Пневмония после операции на сердце


Нозокомиальная пневмония (НП) занимает третье место в структуре всех госпитальных инфекционных осложнений после инфекций мягких тканей и мочевыводящих путей, значительно увеличивает длительность и стоимость стационарного лечения, а также летальность. Последний показатель, в случае НП, составляет, по данным разных авторов, от 20 до 50% [2, 4, 5, 16]. Согласно исследованиям, проведенным J.Y. Fagon et al. (1993), у пациентов отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) НП развивается в 5–10 раз чаще, чем у больных, находящихся в отделениях общей хирургии; в среднем частота НП в ОРИТ составляет 25%.

Вентилятор-ассоциированной пневмонией (ВАП) считается НП, возникающая через 48 и более часов после интубации трахеи и проведения искусственной вентиляции легких (ИВЛ) в отсутствии признаков пневмонии в момент интубации [13]. ВАП является независимым прогностическим признаком неблагоприятного исхода у тяжелых больных, требующих ИВЛ [5]. Серьезные последствия ВАП, в особенности у хирургических пациентов, связаны с тем, что легочная инфекция представляет собой осложнение, развившееся на фоне уже имеющегося у больного критического состояния, потребовавшего замещения функции дыхания.


Очевидно, что оптимизация профилактики НП может существенно улучшить прогноз у тяжелых больных, длительно находящихся на ИВЛ.

В связи с вышеизложенным, целью данной работы является демонстрация эффективности превентивного применения амброксола в отношении развития вентилятор-ассоциированной пневмонии у больных с развившимися осложнениями, нуждающихся в проведении длительной ИВЛ, после операций шунтирования коронарных артерий в условиях искусственного кровообращения (ИК).

В исследовании приняли участие 53 пациента, прооперированных по поводу имеющейся у них ИБС. Операции выполнялись в условиях искусственного кровообращения.

У всех больных сразу после перевода из операционной в ОРИТ и на протяжении всего послеоперационного периода осуществлялся стандартный мониторинг состояния сердечно-сосудистой системы, кислотно-щелочного и водно-электролитного баланса. Искусственная вентиляция легких осуществлялась микропроцессорным вентилятором «Puritan Bennet 7200a» фирмы Puritan Bennet, США.

В данное исследование вошли только те больные, тяжесть состояния которых не соответствовала стандартным критериям экстубации, вследствие чего потребовалось проведение ИВЛ в течение более 48 ч. Все пациенты были разделены на две группы. Первую из них составили 32 пациента; схема профилактики развития нозокомиальной пневмонии в этой группе была общепринятой для отделений реанимации и интенсивной терапии. Во вторую группу вошел 21 пациент, в протокол профилактических мероприятий был включен амброксол (амбробене ампулы, Ratiopharm) в дозе по 15 мг внутривенно 3 раза в сутки.


Достоверных различий между двумя группами выявлено не было (табл.1).

В связи с острой сердечно-сосудистой недостаточностью пациентам проводилась инфузия катехоламинов в различных комбинациях (из них 10 больным первой группы и 9 больным второй группы — в сочетании с внутриаортальной баллонной контрапульсацией).

Основными причинами длительной ИВЛ были острая сердечная недостаточность, цереброваскулярные осложнения, легочные осложнения.

У большей части больных после операций коронарного шунтирования экстубация удается в течение нескольких часов, и по истечении 7–10 дней они могут быть выписаны из клиники. В то же время увеличивается число исходно тяжелых пациентов с сопутствующими хроническими заболеваниями, терапия таких больных в послеоперационном периоде требует проведения длительной ИВЛ.

Причины продленной механической вентиляции разнообразные: гематологические, респираторные, неврологические, сердечно-сосудистые (см. табл. 2). Кроме того, у конкретного пациента причина через какое-то время может измениться. Например, больному не смогли провести экстубацию сначала из-за повышенного поступления крови по дренажам; позже вторичными причинами могут быть гемодинамическая нестабильность, кардиогенный отек легких, некардиогенный отек легких вследствие массивной гемотрансфузии, повторный наркоз при необходимости проведения реторокотомии.


хательная недостаточность как компонент полиорганной недостаточности в структуре послеоперационных осложнений у коронарных больных имеет большое клиническое значение и сопряжена с высоким риском смертности.

В результате проведенного анализа установлено, что в первой группе больных частота развития ВАП составила 31% (10 больных). С момента применения в практике лечения осложнений у больных, длительно находящихся на ИВЛ, превентивного введения амброксола частота развития ВАП у этой категории больных снизилась и составила 9,5% (2 больных).

Проблема ВАП интенсивно изучалась 20 лет. Доказано, что именно интубация трахеи является причиной развития данного вида пневмонии [3, 11]. Факторами риска развития ВАП считаются хронические обструктивные заболевания легких, ИВЛ продолжительностью более 48 ч, повторная интубация и аспирация, положение пациента на спине без приподнятого положения головы, применение антибиотиков, возраст старше 60 лет, полиорганная недостаточность (три компонента и более), энтеральное питание и кома, аэрозольная терапия, мужской пол, трахеостомия, транспортировка больного вне ОРИТ [3, 9].

Проблема ВАП остается актуальной до тех пор, пока в медицине применяется инвазивная ИВЛ с необходимостью интубации пациента, так как сама интубация трахеи создает условия для возникновения пневмонии [3, 9, 11].


Низкозатратные методы профилактики пневмонии (соблюдение противоэпидемического режима, обработка рук персонала, правильный уход за пациентом) достоверно снижают риск развития пневмонии, но не способны предотвратить ее полностью [9].

Профилактика ВАП должна быть основана на четком осознании факторов риска, а также механизмов патогенеза.

Противоинфекционная защита нижних дыхательных путей осуществляется благодаря механическим факторам (аэродинамическая фильтрация, разветвление бронхов, надгортанник, кашель и чиханье, колебательные движения ресничек мерцательного эпителия слизистой оболочки бронхов), а также клеточным гуморальным механизмам неспецифического и специфического иммунитета. Причинами развития воспалительной реакции в респираторных отделах легких могут быть как снижение эффективности защитных механизмов макроорганизма, так и массивность доз микроорганизмов и/или их повышенная вирулентность. Можно выделить четыре патогенетических механизма, в той или иной степени обусловливающих развитие пневмонии: аспирация секрета ротоглотки, вдыхание аэрозоля, содержащего микроорганизмы, гематогенное распространение микроорганизмов из внелегочного очага инфекции, непосредственное распространение инфекции из соседних пораженных очагов [9].

Однако необходимо отметить, что из этих механизмов основной — аспирация микроорганизмов.


струментальные исследования дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта, нарушение сознания и ИВЛ существенно увеличивают вероятность аспирации. Аспирация содержимого ротоглотки — основной путь инфицирования респираторных отделов легких, а значит, и основной патогенетический механизм развития пневмонии. Колонизация ротоглотки пациентов в стационаре грамотрицательной флорой является фактором, предрасполагающим к НП. Колонизация существенно увеличивается при назначении антибиотиков, при коме, у пациентов с гипотензией, ацидозом, азотемией, диабетом, хроническими заболеваниями легких, эндотрахеальной и назогастральной интубацией. Существенное влияние на интенсивность и продолжительность колонизации оказывает вирулентность микроорганизмов и нарушение резистентности макроорганизма [9]. В нормальных условиях ряд микроорганизмов может колонизировать ротоглотку, но нижние дыхательные пути при этом остаются стерильными.

При повреждении механизмов «самоочищения» трахеобронхиального дерева создаются благоприятные условия для развития пневмонии. Например, наличие интубационной трубки в трахее, назогастрального зонда, рефлекторной гиперсаливации приводят в конечном счете к появлению вязкого секрета в просвете трахеи и крупных бронхов, создающего условия для обструкции бронхов. Контаминация этого содержимого ведет к трахеобронхиту и бронхопневмонии.

Мы разработали предупреждающую терапию, доказательством эффективности которой является достоверное снижение частоты развития нозокомиальной пневмонии у больных, находящихся на ИВЛ более 48 ч.


циентам с осложнениями в послеоперационном периоде, вследствие этого длительно находящимся на ИВЛ, назначали с профилактической целью амбробене (амброксол). Таким образом, благодаря назначению амбробене только у двух пациентов развилась пневмония, что составило 9,5% по отношению к столь же тяжелому контингенту больных ОРИТ, находящихся на ИВЛ до 45 сут. В противном случае, пневмония как грозное инфекционное осложнение развивалась у 31% больных.

Амброксол стимулирует образование трахеобронхиального секрета пониженной вязкости за счет деполимеризации кислых мукополисахаридов бронхиальной слизи и выработки нейтральных мукополисахаридов бокаловидными клетками. Важной является способность препарата восстанавливать мукоцилиарный клиренс путем стимуляции двигательной активности ресничек мерцательного эпителия [8]. Амброксол улучшает мукоцилиарный транспорт, что в сочетании с мукокинетическим действием обусловливает выраженный отхаркивающий эффект.

При сочетанном применении с антибиотиками амброксол усиливает их проникновение в бронхиальный секрет и слизистую оболочку бронхов, повышая эффективность антибактериальной терапии и сокращая ее длительность [12, 14].

Кроме влияния на продукцию слизи в дыхательных путях, амброксол также обладает противовоспалительными [1, 5] и антиоксидантными [7] свойствами, которые можно объяснить его влиянием на высвобождение кислородных радикалов и вмешательством в метаболизм арахидоновой кислоты в очаге воспаления.


Но наиболее значимым достоинством препарата является стимулирующее действие на альвеолоциты 2-го типа, что приводит к повышению синтеза, секреции сурфактанта [18]. Препарат способен блокировать его распад под действием неблагоприятных факторов. Будучи одним из компонентов системы местной защиты легких, сурфактант препятствует проникновению в клетки эпителия патогенных микроорганизмов. Сурфактант также усиливает активность ресничек мерцательного эпителия, что в сочетании с улучшением реологических свойств бронхиального секрета приводит к эффективному очищению дыхательных путей, помогает больному как следует откашливаться.

В работе R. R. Wauer et al. [17] удалось показать, что назначение амброксола достоверно снижает риск развития пневмонии у детей с РДС, а также улучшает показатели легочной механики. Наше исследование также продемонстрировало, что назначение амброксола больным, длительно находящимся на ИВЛ после кардиохирургических операций, влияет на несколько звеньев патогенеза пневмонии и способствует предотвращению развития ВАП.

Оптимальным в условиях ОРИТ является парентеральное назначение амброксола. С этой точки зрения наиболее удобными являются препараты, выпускаемые в различных формах. В нашем отделении использовался препарат амбробене (Ratiopharm), который выпускается в таблетках, капсулах, растворе для приема внутрь и ингаляций и в ампулах для парентерального введения.


На основании всего вышеизложенного можно сделать вывод, что разработанная методика профилактики вентилятор-ассоциированной пневмонии достоверно снижает частоту развития этого инфекционного осложнения у больных после операций на открытом сердце, находящихся на ИВЛ более 48 ч.


Е. С. Никитин, доктор медицинских наук
М. М. Жадин, кандидат медицинских наук
Г. В. Лобачева, кандидат медицинских наук
Е. П. Елисеева, Е. Николаева, И. М. Макрушин
НЦ ССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, Москва

Источник: www.lvrach.ru

Суть, показания и противопоказания

Внимание! Актуальные для вас рекомендации по здоровью даст исключительно лечащий врач. В статье собрана только общая информация, которая поможет сориентироваться на проблеме.

Как правило, операция проводится в том случае, когда коронарное русло больного поражено на 75% и более, а стенокардия невосприимчива к лекарствам.

В процессе операции для кровотока прокладывают дополнительный путь к сердцу, в обход пораженных атеросклерозом артерий. Донором шунтов, сосудистых трансплантатов, является сам пациент — их берут из внутренней грудной артерии, в большой подкожной вене на ноге или лучевой артерии на руке. Длительность операции зависит от количества пораженных артерий — в среднем, 4-5 часов.

Также перед операцией необходимо принять во внимание такие факторы риска, как:


  • рассеянное поражение всех коронарных артерий
  • сердечная недостаточность и почечная недостаточность
  • рубцевание и снижение работоспособности левого желудочка более чем на 30%
  • онкологические заболевания
  • хронические неспецифические заболевания легких: бронхит, пневмонию, астму, эмфизему

Реабилитация после шунтирования

«Соблюдение этапности лечения в 4 раза снижает риск повторных операций, в 6 раз — повторных госпитализаций, в 2,5 раза — смертность в результате рецидива болезни… Экономия расходов на лечение рецидивов — 30-40%»

Е.В.Шляхто, главный кардиолог Санкт-Петербурга и Северо-западного ФО, Президент Российского кардиологического общества.

Грамотная реабилитация после коронарного шунтирования помогает:

  • устранить негативные последствия хирургического вмешательства
  • закрепить результаты лечения
  • восстановить физическую активность и справиться с психологической травмой
  • блокировать дальнейшее развитие ишемической болезни сердца и возможных в будущем осложнений

Эффективная реабилитация подразумевает комплексный подход к физическому и психологическому состоянию больного. Длится, в среднем, от 6 до 12 месяцев и включает в себя этапы стационарного отделения, кардиологического санатория и амбулаторного наблюдения.


Стационарное отделение реабилитации

Задача первого этапа реабилитации — контроль и стабилизация состояния организма после хирургического вмешательства, физическая активация и психологическая адаптация к проведенной операции.

Минимальное время пребывания пациента в стационаре — 7-10 дней, конкретный срок определяется индивидуально, в зависимости от сложности послеоперационных осложнений.

В этот период пациент получает следующую медицинскую помощь:

  • Медикаментозное лечение — контроль болевых симптомов, нагрузок на сердечную мышцу и образования тромбов в шунтах.
  • Восстановление физической активности — обучение тому, как правильно поворачиваться в кровати, когда можно садиться, вставать с постели и ходить. Важно: если не уделять время физической активности с первых дней после операции, увеличивается риск развития осложнений.
  • Психологическая адаптация подразумевает работу со страхом слабости сердца и настроем на возвращение боли. Данные статистики показывают: 60% пациентов после шунтирования боятся остаться без постоянного контроля врачей. Многие считают, что сердце может не выдержать, помня о том, что малейшая нагрузка до операции вызывала стенокардию.

По окончании стационарного этапа реабилитации пациент проходит обследование сердца, а также, во многих случаях, велоэргометрический тест, с помощью которого определяется переносимость физических нагрузок. На основании полученных данных составляется план дальнейшей реабилитации.

Реабилитационный центр кардиологического санатория

Контроль и реабилитация состояния после шунтирования и выписки из стационара продолжается на этапе кардиологического санатория. Он необходим, чтобы закрепить результат и эффект лечения, стабилизировать физическое и психологическое состояние больного, подготовить его к возвращению к нормальной жизни: бытовым нагрузкам, социально-активной и трудовой деятельности.

В этот период пациент проходит:

  • индивидуально составленную программу лечения, тренировок и ЛФК, с учетом необходимого темпа восстановления, а также возможностей организма
  • программу нормализации психоэмоционального состояния — анализ реакции на болезнь, психологическую поддержку
  • вторичную профилактику для предупреждения осложнений основного заболевания и устранения факторов риска.

Пребывание на реабилитации в кардиологическом санатории, как правило, составляет 18-21 день.

Отметим, что справиться с задачей по силам только центру, который сочетает в себе большой опыт работы, солидную методическую базу и квалифицированных специалистов: кардиолога, психо- и физиотерапевта, врачей и инструкторов ЛФК со специальной подготовкой, специалистов лабораторной и функциональной диагностики.

Амбулаторная реабилитация

Только осознанное и ответственное отношение к здоровью после основных этапов реабилитации поможет сохранить эффект от лечения на как можно более долгий срок. Поэтому, после выписки из кардиологического санатория, необходимо:

  • Встать на учет к кардиологу по месту жительства и проходить наблюдение 1 раз в 3 месяца. Прием у кардиохирурга обязательно проходить 1 раз в год
  • Отказаться от вредных привычек — курение сокращает срок службы шунтов минимум в половину, а алкоголь увеличивает нагрузку на сердце
  • Целенаправленно увеличивать количество физической активности — пеших прогулок, подъемов по лестнице, гимнастики без активного участия рук и плеч. При этом важно помнить, что болевого синдрома быть не должно.

Кардиологический санаторий «Черная речка» специализируется на реабилитации пациентов, перенесших инфаркт миокарда и операции по шунтированию, стентированию и замене клапанов. За 60 лет работы нашего центра мы помогли восстановить здоровье и трудоспособность более 650 000 пациентов. Прочитайте подробнее о программе реабилитации и как на нее попасть, чтобы мы могли помочь и вам!

Источник: www.cardiokurort.ru

Необычную историю «АиФ» рассказал завотделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения больницы им. Виноградова Виктор Майсков.

45-летний мужчина почувствовал боль в сердце и вызвал «скорую». Пока его везли в больницу, сердце несколько раз останавливалось. В больнице сразу определили, что у пациента в сосуде тромб, который мешает притоку крови к сердцу. Надо было срочно начинать операцию. Но сосудистые хирурги никак не могли к ней приступить, потому что пациент всё время умирал. 

«Работаем в операционной, — вспоминает Виктор Майсков. — Забегает врач из реанимации и просит взять вне очереди пациента с тяжелым инфарктом, перенёсшего несколько клинических смертей на догоспитальном этапе. Случай экстренный. Поэтому мы оперативно завершили плановую операцию, операционное белье скинули, больного на каталке вывезли и ждём. Минуту, пять. Никого не везут. Звоню по телефону в реанимацию — никто не отвечает. Верный симптом: стряслось что-то серьёзное. Выхожу — в ординаторской никого, в коридоре пусто и огромная толпа стоит около койки пациента в реанимационном зале. Все крутятся, вертятся… 

Больной — молодой мужчина, физически крепкий, мускулистый. И у него рецидивирует жизнеугрожающее нарушение ритма сердца. Оно бьётся с частотой 300 ударов в минуту, не успевает наполниться кровью и работает вхолостую. Болтается как вздутый мешок и не поддерживает даже мозг. Реаниматологи проводят электроимпульсную терапию. На короткий период сердечная деятельность восстанавливается — и опять хаос, снова электроимпульсная терапия. Его возвращают — он снова умирает. Вижу, что бороться за жизнь, которая всё время ускользает, все уже устали. Попросили ещё 5 минут. И все эти 5 минут бесконечная череда процедур возвращения к жизни». 

Сколько раз можно запускать остановившееся сердце? Когда прекратить попытки, сказать себе “Все, хватит” и дать человеку спокойно умереть? Здесь никто не решится дать советов. Зачастую подсказывает сам пациент. Реаниматологи говорят, что у кого-то уже на лбу написано, что сегодня он — туда. Есть те, кто борется до последнего. А бывает “неопределившийся пациент”: ни туда, ни сюда. Он чётко на грани жизни и смерти — ни жив, ни мёртв. 

Этот был из неопределившихся. И отпустить его не могли. Отчаявшись, решили проводить операцию прямо на фоне реанимационных мероприятий. Вся реанимационная бригада с техникой переместилась в операционную. Пока везли больного, он опять несколько раз умирал. И так продолжалось всю операцию. Реаниматологи оживляли пациента на 2-3 минуты, к нему подходила бригада сосудистых хирургов, работали, пока сердце не останавливалось, и снова менялись местами с реаниматологами. Между этими процедурами возвращения к жизни удалось завершить операцию и убрать тромб. Открыли заблокированный сосуд, который кровоснабжал сердце, и аритмия прекратилась. Дальше — всё обычно: реанимация на ИВЛ, восстановление».

«Через некоторое время я встретил нашего пациента в коридоре больницы, — продолжает Майсков. — Сразу узнал, ведь так отчаянно мы тогда боролись за его жизнь. Стало интересно, кто он, чем занимается. Мужчина рассказал, что работает на кладбище могильщиком уже много лет. Устроился туда сразу после срочной. А служил на атомоходе “Курск”, который затонул в 2000 году. Накануне его экипаж вернулся из автономного похода, их сменила другая команда. Все погибли. Получается, смерть за ним по пятам ходила лет 20. И каждый раз кто-то сверху ей как будто говорил, что пока еще не вовремя. Не пришло время уходить…»

Источник: aif.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.