурным врачом в отделении, и меня срочно вызвали к ребенку. У него произошло нарушение дыхания. Беру чемодан, вместе с медсестрой бегу в палату, провожу всякие реанимационные мероприятия, устанавливаю интубационную трубку, и ребенок открывает глаза! Выхожу гордый к родственникам: «Ребенок живой, переводим в реанимацию!» А мама мне говорит: «Доктор, а зачем вы это сделали? У него же опухоль неоперабельная…»

— Может быть, надо было дать этому ребенку спокойно уйти?

— Иногда бывают такие жуткие вещи. Поступил к нам однажды больной в крайне тяжелом состоянии. Когда он копался в двигателе грузовика, оторвалась лопасть вентилятора и попала ему в темя. Эта металлическая лопасть, размером сантиметров 15–20, прорубила череп до основания. А человек дышит, сердце бьется. Что делать с ним?


— Почему у нас не пускают родственников в реанимацию? Они сидят под дверью, не имея возможности поддержать близкого человека или проститься с ним.

— На мой взгляд, это неправильно — и я могу свою позицию обосновать. Родственники должны быть союзниками врачей в борьбе за больного. Это участие нужно, а с другой стороны, они не должны мешать работать врачам. Ситуация: пустили родственницу, она начинает гладить больного. Спрашиваю: «Знаете, что может быть? Вы делаете массаж, а человек уже несколько дней без движения, хоть его и поворачивают, но гемодинамика нарушена. А если тромб образовался в вене и вы его сейчас протолкнете, будет тромбоэмболия легочной артерии!» Казалось бы, безобидная манипуляция. Лучше всего выделить время посещений — полчаса. Этого вполне достаточно. Ну и, естественно, бахилы, халаты, маски.

— На Западе эти меры считают излишними, потому что страшнее внутрибольничной инфекции ничего нет.

— У больных, которые долго лежат в реанимации, неизбежно возникает устойчивая патогенная микрофлора — и это загрязнение разносится по всему отделению. Больницы являются рассадником устойчивой патогенной микрофлоры. Еще Пирогов говорил, что больницы через 5 лет надо сжигать. И строить новые.


— А хорошие истории в реанимации случаются — те, что из разряда чудес?

— Конечно. Идет обход. Больной, который долгое время находился в вегетативном состоянии, находится в специальной палате. Работает телевизор. Транслируют футбольный матч. У пациента глаза открыты, течет слюна. Он смотрит телевизор. Видит, не видит? Профессор-невролог хлопает этого пациента по плечу: «Какой счет?» — «Спартак ведет 2:1».

Другой случай. Меня пригласили на консультацию к больному, который впал в кому после операции. Удаляли желчный пузырь, что-то пошло не так. Развилась мощная инфекция, начался желчный перитонит. Мы смотрели этого больного с физиологом. Мозг функционирует, назначили лечение. Прошло 10 дней, опять приглашают на консультацию. Доктора рассказывают, как на обходе обсуждали, где этому пациенту поставить еще один дренаж. Вдруг он открывает глаза: «А я вам на это свое согласие не даю!»

Еще история. Женщина 36 лет с заболеванием головного мозга. Два раза была в коме, близкой к атонической. Произошло сдавливание ствола головного мозга, осложнение на глаза с потерей зрения. Приняли решение: будем делать все, что надо. Она пролежала больше года. А сегодня ходит, разговаривает, а ведь труп был стопроцентный. И таких случаев много.

Источник: www.mk.ru

Этапы лечения

Медикаментозное лечение в больнице
Медикаментозное лечение в больнице

Терапия условно делится на 3 этапа:


  • терапия в отделении интенсивной терапии;
  • стационарное лечение;
  • амбулаторное лечение.

Лежат в реанимации до 3 недель. Лечение в стационаре длится более 3 месяцев. Амбулаторное восстановление может проходить в течение 4 месяцев. Временные показатели зависят от серьезности заболевания. Если восстановление происходит медленно, то сроки увеличиваются. Но уменьшать период лечения нельзя, иначе пораженные области не восстановятся или приступ вызовет более серьезные нарушения.

Сроки реанимации в зависимости от вида инсульта

Реанимация в больнице после инсульта
Реанимация в больнице после инсульта

Лечение зависит от вида патологии. Инсульт делится на 2 типа:

  • ишемический;
  • геморрагический.

В зависимости от типа инсульта сроки лечения не различаются. В обоих случаях они определяются медицинскими положениями РФ, в которых говорится, что пациент с инсультом должен проходить лечение в реанимации не менее 21 дня. Это минимальный срок даже для быстро восстанавливающихся пациентов. Общий период лечения всегда больше и составляет несколько месяцев.

В отделении интенсивной терапии пациент может находиться дольше, но только после прохождения экспертизы. На 21-ый или 22-ой день его пребывания в реанимации собирается комиссия, оценивающая физическое состояние человека . Если обнаружится 1 из факторов отсрочки, то срок пребывания в интенсивной терапии увеличивается до 30 дней. В редких случаях и он может быть продлен, но только на основе факторов отсрочки, которые выявляются на консилиуме.

Расчет общего периода реанимационного лечения

Расчет периода реанимационного лечения
Расчет периода реанимационного лечения

Сколько лежат в больнице с инсультом в отделении интенсивной терапии? Период нахождения пациента в больнице и на домашней реабилитации напрямую зависит от серьезности инсульта и некоторых других его характеристик. Курс терапии основан на государственных стандартах. Если обнаруживается серьезное побочное заболевание, риск осложнения которого увеличивается на фоне инсульта, или присутствует один из соответствующих факторов, время восстановления увеличивают.

Время пребывания в «интенсиве» и стационаре рассчитывается на основе:

  1. Размера пораженной области. Обширное поражение требует более длительного восстановления.
  2. Степени дисфункции жизненно важных органов (сердца, легких, системы пищеварения).
  3. Уровня работоспособности мозга. Крайний случай снижения его активности – впадение человека в кому. В данном случае пациент находится в отдельной палате, пока не выйдет из этого состояния и не восстановит сознание и начальные двигательные функции.
  4. Места дислокации нарушения кровеносных сосудов. Если затронуты центральные отделы головного мозга, требуется более длительная терапия.
  5. Наличия сопутствующих заболеваний, которые могут дать осложнения без соответствующего ухода со стороны врачей (сердечно-сосудистые заболевания, аневризмы и т.п).
  6. Степени клинически симптомов.
  7. Уровня давления. При его скачках вероятен рецидив, поэтому больного нельзя переводить в общую палату.

Охарактеризовать факторы, влияющие на нахождение в реанимации, можно как степень угрозы жизни и правильному функционированию человеческого организма. Если лечение не будет соответствовать виду инсульта, то восстановление будет проходить очень медленно, не все пораженные зоны придут в норму. Возможен летальный исход

Факторы продления интенсивной терапии

Рецидив после инсульта
Рецидив после инсульта

Больной с ишемическим или геморрагическим инсультом может остаться на длительное лечение в реанимации, если:

  • произошел рецидив (повторное поражение различных отделов мозга);
  • жизнь и здоровье человека все еще находятся под серьезной угрозой;
  • человек не вышел из комы;
  • пораженные отделы мозга не восстановились за время реабилитации;
  • наблюдаются признаки, указывающие на скорое повторение приступа.

Цель пребывания пациента в отделении интенсивной терапии – сохранить жизнь и восстановить нервные функции на мозговом уровне. Если больному все еще нужна восстановительная операция, его оставляют в реанимации, где осуществляется уход за недавно прооперированными пациентами.

Сроки проведения манипуляций

Период восстановления зависит от реанимационного лечения. Тот отрезок времени, за который будут подготовлены и выполнены основные процедуры, напрямую влияет на скорость реабилитации больного.

При поступлении человека в отделение интенсива необходимо выполнить следующие действия:

  • корректировка дисфункции дыхательной системы;
  • снижение необоснованного психомоторного возбуждения;
  • восстановление нормального состояния тела (борьба с гипертермией);
  • компенсация отечности мозга.

После экстренного обследования назначается операция или используется специальная аппаратура. При геморрагическом инсульте обязательно проводится хирургия, направленная на устранение угрожающего жизни отека, в ходе которой выводится отечная жидкость, компенсируется давление отека на важные отдела нервного центра. Хирургическое вмешательство срочное и должно проводиться не позднее вторых суток поступления пациента в больницу. Если операция была задержана на 3 – 4 дня, реабилитация затягивается.

Ишемический инсульт не всегда требует хирургического вмешательства. Его клинические симптомы компенсируются работой специальных установок жизнеобеспечения, амбулаторными и реанимационными процедурами.Период восстановления меньше на несколько дней, чем при операционном вмешательстве.

Когда производится перевод в общую палату

Общая палата в больнице
Общая палата в больнице

От момента перевода в общую палату зависит остаток лечения. От него нужно отсчитать 3 месяца и период амбулаторного восстановления (2-4 месяца), это будет окончательный срок реабилитации.

Стационарное лечение допускается только тогда, когда жизни пациента уже ничто не угрожает, и можно перейти к восстановлению двигательных, речевых функций и мелкой моторики. Небольшая проверка позволяет определить, можно ли перевести человека на менее интенсивный вид терапии. Учитывают следующие факторы:

  • способен ли пациент позвать на помощь;
  • восстановилось ли сознание до возвращения способности общаться;
  • исключены ли вероятности мозгового кровотечения;
  • снизился ли отек мозга;
  • стабилизировалось ли давление;
  • насколько равномерным стало сердцебиение.

Важно, чтобы человек мог обходиться без аппаратов ИВЛ, контактировал с медперсоналом, потому что о его состоянии не смогут сообщить аппараты. Перевод осуществляется на 21-ый день, если угроза рецидивов исчезла и на протяжении часа наблюдения больной не проявил никаких признаков их приближения.

Период стационарной реабилитации

Стандартный срок лечения в стационаре составляет 3 месяца. При этом больничный лист при инсульте выписывается сразу на 7-8 месяцев. Почему?

Не всем людям, перенесшим инсульт, хватает срока в 3 месяца для полного восстановления. Частично функции реабилитации пациентов переносятся на родных при домашнем лечении, но перед выпиской из стационара нужно устранить все возможные осложнения. Продолжительность реабилитации зависит от типа инсульта (ишемический, геморрагический, микроинсульт).

При слабых поражениях, микроинсультах и легкой степени недуга время может быть сокращено до 2 месяцев в общей палате. Человека могут выписать и раньше, если он проявляет самостоятельность и готов отказаться от врачебной помощи.

Срок нахождения в больнице можно сократить. После прохождения лечения в реанимации можно написать отказ от предоставления врачебных услуг и забрать больного домой. Сделать это может доверенное лицо или сам пациент. Но нельзя оставлять человека без терапии: если и переводить его домой, то только при условии найма сиделки и периодических посещений терапевта.

При аневротическом типе инсульта, который возникает в результате разрыва сосуда в мозге у больных аневризмой, в общей палате нужно находиться 2 месяца. Общий период реабилитации при этом составляет от 3,5 до 4 месяцев, о чем свидетельствуют выдаваемые человеку больничные листы.

При поражении средней степени потребуется месяц пребывания в интенсиве и еще самое меньшее 3 месяца пребывания в амбулаторном отделении. Продление больничного листа может быть по состоянию здоровья пациента. Чтобы сделать это, нужно проходить медицинско-социальную экспертизу, где врачи определяют основания к увеличению сроков. По заключению экспертизы лечение увеличивается минимум на 2 недели, максимум – на 4 месяца. После прохождения этого отрезка пациента направляют на повторную проверку, если его состояние не улучшается.

Повторные случаи заболевания продлевают терапию на 2,5 месяца. Человек вновь поступает в реанимацию и проходит курс лечения.

Общий период терапии должен быть рассчитан индивидуально. При поступлении в больницу можно сориентировать больного и его близких лишь по вопросу минимального времени реабилитации. Точно рассчитать срок можно только на основе первых результатов лечения. При этом на протяжении нахождения в стационаре существует риск повторного инсульта. Гарантировать быстрое выздоровление в таких условиях нельзя.

Источник: NervovNet.com

Какую помощь оказывают пациенту в реаниматологии?

Пациента, у которого скорая помощь диагностировала острый коронарный синдром, сразу же доставляют в блок интенсивной терапии. Часто при крупных кардиологических клиниках существуют отдельные специализированные инфарктные реанимационные отделения.

Реанимация при инфаркте в первую очередь заключается в обеспечении поврежденной сердечной мышцы кислородом, купировании развившихся жизнеугрожающих аритмий, коррекции нарушений гемодинамики и тромбообразования.

Для этого применяют такие процедуры:

  • кислородотерапия – пациента подключают к аппарату искусственной вентиляции легких для борьбы с гипоксией;
  • инфузионная терапия – показана для восстановления нормального кровоснабжения тканей, водно-электролитного баланса, используется для обеспечения парентерального (внутривенного) питания;
  • седация – при инфаркте очень важно успокоить нервную систему пациента, для чего применяют соответствующие препараты;
  • обезболивание – ишемия сердечной мышцы сопровождается интенсивной болью, которая может привести к развитию шока, поэтому ее снимают с помощью наркотических анальгетиков;
  • профилактика тромбообразования или растворение образовавшегося тромба – очень важно предупредить повторную атаку или же обеспечить доступ кислорода к ишемизированному участку, для чего назначают антикоагулянты, такие как гепарин или варфарин;
  • строгий постельный режим – необходим для максимального уменьшения физической нагрузки и восстановления организма.

Во время нахождения в реанимации пациента могут лечить хирургическим путем:

  • Ангиопластика лазеромстентирование коронарных артерий;
  • аорто-коронарное шунтирование;
  • ангиопластика лазером;
  • баллонная дилатация венечных сосудов.

Пациенты лежат в реанимации после инфаркта под постоянным наблюдением медицинского персонала. Они в круглосуточном режиме подключены к оборудованию, которое автоматически снимает ЭКГ, следит за давлением, дыханием, сердцебиением и другими показателями. В случае, если у больного развивается клиническая смерть, ему в неотложном порядке проводят сердечно-легочную реанимацию, которая заключается в таких действиях:

  • непрямой массаж сердца;
  • искусственная вентиляция легких;
  • дефибрилляция;
  • медикаментозная поддержка больного.

Длительность пребывания больного в условиях реанимации после инфаркта

В современной медицине стараются сократить время нахождения пациента в стационаре с целью оптимизации расходов и снижения цен на лечение. Если раньше больной с инфарктом мог лежать в больнице почти целый месяц, то сейчас этот срок значительно сократился.

При неосложненном течении заболевания пациент находится в реаниматологии в среднем трое суток. За это время проводят полное стандартное обследование, добиваются стабилизации жизненных показателей и назначают соответствующее лечение. В большинстве случаев становится необходимым проведение хирургического вмешательства. В такой ситуации продолжительность пребывания пациента в палате интенсивной терапии дополняется перед- и послеоперационным периодом. Но суммарный срок обычно не превышает 7-10 дней.

После этого пациента переводят в кардиологический стационар или же выписывают домой.

От чего зависит срок пребывания человека в отделении интенсивной терапии?

Время, в течение которого пациента держат в реанимации после инфаркта, обуславливается такими факторами:

  • локализацией и размером ишемического некроза;
  • наличием осложнений (шока, реперфузионного синдрома, комы);
  • присутствием сопутствующих заболеваний (гипертонической болезни, сахарного диабета);
  • возрастом пациента и его общего состояния;
  • объемом оперативного вмешательства.

Совокупность этих обстоятельств создает широкие временные рамки: одних выписывают уже через неделю, других держат в течение месяца и больше. Необходимо понимать, что у пациентов с ишемической болезнью всегда высок риск повторных инфарктов, потому следует в точности выполнять предписания врача и не прекращать лечебный процесс раньше времени.

Выписывают человека при наличии таких критериев:

  • восстановлении нормального сердечного ритма;
  • отсутствии жизнеугрожающих осложнений;
  • отсутствии нарушений сознания.

Как и сроки госпитализации в больнице, значительно сократилось время постельного режима после выписки. Было установлено, что долгое пребывание в лежачем положении увеличивает риск осложнений, таких как тромбозы, эмболии, пролежни. В большинстве случаев пациенты могут начинать полноценно ходить на 3-4 неделе с момента острого эпизода.

После выписки начинается этап реабилитации, который длится несколько месяцев (вплоть до года) и играет очень большую роль в дальнейшем прогнозе для больного.

Длительность больничного листа при инфаркте миокарда

После выписки пациенту дают больничный, который оформляет лечащий врач. Если необходимо продлить его действие – назначается специальная врачебная комиссия. Конкретная продолжительность больничного листа о нетрудоспособности после инфаркта зависит от степени тяжести патологии:

  • мелкоочаговый инфаркт без осложнений – 60 дней;
  • обширный крупноочаговый и трансмуральный – 60-90 дней;
  • осложненный инфаркт – 3-4 месяца.

При наличии следующих состояний больного направляют на медицинско-реабилитационную экспертную комиссию для определения факта стойкой потери трудоспособности:

  • повторный (рецидивирующий) инфаркт;
  • наличие тяжелых нарушений сердечного ритма;
  • хроническая сердечная недостаточность.

Существует четыре функциональных класса:

  • І – трудоспособность сохранена, но пациентов снимают с ночных смен, дополнительных нагрузок, командировок. В этом случае рекомендуется сменить тяжелую физическую работу на более легкую;
  • ІІ – разрешается только легкая работа, без значительных физических нагрузок;
  • ІІІ – пациентов признают нетрудоспособными, если их деятельность связана с физической работой или психоэмоциональными стрессами;
  • ІV – больные считаются абсолютно нетрудоспособными, им дают группу инвалидности.

Дальнейшая реабилитация

Инфаркт – не диагноз, а образ жизни. После того как пациент оставит больничную койку, ему предстоит длительный период реабилитации, в течение которого он будет восстанавливать здоровье и работоспособность.

Конкретную программу назначает кардиолог и физиотерапевт. Помимо медикаментозной терапии, она включает:

  • санаторно-курортное лечение;
  • лечебную физкультуру – в соответствии с функциональным классом заболевания;
  • соблюдение диеты и контроль за весом – отказ от мучной и жирной пищи, дробное питание;
  • отказ от курения и алкоголя, что позволяет значительно снизить риск рецидива;
  • избегание стрессов, в том числе проведение психологических тренингов или медитаций;
  • постоянный самостоятельный контроль давления и пульса.

Также периодически необходимо проходить профилактические осмотры по такой схеме:

  • первый месяц – каждую неделю;
  • первые шесть месяцев – раз в две недели;
  • следующие полгода – раз в месяц;
  • в дальнейшем – раз в квартал.

Выводы

Инфаркт миокарда – опасное неотложное состояние, которое требует принятия экстренных мер для спасения жизни. Чем раньше начаты реанимационные мероприятия, тем больше шансов на успешное выздоровление.

В течение первых трех-семи дней пациента помещают в отделение анестезиологии и реанимации, где есть все необходимые условия для поддержания жизни и лечения ранних стадий инфаркта. В дальнейшем больного переводят в кардиологический стационар. Сроки выписки с блока интенсивной терапии зависят от конкретной ситуации. Длительность больничного также изменяется в соответствии с тяжестью каждого отдельного пациента.

Источник: cardiograf.com

Добрый день, Евгения!

Существует Национальный стандарт российской федерации — ГОСТ Р 52600.5-2008 Протокол ведения больных. Инсульт. В разделе 3.8 «Лечение инсульта» данного документа указано, что:

Госпитализации в отделение реанимации подлежат следующие пациенты:

с измененным уровнем бодрствования (от легкого сопора до комы);

— нарушениями дыхания и глотания;- тяжелыми нарушениями гомеостаза;

— декомпенсацией сердечных, почечных, печеночных, эндокринных и иных функций на фоне острого нарушения мозгового кровообращения.

Кроме того, в подпункте 4.2.5 «Характеристики алгоритмов и особенностей выполнения немедикаментозной помощи» вышеназванного документа также указано, что:

Обследование проводят ежедневно, кратность его зависит от срока начала заболевания, особенностей течения заболевания, тяжести состояния больного. При снижении уровня бодрствования целесообразно наблюдение врача-реаниматолога.

Есть ли какие-либо правовые документы, регламентирующие сроки пребывания пациента в реанимации и критерии перевода в общую палату?

Но, в данном документе не конкретизорованы сроки прибывания больного в условиях реанимации. Перевод больного в палату общей терапии зависит от наблюдений и рекомендаций врача.

10 дней в реанимации без улучшений, не говорит, не двигается, только иногда открывает глаза

Если, на Ваш взгляд состояние Вашей бабушки не улучшается требуйте продолжение наблюдения пациента в условиях реанимации.

Если у Вас имеются дополнительные вопросы, вы можете воспользоваться зеленой кнопкой «Сообщение юристу/общаться в чате» рядом с фото. При необходимости Вы можете заказать более подробную платную консультацию с детальным разбором вашей ситуации, или заказать составление документа.

Обращайтесь — буду рада вам помочь!
С уважением, Кузьмина Дарья!

Источник: pravoved.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.