Сегменты сердца при эхокардиографии


Кардиография с помощью ультразвукового датчика — рутинная методика, основанная на влиянии высокочастотного излучения на организм пациента, на его ткани. В рамках практики специалистов по кардиологии речь идет о незаменимой методике. Несмотря на всю простоту способа, он крайне информативный, удобный и доступный для самого пациента.

ЭХО КГ сердца — это ультразвуковой метод диагностики, позволяющий визуальзировать анатомические особенности мышечного органа: состояние клапанов, самого миокарда и его сосудов, потому в основном методика выявляет пороки. Также приобретенные с годами нарушения. Например, при длительном повышении артериального давления. Вариантов множество.

По сути это обычное УЗИ, только датчик используют для диагностики кардиальных структур. 

Поскольку методика безопасна, ее используют многократно. Так часто, как того требует ситуация. Нет ни возрастных, ни иных серьезных ограничений. Хотя определенные противопоказания существуют.

Что же нужно знать пациенту перед эхокардиографией? Насколько эффективно это исследование?

Суть методики и что она показывает


Как уже сказано, ЭХО сердца — это модификация стандартного УЗИ внутренних органов. Однако, в отличие от прочих методов, схожих по смыслу, аппарат для кардиографии может работать в нескольких режимах.

Например, врачу-диагносту доступно дуплексное сканирование. Допплерография используется, в том числе, для того, чтобы исследовать скорость кровотока. Его качество. Что немаловажно при диагностике, например, ишемической болезни, оценке состояния органа после перенесенного инфаркта.

Как и прочие УЗИ, эхокардиография полностью безопасна.

Что же показывает ЭХО в рамках рутинного обследования:

  • Масса, количество мышечной ткани в области левого желудочка сердца. Как правило, изменяется при длительном повышении давления. Нелеченая гипертония особенно опасна.
  • Эхограмма сердца покажет интенсивность движения крови по легочной артерии. Этот сосуд — один из крупнейших. Любое нарушение чревато скорыми осложнениями. Вплоть до летального исхода. Особенно повышение местного давления.

легочное сердце при бронхиальной астме

  • Ударный объем. Количество крови, которое сердце выбрасывает в аорту и «гонит» по большому кругу. Многие пороки изменяют эти показатели, потому отклонения довольно информативны.

  • Состояние левого предсердия.
  • Толщины стенок.
  • Эхокардиография сердца показывает даже малейшие изменения в кардиальных структурах: положение миокарда, клапанов сердца (трикуспидального, митрального и пр. .) в момент сокращения и возвращения в спокойное состояние. Этот показатель определяют как конечный систолический и диастолический объемы.
  • Общее положение сердца. Его размеры, анатомическая локализация. В том числе относительно других органов грудной клетки.

Методика показывает морфологические особенности кардиальных структур.

Какие заболевания можно обнаружить

По результатам эхокардиографии специалисты выставляют несколько диагнозов.

Артериальная гипертензия

Выявить этот процесс можно косвенным образом. Речь идет о стабильном и регулярном повышении давления в сосудистом русле. Если говорить о полноценном диагнозе, то состояние следует назвать гипертонией.

Длительное течение патологического процесса приводит к органическим изменениям в сердце — левый желудочек трансформируется. Мышечные слой на уровне этой камеры становится толще.

Подробнее о гипертрофии левого желудочка читайте в этой статье.

последствия-гипертонии

Это своего рода компенсаторный механизм. Так кардио-структуры могут перекачивать кровь с большей силой. Интенсивность каждого удара растет. Это не нормальное, но объяснимое явление.

Чем дольше существует патология, тем хуже обстоит дело. Возможна кардиомегалия. Неумеренное разрастание мышечного органа. Тогда они не смогут выполнять свои функции.


эхокардиография сердца

Пороки сердца

Как врожденные, так и приобретенные. В основном те, которые затрагивают клапаны — аортальный, митральный, трикуспидальный, реже перегородки между камерами.

клапанный стеноз аорты

пролапс митрального клапана

трикуспидальная-регургитация

 

Подобные состояния крайне опасны. Поскольку без лечения рано приводят к генерализованной дисфункции, нарушению кровообращения. А это прямой путь к смерти от сердечной недостаточности или инфаркта. Потому сразу после обнаружения решают вопрос лечения.

Некоторые врожденные аномалии относят к порокам весьма условно. Например, открытое овальное окно. В таком случае обычно не делают ничего. Просто время от времени, каждый год наблюдают пациента.


6786

открытое-овальное-окно

Тромбоэмболия

Опасное расстройство. Суть его заключается в закупорка крупных сосудов кровяными сгустками. Эхо сердца — это метод, который позволяет увидеть тромбы в легочной артерии, коронарных сосудах. Благодаря этому можно своевременно пройти лечение. Пациент останется жив.

тромбоэмболия-легочной-артерии

Подробнее о видах тромбоэмболии читайте здесь, закупорка легочной артерии, возможные риски и методы лечения описаны тут.

ИБС в форме стенокардии

Классическая ситуация: нарушение трофики (питания) сердца, его тканей. Сопровождается выраженными болями в грудной клетке, одышкой, тошнотой и прочими симптомами. Это еще не инфаркт, но уже не так далеко. Остается один шаг.

Особенно опасна нестабильная стенокардия. Протекает она непредсказуемо, потому никто заранее не может сказать, чем закончится процесс в ходе очередного приступа.


развитие-стенокардии-с-переходом-в-инфаркт

Эхокардиограмма дает картинку на которой отчетливо видны участки дистрофии, а  области где нарушен кровоток обнаружит эхокардиография с допплеровским анализом. 

Симптомы приступа стенокардии и методы коррекции состояния описаны в этой статье.

Собственно инфаркт

Неотложное состояние. Когда случается у пациента — времени на диагностику в обрез. Обычно констатируют факт уже после первичных лечебных мероприятий.

От того, как быстро начата терапия, зависят шансы на восстановление. Посредством ЭХО Кг заметен очаг некроза (отмирания кардиальных структур). Чем он меньше, тем проще будет лечение.

патогенез инфаркта

Склероз сердца

Последствие инфаркта, воспалительных процессов в кардиальных структурах. Это состояние, при котором отдельные области миокарда рубцуются.

Соединительная ткань подобного рода не способна ни сокращаться, ни растягиваться. Поэтому часть органа выпадает из работы.


кардиосклероз-после-инфаркта

Состояние опасно тем, что провоцирует дальнейшее усугубление дистрофии и проблемы с питанием сердца. Необходимо пожизненное лечение. ЭХОКГ показывает как сам очаг кардисклероза, так и степень нарушения.

кардиосклероз-после-инфаркта

Опухоли

Неопластические процессы в мышечном органе, как ни странно, случаются довольно редко. Однако несут огромную опасность.

Причины две:

  • Первая — даже доброкачественные образования (например миксома), достигнув размеров более 1 см, компрессируют, сдавливают сердце. Отсюда нарушение формы органа, дисфункции, недостаточное питание.
  • Во-вторых, если опухоль злокачественная, она прорастает сквозь мышечные ткани. А значит, разрушает их. Компрессия также присутствует, вред двойной.

Лечение срочное, хирургическое.

миксома

Перикардит

Воспалительный процесс. Провокатор — пиогенная флора и другие агенты. Как правило, всему виной стрептококки или стафилококки. Встречается редко.


перикардит

Особняком стоит скопление жидкости в перикарде — гидроперикард. Если околосердечная сумка заполняется выпотом, кровью, местное давление растет. Как только показатель сравняется с таковым внутри камер мышечного органа, наступит остановка сердца. Поэтому состояние относят к неотложным.

гидроперикард

Миокардит

Воспалительное заболевание самого сердца. Сопровождается выраженными болями. При сканировании заметны очаги изменений. Если вовремя не лечиться, наступят последствия как при инфаркте. Возможно еще тяжелее.

последствия-миокардита

Кардиомиопатия

Типичный патологический процесс для тех, кто занимается интенсивным физическим трудом. Например, для спортсменов. В группе повышенного риска алкоголики, заядлые курильщики.

Суть процесса — это изменение миокарда: мышечный слой разрастается, становится непомерно большим, либо растягивается.

Это не нормально и требует терапии. Как правило, медикаментозной. Плюс коррекции образа жизни.


виды кардиомиопатии

Подробнее о видах кардимипатии и методах лечения читайте в этой статье.

Нарушение ритма

Различные. От фибрилляции предсердий до пароксизмальной тахикардии. Одна только эхокардиография тут вряд ли поможет. Чтобы выявить функциональные нарушения потребуется еще и ЭКГ.

фибрилляция предсердий

тахикардия наджелудочковая и желудочковая

Изменения анатомического положения сердца

Например, зеркальное (декстрокардия). Может быть пороком или же естественным и вполне нормальным явлением.

декстрокардия-сердце-справа

Примерно такие диагнозы можно выставить или подтвердить по результатам эхографии. Помимо, нужны и другие обследования. ЭКГ, нагрузочные тесты, велоэргометрия, мониторирование и проч.

Показания и противопоказания


Поскольку методика универсальна, оснований для ЭХО КГ довольно много.

  • Боли в грудной клетке неясного происхождения. Пациент не всегда прав в оценке самочувствия. Дискомфортные ощущения встречаются при болезнях желудка, межреберной невралгии и прочих состояниях. Боли успешно маскируются. Но проверить положение мышечного органа нужно обязательно.

О том, как понять, что болит именно сердце и отличить сердечную боль от другой читайте здесь.

  • Систематический рост артериального давления. Гипертензия не случается на ровном месте. Вторичные формы обусловлены болезнями почек, гормональной дисфункцией. А первичные как раз развиваются при патологиях кардиальных структур. Поэтому нужно проверить виновника с помощью УЗИ-методики.
  • Нарушения ритма сердца. Посредством ультразвукового способа можно обнаружить органические изменения. Врачи получают информацию не всегда. Поэтому эхокардиорафическое исследование дополняют ЭКГ, часто еще и суточным холтеровским мониторированием. Когда автоматический аппарат в течение суток считывает артериальное давление и частоту сокращений мышечного органа.

суточное мониторирование по холтеру

  • Видимые симптомы вероятной болезни сердца. Например, цианоз носогубного треугольника. Бледность пальцев рук и пр. В том числе одышка. То есть те проявления, которые обычно указывают на патологии мышечного органа. В этом случае методику используют как профилактическую.
  • Подозрения на опухоли. Косвенно на неопластический процесс указывают те же симптомы, что и выше. Одышка, слабость, посинение области вокруг рта, бледность, нарушения ритма. УЗИ дает примерное представление о неоплазии. Точный же результат можно получить посредством МРТ.
  • Непереносимость физической нагрузки. Снижение толерантности. Сопровождает стенокардию, ишемическую болезнь. В обязательном порядке назначают УЗИ.
  • Проводимое лечение. В этом случае эхокардиография используется для того, чтобы выявить возможные осложнения и побочные эффекты терапии. Тоже в рамках профилактического осмотра.
  • Уже установленные диагнозы кардиологического профиля. Чтобы выявить ухудшение (исследовать динамику расстройства).
  • Оценка эффективности лечения. В том числе хирургического.

Кому противопоказано исследование

Противопоказаний минимум, но они все же существуют.

  • Заболевания легких. Поскольку пациентам с дыхательной недостаточностью трудно лежать неподвижно в течение 10-20 минут.
  • Деформация грудины. Например, горб. В этом случае будут проблемы с визуализацией тканей сердца.
  • Воспалительные процессы кожи груди.
  • Психические расстройства. Исключающие адекватность. Например, обострения шизофрении.

Противопоказания не абсолютные. Врачи прорабатывают варианты, чтобы выполнить манипуляцию.

Виды Эхо КГ и их отличия

Существует несколько типов УЗИ сердца. В основном, методы подразделяют по способу доступа к мышечному органу.

  • Классическая или трансторакальная форма, через переднюю стенку грудины. Это наиболее частый вариант. Золотой стандарт первичной диагностики. УЗИ датчик накладывается на грудь, после чего врач меняет его положение. Чтобы визуализировать ткани в разных проекциях и с нескольких углов.

эхо-кг-трансторакальная

  • Второй вариант — это ЭХО исследование с контрастным усилением. По сути — все то же трансторакальное УЗИ. Но в этот раз внутривенно вводятся специальные вещества. Они копятся в сосудах, тканях и усиливают отражение ультразвуковой волны. Делают картинку четче. В целом, метод мало отличается от предыдущего. С точки зрения техники — все то же самое. Но информации с контрастированием можно получить в разы больше.

эхокг-с-контрастом

  • Наконец, транспищеводная эхокардиография. Инвазивное исследование. Из-за высокой сложности его проводят только в условиях стационара. Тем более что возможны проблемы, непредвиденные расстройства после. Считается особо точным способом по сравнению с другими. К методике прибегают, если предыдущие модификации не дали результата.

транспищеводная-эхокардиография

Иной способ классификации — по характеру исследования.

  • ЭХО в покое. Встречается особенно часто. Это типичная кардиография.
  • Оценка состояния сердца после физической нагрузки. Назначается в спорных ситуациях.

Подготовка

Специальные мероприятия не нужны. Условно, можно назвать такие требования:

  • За сутки до исследования нельзя курить. В противном случае сосуды сузятся и врач обнаружить ложные изменения. В коронарных, легочной артериях.
  • То же самое касается спиртного. От алкоголя стоит отказаться за несколько дней. Чтобы результаты были точнее.
  • В день процедуры нельзя заниматься интенсивными физическими нагрузками. Нужно соблюдать щадящий режим. Желателен покой.
  • Следует подойти к назначенному времени. С собой рекомендуется взять полотенце или одноразовые салфетки. Чтобы удалить излишки геля после эхокардиографии.

В остальном — подготовка не нужна. Можно заниматься повседневными, привычными делами.

Ход исследования

Пациент идет в кабинет специалиста по функциональной диагностике. Далее процедура проводится по привычному многим сценарию, как обычное УЗИ.

  • Нужно лечь на кушетку.
  • Врач смажет грудную клетку специальным гелем. Он лучше проводит ультразвуковые волны, поэтому картинка получится точнее.
  • Специалист накладывает датчик и начинает изучать анатомическую область.
  • В течение процедуры доктор меняет положение сканера и рассматривает орган с разных ракурсов. Работает в нескольких режимах. Не стоит пугаться странных звуков, которые издает аппарат. Это нормально.
  • Во время сканирования специалист может попросить задержать дыхание. Перевернуться на бок. Задача пациента — выполнять инструкции доктора.
    После того, как процедура завершена, можно отправляться домой.

Прочие модификации отличаются. Если назначено контрастное исследование, сначала проводят стандартное УЗИ, затем вводят контраст и процедуру повторяют.
На все нужно около 10-20 минут. Плюс-минус. Чрезпищеводное УЗИ сердца требует больше времени.

Эхокардиограмму пациенту выдают на руки, спустя еще 10-20 минут. Поскольку специалист должен дать заключение. Иногда человек получает только протокол диагностики, без пояснений доктора.

Расшифровка результатов

Интерпретацией занимается лечащий специалист. Кардиолог. Самостоятельно понять, что к чему, крайне непросто. Нужны специальные медицинские познания. Неопытному человеку заключение и протокол покажутся китайской грамотой.

Внимание:

Расшифровывать результаты нужно в системе а не поодиночке. Только кардиографии недостаточно, чтобы делать далеко идущие выводы. Хотя бывают и исключения.

Нормальные показатели для взрослого человека представлены в таблицах:

Левый желудочек и предсердие

Правый желудочек и предсердие

Скорость кровотока

Прочее

Полюсы и минусы диагностической методики

Преимуществ у исследования масса:

  • Простота. Аппарат для ЭХО есть практически в любой районной поликлинике. Даже в регионах, не говоря о столице и крупных городах.
  • Безопасность. Методика не создает вредной лучевой нагрузки. Исследование можно проводить так часто, как того требует клинический случай.
  • Высокая скорость сканирования. На все нужно около 10-20 минут. Плюс-минус.
  • Информативность. Несмотря на доступность и простоту методика, она обладает достаточной эффективностью, чтобы выявлять большинство заболеваний.
  • Неинвазивность и безболезненность. Не считая чрезпищеводного метода. Он все же относится к инвазивным. Но, тем не менее, хорошо переносимым. Да и процедура требуется редко.
  • Минимум противопоказаний. Они скорее формальные.
  • Вариативность. Несколько режимов сканирования. Например, эхокардиография с допплеровским анализом — это способ исследования не только самого сердца, но и сосудов местной кровеносной сети.

Минус всего один — ЭХО КГ не дает точной информации во многих случаях. Приходится назначать вспомогательные мероприятия. Можно ли это назвать негативной чертой? Вряд ли. Поскольку со своими задачами методика справляется на сто процентов.

ЭХО сердца показывает состояние миокарда, всего органа и местной кровеносной сети. Начальных отделов аорты, легочной артерии. Это универсальная, безопасная и действенная методика диагностики.

Источник: CardioGid.com

ОСНОВНЫЕ ТЕХНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Термин speckle-tracking означает, что этот метод основан на анализе спеклов во время сердечного цикла. Единичные спеклы сливаются в функциональные блоки (ядра), что, в свою очередь, однозначно идентифицируются, характеризуя специфическое распределение спеклов. В результате, каждое ядро представляет собой вид ультразвукового отпечатка, который отслеживается с помощью программного обеспечения в течение всего сердечного цикла. Путем анализа движения каждого ядра, в режиме двухмерного изображения в серой шкале, система, без использования доплеровского сигнала, может вычислить смещение, частоту смещения (скорость), деформацию, а также скорость деформации (частоту деформации) выбранных сегментов миокарда и вращение ЛЖ.

В соответствии с указаниями, полученными из литературы с целью снижения случайного шума, каждый образец для speckle-tracking эхокардиографического анализа, должен быть получен путем усреднения, по меньшей мере, 3 последовательных сердечных циклов, установив частоту кадров стандартного двухмерного изображения от 60 до 110 кадров в секунду.

Учитывая тесную зависимость speckle-tracking эхокардиографии от анализа деформации одного сердечного цикла, её ограничением является невозможность проведения исследования у пациентов с несинусовым ритмом.

Эхокардиографические данные, полученные при speckle-tracking исследовании, недавно были сравнены с сономикрометрией и МРТ с мечеными молекулами, и при этом показали высокую возможность их получения и воспроизводимость. Значительные потенциальные ограничения этой новой методики заключаются в её строгой зависимости от частоты кадров и качества двухмерных изображений, что является необходимым условием для получения оптимального определения границы эндокарда.

ТЕРМИНОЛОГИЯ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Краткая информация о терминологии, которая используется при этой эхокардиографической технике и описанная в тексте, приведена в Таблице 1.

Таблица 1. Speckle-tracking эхокардиографическая терминология

Напряжение Strain — Деформации миокарда

Скорость деформации Strain rate — Скорость деформации миокарда

Продольная деформация Longitudinal strain — Миокардиальная деформация, направленная от основания к верхушке сердца

Радиальная деформация Radial strain — Деформации миокарда, направленная радиально к центру полости левого желудочка

Циркулярная деформации Circumferential strain — Сокращение левого желудочка вдоль циркулярного периметра, наблюдаемое в плоскости короткой оси

Скручивание Twisting — Чистая разница между средним верхушечным и базальным вращением в фазе систолы

Кручение (торсия) Torsion — Скручивание ЛЖ нормализованное к расстоянию основание-верхушка

Раскручивание Untwisting — Чистая разница между средним верхушечным и базальным вращением в фазе диастолы

Частота раскручивания — Untwisting rate Скорость раскручивания

Bull’s-eye (Мишень) — Значение деформации топографического изображения для всех 17 сегментов

Постсистолический индекс Post-systolic index — Процент от значения постсистолической деформации по сравнению с максимальным пиком деформации

Напряжение ― Strain

Напряжение представляет собой измерение, которое оценивает степень деформации анализируемого сегмента по отношению к его начальному размеру. Оно выражается в процентах. Уравнение напряжения (ε) состоит в следующем:

ε = L – L0/L0,

где L представляет собой длину объекта после деформации, а L0 – начальная длина объекта. По общепринятым условиям, в зависимости от направления деформации, при удлинении или утолщении, значение принимается как положительное, в то время как при укорочении или истончении значение принимается как отрицательное.

Скорость деформации (напряжения) ― Strain Rate

Скорость напряжения (ε ‘) представляет собой скорость деформации миокарда. Она выражается в секундах-1. Другими словами, если то же самое значение деформации достигается в два раза быстрее, значение скорости деформации будет в два раза выше. Экспериментальные исследования показали, что скорость деформации менее зависима от изменения нагрузки ЛЖ, чем сама деформация. Тем не менее, поскольку сигнал скорости деформации имеет больше шума и сложнее воспроизводится, большинство клинических исследований по-прежнему используют измерения деформации.

Продольная деформация (напряжение) ―  Longitudinal Strain

Продольная деформация представляет собой деформацию миокарда, направленную от основания до верхушки сердца. Во время систолы, желудочковые волокна миокарда укорачиваются с поступательным движением от основания к верхушке. Последующее сокращение расстояния между отдельными ядрами представлено негативными трендовыми кривыми (Рис. 1А).

Путем анализа продольной деформации в 4-камерной, 2-камерной и апикальной, вдоль длинной оси, плоскостях, могут быть получены как регионарные (относительно каждого из 17 сегментов ЛЖ), так и глобальные значения деформации (глобальная продольная деформация). Глобальная продольная деформация недавно была утверждена в качестве количественного показателя для оценки глобальной функции ЛЖ. Такие же измерения могут быть применены к speckle-tracking эхокардиографическому анализу продольной миокардиальной деформации левого предсердия и правого желудочка (ПЖ), при получении пиковой продольной предсердной деформации и продольной деформации ПЖ, соответственно.

Радиальная деформация ― Radial Strain

Радиальная деформация представляет собой деформацию миокарда в радиальном направлении, т.е. по направлению к центру полости ЛЖ, и таким образом отражая утолщение и истончение ЛЖ при движении во время сердечного цикла. Следовательно, во время систолы, учитывая прогрессирующее радиальное движение отдельных ядер, значения радиальной деформации представлены положительными кривыми (Рис. 1В). Значения радиальной деформации при speckle-tracking эхокардиографическом анализе получаются как в базальной, так и апикальной плоскостях короткой оси ЛЖ.

Сегменты сердца при эхокардиографии

Сегменты сердца при эхокардиографии

Сегменты сердца при эхокардиографии

Рис. 1. Speckle-tracking эхокардиографический анализ деформации миокарда с указанием измерения продольной деформации (A), радиальной деформации (В)  и циркулярной деформации (С).

Циркулярная деформация ― Circumferential strain

Циркулярная деформация представляет собой укорочение волокон миокарда ЛЖ по циркулярному периметру в плоскости короткой оси сердца (Рис. 1C). Следовательно, во время систолы, в связи с сокращением циркулярного расстояния спекл-до-спекл, измерения циркулярной деформации представлены в виде негативных кривых. Что касается продольной деформации, при использовании этого значения можно получить значение глобальной циркулярной деформации.

Скручивание и кручение ― Twisting and Torsion

До недавнего времени оценка скручивания ЛЖ была возможна только при помощи МРТ, но в настоящее время speckle-tracking эхокардиография стала новым перспективным инструментом для анализа скручивания ЛЖ. Скручивание левого желудочка – компонент нормального систолического сокращения, которое возникает от взаимного поворота верхушки и основания ЛЖ в течении систолы и представляет собой важный аспект сердечной биомеханики. Являясь внутренней физиологической характеристикой сердца, количественная оценка скручивания левого желудочка при speckle-tracking эхокардиографии базируется на основе анализа взаимного вращения верхушки и основания ЛЖ во время систолы. Скручивание левого желудочка рассчитывается как чистая разница среднего вращения между апикальным и базальным уровнями (Рис. 2). Кручение левого желудочка определяется как скручивание ЛЖ, нормализованное к расстоянию основание-верхушка.

Раскручивание ― Untwisting

Растущее внимание уделяется роли раскручивания в механике диастолического наполнения ЛЖ. Скорость раскручивания считается критическим начальным проявлением активного отдыха, что делает это измерение относящимся к исследованию диастолы и, главным образом, к изоволемической релаксации, потому что этот показатель имеет меньшую зависимость от нагрузки, по сравнению с другими диастолическими параметрами.

КАК ПОЛУЧИТЬ ПАРАМЕТРЫ ДЕФОРМАЦИИ

Получение изображения

Изображения для speckle-tracking эхокардиографического анализа, выполняемые в автономном режиме, получаются и записываются с использованием обычной двухмерной эхокардиографии в серой шкале во время задержки дыхания со стабильной электрокардиографической картиной. Необходимо соблюдать аккуратность для получения истинных апикальных изображений, а также изображений в плоскости короткой оси, используя стандартные анатомические ориентиры в каждой плоскости и избегать неправильных ракурсов анализируемых структур миокарда, что позволяет более надежно устанавливать границы эндокарда. Оптимальная частота кадров для получения двухмерного изображения устанавливается между 60 и 110 кадрами в секунду.

Сегменты сердца при эхокардиографии

Рис. 2. Графические изображения динамики вращения левого желудочка, показывающие основание сердца (слева) и верхушку (справа). В нижней панели — диаграма измерения скручивания (twisting) левого желудочка (ЛЖ), что представлено в виде чистой разницы между средним апикальным и базальным вращением; кручение (torsion) левого желудочка рассчитывается путем нормализации параметра кручения левого желудочка “расстояние основание-верхушка”. AVC указывает на закрытие клапана аорты.

Эти настройки рекомендуется для того, чтобы объединить высокое временное разрешение с приемлемым пространственным разрешением, для повышения возможности покадровой методики трекинга (отслеживания). Рекомендуется начинать speckle-tracking эхокардиографический анализ с плоскости камеры сердца вдоль апикальной длинной оси для выбора кадра, соответствующего закрытию клапана аорты, которое является полезным опорным пунктом для последующего анализа. Верхушечная 4-х и 2-х камерная плоскость получения изображения необходима для анализа продольной деформации и пиковой продольной деформации предсердий (см. выше). Запись изображения в плоскости короткой оси сердца используется для определения радиальной деформации, циркулярной деформации и анализа вращения. Её проводят при стандартном парастернальном положении датчика в плоскости основания сердца и в более удаленных ― передней или переднебоковой позициях для апикальной плоскости. Для стандартизации получения изображения, базальную плоскость (основание сердца) определяют как плоскость, которая включает края митрального клапана, в то время как апикальная плоскость определяется дистальнее папиллярных мышц, проксимальнее уровня, на котором определяется конечно-систолическое закрытие полости ЛЖ. Особое внимание должно уделяться выполнению поперечного сечения ЛЖ, выполняя его как можно больше циркулярно.

Офлайн анализ

Записанные данные обрабатываются с помощью специфического acoustic-tracking программного обеспечения, как правило, доступного на специальных рабочих станциях, что позволяет выполнять автономный (после обследования) полуавтоматический анализ деформации на основе спеклов. Анализируемая поверхность эндокарда миокардиальных сегментов, определяется вручную у верхушки и / или в плоскости короткой оси сердца с помощью подхода «указал и щёлкнул, point-and-click». Поверхность эпикарда помечается, а затем автоматически генерируется системой, создавая тем самым поле зрения. После ручной настройки ширины и формы поля зрения, программное обеспечение автоматически делит поле зрения на 6 сегментов, и в результате автоматически подсчитывается качество трекинга (tracking) для каждого сегмента и, либо применяется либо отвергается, с возможностью дальнейшей ручной коррекции. Сегменты, для которых нет возможности получения адекватного качественного изображения, отклоняются программным обеспечением и исключаются из анализа. Последнее: когда поле зрения оптимизировано, программное обеспечение генерирует кривые деформации для каждого выбранного миокардиального сегмента (Рис. 1). Из этих кривых, исследователь может получить значения регионального и глобального (путем усреднения значений, наблюдавшихся во всех сегментах) пиков и времени достижения пика.

Если продольный анализ деформации выполняется во всех 3 апикальных плоскостях, программное обеспечение автоматически генерирует топографическое представление всех 17 проанализированных сегментов (bull’s eye ― мишень; Рис. 3А). С помощью простого ввода оператор может также получить параметры времени достижения пика продольной деформации и постсистолический индекс (например, процент постсистолического значения деформации по сравнению с максимальным пиком деформации оцениваемого сегмента) bull’s eye ― мишень (Рис. 3В), которые оказались полезными в предварительных исследованиях для анализа и выявления потенциальной ишемии или зон миокардиальной диссинхронии.

Сегменты сердца при эхокардиографии

Рис. 3. Топографическое представление (мишень ― bull’s-eye) различных измерений деформации. А ― представлена продольная деформация (слева) и время до пика продольной деформации (справа) у пациента с тяжелым стенозом левой передней нисходящей артерии. Обратите внимание на хроматическую индивидуализацию зоны ишемии (слева), также показана задержка сокращения (красная зона с сокращением задержки 286 мс; справа). B ― измерение постсистолического индекса при speckle-tracking эхокардиографии в начале исследования (слева) и при физической нагрузке (50 Вт; справа) у пациента, подвергающегося эхокардиографии с физической нагрузкой. Обратите внимание на ухудшение задержки сокращения ЛЖ в переднебоковой части. После коронарной ангиографии выявлена патология левой коронарной и левой нисходящей артерий сердца. ANT указывает на передний; ANT_SEPT ― переднеперегородочный; INF ― нижний; LAT ― боковой и POST ― задний.

КЛИНИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

В общем, помимо традиционных эхокардиографических методов, speckle-tracking эхокардиография позволяет провести беспрецедентную углубленную оценку систолической и диастолической динамики миокарда в широком диапазоне физиологических и патологических состояний. Например, существует не только хорошая корреляция между продольной деформацией и фракцией выброса левого желудочка (ФВЛЖ), как было показано в ряде исследований, но, кроме того, продольная деформация обеспечивает количественный анализ миокардиальной деформации каждого сегмента ЛЖ, что позволяет обнаруживать начальные проявления систолической дисфункции у больных с сохраненной ФВЛЖ.

Гипертония

Артериальная гипертензия является идеальной моделью для оценки изменений при различных видах деформаций, развивающиеся вслед за развитием концентрической геометрии ЛЖ (концентрическое ремоделирование и концентрическая гипертрофия ЛЖ). Это очень важный вопрос, потому что опыт использования стандартной эхокардиографии показал, что ухудшение фракционного сокращения стенок циркулярных волокон предшествует снижению фракции выброса левого желудочка. Speckle-tracking эхокардиография способствует дальнейшему пониманию того, что взаимодействие различных деформаций является гораздо более сложным процессом в этих условиях. В частности, оказывается, что продольная и радиальная деформация нарушаются, в то время как циркулярная деформация все еще нормальная, а кручение ЛЖ также находится в пределах нормы, как механическая компенсация для сохранения нормальной фракции выброса (ФВ). Эти данные дополнительно подтверждаются клиническими проявлениями у больных артериальной гипертензии с сохраненной ФВЛЖ, нарушенной продольной деформацией и увеличенным кручением ЛЖ, связанными с сывороточным уровнем ингибитора тканевой матричной металлопротеиназы 1 ― маркера миокардиального фиброза, который является основной детерминантой диастолической дисфункции ЛЖ. Эти данные позволяют предположить то, что нарушения обмена коллагена и миокардиальный фиброзный процесс могут привести к ранней сократительной дисфункции ЛЖ, когда ФВЛЖ еще нормальная, а функциональные нарушения ЛЖ, по-видимому, в основном влияют на диастолические свойства миокарда.

Диабет

Было показано, что у больных сахарным диабетом безсимптомных, с сохраненной ФВЛЖ, speckle-tracking эхокардиография имеет большой потенциал для обнаружения субклинической систолической дисфункции ЛЖ, которая маскируется изменениями продольной деформации. С этой точки зрения, speckle-tracking эхокардиография может предоставить полезную информацию о развитии субклинической дисфункции миокарда при диабете до явного появления диабетической кардиомиопатии. Эти данные подтверждают предыдущий опыт использования цветной визуализации скоростей в ткани, а также скорость деформации при допплеровском исследовании.

Ишемическая болезнь сердца

Choi  и др. сообщили, что низкие значения продольной деформации у бессимптомных пациентов без нарушений движения стенки, является сильным предиктором стабильной ишемической кардиопатии. Исследования пациентов с острым инфарктом миокарда обнаружили, что продольная деформация связана с пиковыми уровнями сердечного тропонина T33 и размера инфаркта ЛЖ. Более того, когда параметры измеряются сразу после реперфузионной терапии, продольная деформация является отличным предиктором ремоделирования ЛЖ и неблагоприятных эффектов, таких как застойная сердечная недостаточность и смерть. Кроме того, было показано, что продольная деформация коррелирует с глобальной и регионарной протяженностью (трансмуральностью) рубцовой ткани, что оценивается с помощью МРТ с контрастным усилением. Радиальное пиковое пороговое значение деформации ― 17,2% прогнозирует функциональное восстановление ЛЖ после реваскуляризации с точностью аналогичного порогового значения, равного 43% гиперусилению на МРТ. Пороговое значение ― 4,5% для региональной продольной деформации различается между сегментами с жизнеспособным миокардом и с трансмуральной рубцовой тканью на контрастном МРТ с чувствительностью 81,2% и специфичностью 81,6%. В недавних исследованиях, Voigt и др. использовали speckle-tracking эхокардиографию для сравнительного анализа постсистолического движения, определяемого как региональное миокардиальное движение ЛЖ после закрытия аортального клапана, и показали, что постсистолический индекс представляет собой важный количественный маркер для анализа ишемии миокарда (Рис. 3В). Тем не менее, данных исследований крупных популяций по-прежнему не хватает.

Пороки клапанов сердца

Speckle-tracking эхокардиографический анализ у пациентов с заболеваниями клапанов сердца был в основном выполнен для оценки функции ЛЖ со стрессовыми тестами (физические упражнения или фармакологическая проба). Lancellotti и др. показали, что у бессимптомных пациентов с дегенеративной митральной регургитацией, подвергающихся клапанной хирургии, ограниченное (индуцированное физической нагрузкой) восстановление продольной сократительной функции ЛЖ, и при оценке по speckle-tracking эхокардиографии глобальной продольной деформации прогнозируется дисфункция ЛЖ в послеоперационном периоде. У пациентов с аортальным стенозом или аортальной регургитацией, сразу после замены аортального клапана, существует значительное увеличение радиальной и циркулярной деформации, что наводит на мысль о том, как эти параметры деформации миокарда в значительной степени зависят от состояния нагрузки на ЛЖ.

Сердечная недостаточность

Было показано, что у пациентов с гипертензией и с сердечной недостаточностью, а также у пациентов с сердечной недостаточностью и нормальной ФВ, продольная деформация ЛЖ постепенно ухудшается (согласно Нью-Йоркской кардиологической ассоциации) от I класса, к классу IV, с дополнительным левожелудочковым радиальным и циркулярным систолическим ухудшением у пациентов в III и IV функциональных классов Нью-Йоркской кардиологической ассоциации. Что касается вращения и кручения ЛЖ, Park и др. сообщили, что систолическое скручивание, кручение и диастолическое раскручивание значительно повышено у пациентов с легкой диастолической дисфункцией (как два показательных случая на рисунке 4).

Сегменты сердца при эхокардиографии

Рис. 4. Сравнительная картина измерений скручивания левого желудочка у диабетических пациентов с сохраненной фракцией выброса левого желудочка (справа) и здорового человека соответствующего возраста (слева). Желудочковая функция скручивания существенно увеличилась у пациентов с диабетом.

У пациентов с поздними стадиями диастолической дисфункции и увеличенным давлением наполнения, эти параметры нормализованы или снижены. Тем не менее, еще предстоит выяснить: увеличение показателей кручения ЛЖ является компенсаторным механизмом для уменьшения релаксации миокарда, или следствием редуцированного наполнения ЛЖ на ранней стадии диастолической дисфункции. Первое продольное исследование, проведенное у пациентов с сердечной недостаточностью и сниженной ФВ выявило, что глобальная циркулярная деформации может быть мощным предиктором сердечных атак. Другое исследование показало, что глобальная продольная деформация для прогнозирования исходов значительно превосходит показатели ФВ и оценочный индекс движения стенки.

Механическая диссинхрония

Кардиальная ресинхронизирующая терапия является эффективным средством для лечения пациентов с III и IV функциональным классом сердечной недостаточности (согласно Нью-Йоркской кардиальной ассоциации), у которых параметры фракции выброса левого желудочка ― 35% или меньше, с удлинением QRS, у которых, несмотря на оптимальную медикаментозную терапию, остаются клинические симптомы. Тем не менее, около 30% пациентов не имеют существенного преимущества при кардиальной ресинхронизирующей терапии, и в последние годы было сделано несколько попыток для выявления устойчивых к терапии пациентов до имплантации. Было изучено всё разнообразие эхокардиографических параметров потенциально пригодных для прогнозирования ответа на кардиальную ресинхронизирующую терапию. В недавнем многоцентровом исследовании, ни один из 12 обычных и допплеровских эхокардиографических параметров диссинхронии не был надежным прогностическим показателем ответа на ресинхронизирующую терапию. Однако, параметры деформации, как недавно было показано, имеют хорошую воспроизводимость и точность в дифференцировании здоровых пациентов от реагирующих на кардиальную ресинхронизирующую терапию. Кроме того, недавнее исследование показало, что изображение двухмерной скорости продольной деформации является перспективным потенциальным эхокардиографическим параметром для прогнозирования преимущества ресинхронизации сердца у пациентов с сердечной недостаточностью. Кроме того, показатель радиальной деформации при диссинхронии был успешно использован для прогнозирования ЛЖ функционального реагирования на кардиоресинхронизирующую терапию. Проспективных рандомизированных исследований с использованием speckle-tracking эхокардиографии для прогнозирования ответа на кардиальную ресинхронизирующую терапию по-прежнему не хватает.

Кардиомиопатии

У пациентов с необструктивными гипертрофическими кардиомиопатиями и сохраненной ФВ, speckle-tracking эхокардиография показала возможность выявления ранних стадий значительных нарушений всех компонентов деформации миокарда (продольной, циркулярной и радиальной деформации). Еще одно потенциальное клиническое применение speckle-tracking эхокардиографии для дифференциальной диагностики гипертрофической кардиомиопатии от гипертрофии ЛЖ у спортсменов. Оно основано на более низких значениях продольной деформации у пациентов с гипертрофической кардиомиопатией, у которых сохранена нормальная фракция выброса левого желудочка. Другие интересные результаты были недавно показаны и для других кардиомиопатий.

НОВЫЕ ОБЛАСТИ ПРИМЕНЕНИЯ

Пересадка сердца

Cameli и др. недавно опубликовали статью об изменениях параметров скручивания ЛЖ, кручения ЛЖ и частоты раскручивания у пациентов с пересаженным сердцем по сравнению с подобной возрастной контрольной группой людей, а также с пациентами, которые перенесли другие типы хирургических операций на сердце. Эти выводы дают информацию о потенциальной роли денервации сердца в детерминизме торсионной депрессии ЛЖ (Рис. 5).

Сегменты сердца при эхокардиографии

Рис. 5. Сравнительная картина измерений скручивания левого желудочка в сопоставимой возрастной группе здорового человека (слева), пациентка после нетрансплантационной кардиохирургии (в центре), и после трансплантации сердца (HTX) у реципиента (справа). Желудочковая функция скручивания оказывается сильно редуцированной после трансплантации сердца.

Функция левого предсердия

Предварительные данные о миокардиальной деформации ЛП при speckle-tracking эхокардиографии, которая оценивалась путем измерения пика продольной деформации предсердий, предполагают, что и артериальная гипертензия и сахарный диабет оказывают существенное влияние на функцию ЛП, даже при отсутствие увеличения ЛП. Сосуществование обоих состояний, дополнительно ухудшает функциональные характеристики ЛП аддитивным образом (Рис. 6), а степень дисфункции ЛП напрямую связана с давлением наполнения ЛЖ.

Сегменты сердца при эхокардиографии

Рис. 6. Анализ функции левого предсердия по speckle-tracking эхокардиографии. Картина измерения пиковой продольной деформации предсердия у здорового индивидуума (А), гипертоника (В), диабетика (С), диабетического пациента с гипертонической болезнью (D), с сохраненной фракцией выброса и отсутствием расширения левого предсердия. Обе патологии – и гипертония, и сахарный диабет оказывают существенное влияние на миокардиальную деформацию левого предсердия. Сосуществование двух патологий дополнительно ухудшает работу левого предсердия в аддитивной форме.

Идентификация субклинических нарушений во время проведения химиотерапии

В связи с применением новых противоопухолевых препаратов, многие пациенты могут иметь длительный срок выживаемости. По этой причине, лечение сопутствующих заболеваний стало проблемой для пациентов после проведенной химиотерапии по поводу рака. Учитывая то, что кардиотоксичность остается основным побочным эффектом противораковой терапии, раннее выявление повреждения сердечной ткани является очень важным, так как это способствует раннему назначению лечебных мероприятий. В отличие от изолированного анализа ФВ, новые speckle-tracking эхокардиографические параметры, как было показано, надежно выявляют доклинические нарушения как регионарной, так и глобальной функции миокарда на ранней стадии.

Ограничения

Для проведения speckle-tracking измерений требуются максимальные возможности аппаратуры для получения изображений, а также для установки правильной эндокардиальной границы, что зависит от наличия адекватных эхокардиографических проекций. Кроме того, учитывая тесную зависимость speckle-tracking эхокардиографии от каждого сердечного цикла при анализе миокардиальной деформации, не представляется возможным проводить измерения деформации у пациентов с несинусовым ритмом. Дополнительным ограничением техники является то, что результаты исследования критически зависят от устройства, на котором проводится анализ, при этом они не являются взаимозаменяемыми среди различных производителей.

ВЫВОДЫ

Speckle-tracking эхокардиография – новая сложная эхокардиографическая техника, которая работает со стандартным 2-мерным изображением, лишенная ограничений доплеровских технологий, обеспечивает всесторонний анализ глобальной и регионарной деформации миокарда во всех пространственных плоскостях. Кроме того, speckle-tracking эхокардиография позволяет оценить ЛЖ ротационную и торсионную динамику – параметры функции ЛЖ, которые до внедрения этой методики, анализировались исключительно с помощью МРТ.

В течение последних 3-х лет растет доказательная база, которая показывает хорошее технико-экономическое обоснование, воспроизводимость и точность speckle-tracking эхокардиографии при различном клиническом применении. Тем не менее, все еще не опубликовано проспективного клинического испытания для оценки этого метода в больших популяциях. Недавно разработанная трехмерная speckle-tracking техника, показала многообещающие предварительные результаты в оценке данных 3-мерных изображений. Это еще одно технологическое направление, которое, предположительно, обеспечит более объемный и подробный анализ сердечной динамики, в результате чего эхокардиография приблизится к самому продвинутому методу визуализации, при этом сохранив возможность ее выполнения у постели больного.

Источник: www.usclub.ru

Какие показатели включает УЗИ сердца

При таком исследовании, как эхокардиография сердца, показатели позволяют увидеть состояние сосудов, клапанов, камер и стенок сердца, оценить их функцию. При помощи УЗИ сердца можно измерить размеры сердца, предсердий и желудочков, толщину стенок сердца, оценить сердечный ритм.

Показатели УЗИ сердца включают следующее:

  • Масса миокарда левого желудочка (ММЛЖ).
  • Индекс массы миокарда левого желудочка (ИММЛЖ).
  • Размер левого предсердия (ЛП).
  • Толщина межпредсердной перегородки (МПП).
  • Размер правого желудочка (ПЖ).
  • Конечный диастолический (КДО) и конечный систолический объем (КСО) левого желудочка.
  • Толщина задней стенки левого желудочка (ТЗСЛЖ).
  • Толщина свободной стенки правого желудочка.
  • Индекс размера ПЖ.
  • Толщина межжелудочковой перегородки (МЖП) в систоле и в диастоле.
  • Фракция выброса (ФВ).
  • Ударный объем (УО).
  • Скорость кровотока в легочной артерии.

При УЗИ сердца показатели нормы зависят от возраста человека и отличаются у детей и у взрослых.

Эхокардиография (ЭхоКГ) сердца: показатели

 

Норма УЗИ сердца у взрослых

Нормы УЗИ сердца у взрослых несколько отличаются у мужчин и у женщин. Ниже в таблице будет представлена норма УЗИ сердца для обоих полов.

Таблица 1. Показатели нормы эхокардиографии сердца для взрослых

 

Какие нормальные показатели эхокардиографии у детей

При УЗИ сердца нормальные показатели у детей отличаются в зависимости от возраста. Ниже в таблице представим нормы ЭхоКГ у детей старшего возраста и грудничков.

Таблица 2. Нормальные показатели эхокардиографии для детей

Таблица 3. Нормы ЭхоКГ у детей грудного возраста

 

Что могут означать отхождения от нормы на ЭхоКГ

Нормы эхокардиографии, как видим, позволяют оценить целый ряд показателей, благодаря которым можно судить о наличии структурных и функциональных изменений в сердце и сосудах. При ЭхоКГ норма показателей отличается зависимо от возраста и от пола, поэтому обследование и расшифровку должен проводить только опытный врач-сонолог!

Расшифровка эхокардиографии опытным специалистом дает возможность вовремя выявить заболевания, отклонения и патологии в работе сердца.

Отхождения от нормы ЭхоКГ могут свидетельствовать о различных нарушениях и заболеваниях, а именно:

  • Перикардит, миокардит, эндокардит.
  • Ишемическая болезнь сердца.
  • Кардиомегалия.
  • Кардиомиопатия.
  • Сердечная недостаточность.
  • Наличие пороков сердца и дефектов клапанов.
  • Легочная гипертензия.
  • Атеросклероз.
  • Стеноз сосудов.
  • Наличие тромбов, аневризм, опухолей сердца.
  • Ревматическое поражение сердца.

Поэтому при таком обследовании, как эхокардиография, нормы имеют огромнейшее значение — их знание позволяет правильно расшифровать результаты и поставить точный диагноз!

Источник: okclinic.com.ua

  • Для безошибочной интерпретации изменений при анализе ЭКГ необходимо придерживаться приведённой ниже схемы её расшифровки.

    Диагностика и симптомы ССЗ

  • В рутинной практике и при отсутствии специального оборудования для оценки толерантности к физической нагрузке и объективизации функционального статуса больных с умеренно выраженными и тяжёлыми заболеваниями сердца и лёгких можно использовать тест ходьбы в течение 6 мин, соответствующий субмаксимальн…

    Диагностика и симптомы ССЗ

  • Электрокардиография   —   метод   графической регистрации    изменений    разности    потенциалов сердца, возникающих в течение процессов возбуждения миокарда.

    Диагностика и симптомы ССЗ

  • Анализ  любой  ЭКГ  нужно  начинать  с  проверки  правильности  техники  ее  регистрации. Во-первых, необходимо обратить внимание на наличие  разнообразных  помех,  котор…

    Диагностика и симптомы ССЗ

  • Когда возникает выраженная и достаточно длительная (в течение минут) ишемия, миофибриллы полностью или частично погибают, их полярность изменяется так, что область ишемии становится электроотрицательной, возникает ток повреждения, который определяет подъем сегмента ST, указывающий на выраженную ишем…

    Диагностика и симптомы ССЗ

  • Ультразвук представляет собой распространение продольно-волновых колебаний в упругой среде с частотой >20 000 колебаний в секунду. УЗ-волна — это сочетание последовательных сжатий и разрежений, а полный цикл волны представляет собой компрессию и одно разрежение.

    Диагностика и симптомы ССЗ

  • На современном этапе для характеристики нарушений липидного спектра крови используют следующую терминологию: дислипидемия, гиперлипопротеинемия и гиперлипидемия.

    Диагностика и симптомы ССЗ

Источник: medbe.ru

Для неинвазивной оценки локальной сократимости миокарда левого желудочка (ЛЖ) наиболее часто используют эхокардиографию. Эта доступная и информативная методика имеет серьезный недостаток, связанный с необъективностью исследования. Стандартная ЭхоКГ позволяет оценивать локальную сократимость исследуемого сегмента левого желудочка только визуально в сравнении с сократимостью соседних зон; при этом на результат оценки в большой степени влияют опыт и квалификация исследователя [1]. При интерпретации стресс-ЭхоКГ требуется производить оценку локальной сократимости миокарда в динамике на фоне нагрузки, что делает результаты пробы еще более субъективными. Отсутствие количественных диагностических критериев является основной причиной низкой меж- и внутриоператорской воспроизводимости результатов стресс-ЭхоКГ [2-4].

Тканевая допплерография (ТДГ) представляет собой ультразвуковую методику, которая дает возможность количественно оценивать локальную сократимость миокарда. Высокая информативность тканевой допплерографии при выявлении диссинергии миокарда подтверждена в эксперименте с острым нарушением коронарного кровоснабжения [5, 6]. Результаты клинических исследований также показали, что тканевая допплерография позволяет выявлять зоны нарушенной локальной сократимости у больных острым инфарктом миокарда — ИМ [7] и постинфарктным кардиосклерозом — ПИКС [8]. Имеются данные об успешном применении тканевой допплерографии при стресс-ЭхоКГ с добутамином [9].

В настоящее время тканевая допплерография чрезвычайно редко используется в обычной диагностической практике, поскольку эта методика еще недостаточно изучена. В литературе приводится более десятка скоростных, линейных и временных параметров, рассчитываемых при тканевой допплерографии, однако четкие количественные критерии гипоакинезии отсутствуют. Недостаточно подробно описаны изменения тканевой допплерографии на фоне нагрузки у здоровых лиц и пациентов с недостаточностью коронарного кровоснабжения. Особую проблему представляет феномен постсистолического укорочения (ПСУ), которое регистрируется при проведении тканевой допплерографии в зонах ишемии и очагового кардиосклероза [10, 11]. Большинство авторов признают, что появление ПСУ сопутствует патологическим процессам, протекающим в миокарде, однако данные литературы о том, как следует его интерпретировать, в настоящее время противоречивы и неоднозначны.

Цель проведенного нами исследования состояла в изучении практических возможностей тканевой допплерографии при выявлении нарушений локальной сократимости у больных с различными формами ИБС. Была поставлена задача выявить изменения показателей тканевой допплерографии, которые характеризуют диссинергию миокарда левого желудочка, как постоянную (при постинфарктном кардиосклерозе), так и преходящую (при ишемии на фоне фармакологической нагрузки). При этом мы стремились к тому, чтобы разработать как можно более специфичные и простые в применении диагностические критерии на основе показателей тканевой допплерографии, которые могли бы в будущем увеличить объективность и воспроизводимость результатов ЭхоКГ и стресс-ЭхоКГ.

Материал и методы

В исследование был включен 71 пациент, в том числе 51 больной ИБС и 20 человек без сердечно-сосудистой патологии, проходивших обследование и лечение в госпитале Главмосстроя (МСЧ N47) с 2001 по 2004 г. Больные ИБС были разделены на 2 группы: в 1-ю группу был включен 31 больной с постинфарктным кардиосклерозом, во 2-ю — 20 больных со стабильной стенокардией напряжения без предшествующего инфаркта миокарда. Пациентам со стабильной стенокардией была проведена диагностическая стресс-ЭхоКГ с добутамином и атропином по стандартному протоколу для выявления зон с нарушенным коронарным кровоснабжением. У всех лиц контрольной группы также была выполнена стресс-ЭхоКГ с добутамином и атропином вплоть до достижения субмаксимальной ЧСС.

ЭхоКГ (стандартная и в режиме тканевой допплерографии) проводилась на ультразвуковой диагностической системе Vivid Five фирмы General Electric (США) секторным датчиком c частотой 3,75 МГц. Исследовалось движение продольных волокон миокарда в проекциях по длинной оси левого желудочка из верхушечного доступа. Тканевая допплерография проводилась в 4-, 3- и 2-камерной проекциях в каждом из 16 сегментов левого желудочка и в 4 точках митрального кольца: у основания заднеперегородочной, боковой, нижней и передней стенок левого желудочка. Оценивались следующие параметры.

  1. Пиковые миокардиальные скорости: Sm (см/с) — пиковая систолическая скорость; Em (см/с) — пиковая скорость раннего диастолического расслабления; Am (см/с) — пиковая скорость в фазу систолы предсердий.
  2. Временные интервалы: систолический (TRS; от вершины зубца R на ЭКГ до вершины пика Sm) и диастолический (TRE; от вершины зубца R на ЭКГ до вершины пика Em).
  3. Амплитуда систолического смещения миокарда (INT)1.
  4. Пиковая скорость и амплитуда систолической деформации: SR (strain rate) и ST (strain).

1 Смещение (пройденный путь) в течение сердечного цикла рассчитывалось как интеграл от скорости по времени. Амплитуда систолического смещения измерялась в момент закрытия аортального клапана.

Оценивались также показатели тканевой допплерографии, характеризующие феномен ПСУ.

  1. Амплитуда постсистолического пика скорости, регистрируемого в фазу изоволюмического расслабления (Sps). Вычислялось отношение скоростей Sps/Sm.
  2. Форма кривой движения миокарда в течение сердечного цикла. Формы кривых движения миокарда в зависимости от наличия ПСУ подразделялись на 3 типа: «норма», «ступень» и «седло».
  3. Постсистолическая деформация (STps).

Статистическая обработка данных проводилась c помощью пакета программ STATISTICA 5,0 (StatSoft Inc., США, 1999). При анализе материала для всех параметров тканевой допплерографии рассчитывали среднее, стандартное отклонение (SD), медиану (med), 25 и 75 процентили, минимальное и максимальное значения.

Абсолютный и процентный прирост параметров тканевой допплерографии во время нагрузки представлен в виде доверительных интервалов для среднего. Достоверность различий значений параметров тканевой допплерографии в группах оценивалась по критерию t-Стьюдента и по непараметрическим критериям.

Использование тканевой допплерографии при оценке нарушений локальной сократимости в покое

Для того, чтобы оценить возможности тканевой допплерографии при выявлении нарушений локальной сократимости в покое, мы сравнили показатели тканевой допплерографии больных с постинфарктным кардиосклерозом и здоровых лиц. Сегменты больных с постинфарктным кардиосклерозом были разделены на 3 подгруппы по результатам двухмерной ЭхоКГ: нормокинетичные (n=184), гипокинетичные (n=121) и акинетичные (n=104). Дискинетичные сегменты были исключены из анализа вследствие малого их числа (n=4).

В подгруппах сегментов с нарушенной локальной сократимостью при сопоставлении с контрольной группой было выявлено достоверное снижение миокардиальных скоростей как в систолу (Sm), так и в раннюю и позднюю диастолу (Em и Am). Наряду со снижением скоростей в этих зонах отмечалось уменьшение амплитуды систолического смещения (INT), а также скорости и амплитуды систолической деформации (SR и ST). В подгруппе сегментов, где отсутствовал систолический прирост (акинезия), значения скоростных и линейных показателей тканевой допплерографии были достоверно ниже, чем в подгруппе с умеренным снижением сократимости (гипокинезия). Следует отметить, что в подгруппе визуально интактных сегментов у больных с постинфарктным кардиосклерозом также было выявлено небольшое, но достоверное снижение указанных параметров тканевой допплерографии по сравнению с контрольной группой (рис.1).

Временные интервалы TRS и TRE в гипо- и акинетичных сегментах были достоверно увеличены по сравнению с сегментами контрольной группы (172±59 и 154±53 мс в сравнении со 144±50 мс, p<0,05; 505±108 и 520±95 мс в сравнении с 503±45 мс; p<0,05 соответственно). Такое "запаздывание" систолы и ранней диастолы отмечалось и в большинстве нормокинетичных сегментов у больных с постинфарктным кардиосклерозом: интервалы TRS и TRE в этой подгруппе также были достоверно увеличены по сравнению с показателями группы здоровых лиц (163±55 и 144±50 мс соответственно, p<0,05; 520±92 и 503±45 мс соответственно; p<0,05).

Следует принять во внимание, что миокардиальные скорости в неповрежденных сегментах левого желудочка у больных с постинфарктным кардиосклерозом могут уменьшаться при снижении общей сократительной способности левого желудочка [12]. Для того, чтобы учесть этот фактор, из анализа были исключены пациенты с обширными рубцовыми изменениями и выраженным снижением глобальной сократимости левого желудочка (фракция выброса — ФВ — менее 50%) и затем было проведено повторное сравнение подгрупп. В подгруппе больных с постинфарктным кардиосклерозом и сохраненной ФВ (не менее 50%) по сравнению с контрольной группой значения пиковых скоростей, INT, SR и S по-прежнему были достоверно снижены, а временные интервалы увеличены. Описанные изменения показателей тканевой допплерографии были выявлены не только в гипоакинетичных, но и в визуально нормокинетичных сегментах больных с постинфарктным кардиосклерозом.

Различия между сегментами с умеренной (гипокинезия) и выраженной (акинезия) степенью нарушений сократимости по результатам тканевой допплерографии были небольшими. Эти подгруппы различались только по значениям Sm, Em и INT. При исключении из анализа пациентов с ФВ левого желудочка менее 50% различия между гипо- и акинетичными сегментами стали недостоверными (p>0,05). Это может объясняться эффектом «подтягивания», который приводит к ложному увеличению скоростных и линейных показателей в зонах гипоакинезии, граничащих с интактным миокардом. У больных с высокой ФВ и небольшим объемом пораженного миокарда «подтягивание » в большей степени влияет на движение постинфарктных зон левого желудочка.

При тканевой допплерографии митрального кольца (МК) в точках, расположенных у основания стенок левого желудочка, содержащих два и более сегментов со сниженной сократимостью, были выявлены все описанные выше признаки сократительной дисфункции миокарда: снижение миокардиальных скоростей и систолического смещения, увеличение временных интервалов TRS и TRE. У основания нормокинетичных стенок левого желудочка показатели Sm, Em, Am и INT были выше, чем при гипоакинезии, однако достоверно ниже, чем в контрольной группе. SR и S на уровне митрального кольца у больных с постинфарктным кардиосклерозом и в контрольной группе достоверно не различались (рис. 2).

ПСУ чаще встречалось в сегментах с нарушенной сократимостью, чем в контрольной группе. Постсистолический пик скорости Sps при гипо- и акинезии встречался в 3 раза и более чаще (58 и 69% соответственно против 18% сегментов; p<0,05), а его амплитуда превышала Sm почти в 10 раз чаще, чем в норме (22 и 23% соответственно против 3% сегментов; p<0,05). В подгруппах гипо- и акинетичных сегментов преобладали «ступенчатая» и «седловидная» формы кривой движения миокарда, в то время как «нормальная» форма встречалась почти в 2 раза реже, чем в контрольной группе (45 и 36% соответственно против 82%; p<0,05). Пик постсистолической деформации Sps в подгруппах с нарушенной локальной сократимостью отмечался в 15 раз и более чаще, чем в норме (38 и 39% соответственно против 2% сегментов; p<0,05). В нормокинетичных сегментах «нормальная» кривая движения встречалась в 53% случаев, что достоверно чаще, чем при гипоакинезии, однако в 1,5 раза реже, чем у здоровых лиц.

На рис. 3-5 приведены различные варианты ПСУ у больных с постинфарктным кардиосклерозом.

Достоверных различий между гипо- и акинетичными сегментами по характеристикам ПСУ не было выявлено, хотя в подгруппе акинетичных сегментов ПСУ регистрировалось несколько чаще. В нормокинетичных сегментах у больных с постинфарктным кардиосклерозом пики Sps и STps определялись значительно чаще, чем в контрольной группе (53 и 30% в сравнении с 18 и 2% случаев соответственно; p<0,05). ПСУ также было выявлено в 68% точек митрального кольца, расположенных у основания стенок левого желудочка с нарушенной сократимостью.

По нашим данным, высокоамплитудный пик постсистолической скорости, смещения или деформации, зарегистрированный при тканевой допплерографии, является высокоспецифичным критерием нарушенной локальной сократимости, так как этот признак был выявлен в большинстве диссинергичных сегментов и только в 9% сегментов контрольной группы (см. таблицу). Согласно этому критерию, признаки сократительной дисфункции были выявлены также в 52% визуально нормокинетичных сегментов больных, перенесших инфаркт миокарда.

При скрининговых обследованиях для оценки движения стенки левого желудочка в целом можно применять тканевую допплерографию на уровне митрального кольца. Так как параметры тканевой допплерографии митрального кольца зависят от состояния глобальной сократимости, этот метод следует применять у больных с ФВ левого желудочка не ниже 50%. На диссинергию исследуемой стенки указывает сниженная Sm (менее 5 см/с) в сочетании со сниженной амплитудой систолического смещения (менее 0,9 см). Этот признак был выявлен в 96% диссинергичных и 70% нормокинетичных стенок левого желудочка у больных с постинфарктным кардиосклерозом и сохраненной глобальной сократимостью и только в 26% стенок левого желудочка контрольной группы.

Использование тканевой допплерографии при выявлении зон с нарушенным коронарным кровоснабжением на фоне фармакологической нагрузки

Для изучения возможностей тканевой допплерографии при выявлении ишемии миокарда мы сравнили показатели тканевой допплерографии в группе больных со стабильной стенокардией и в контрольной группе при проведении стресс-ЭхоКГ с добутамином и атропином. Ни у одного пациента со стенокардией не было зон исходно нарушенной сократимости. Нагрузочная проба у всех больных со стенокардией была положительной; в 50% случаев причиной остановки пробы стала ишемическая динамика ЭКГ, в 50% — выявление зон диссинергии миокарда. Нарушения сердечного ритма были зарегистрированы у 4 больных со стабильной стенокардией. В контрольной группе нарушений сердечного ритма не было выявлено.

Динамика параметров сегментарной тканевой допплерографии на фоне стресс-ЭхоКГ в контрольной группе

Количество сегментов левого желудочка в контрольной группе, имеющих удовлетворительное качество визуализации, составило 313 в покое, 291 при использовании малых доз и 280 на пике стресс-ЭхоКГ.

По мере увеличения дозы добутамина в контрольной группе наблюдались два основных типа динамики показателей тканевой допплерографии. Первый тип — постоянный достоверный прирост абсолютных значений параметра на всех этапах нагрузки. Такая динамика была характерна для показателей Sm, Am и SR. Второй тип динамики — достоверное увеличение значений параметра при малых дозах с последующим его снижением на пике нагрузки. Такая динамика наблюдалась в значениях Em, INT и ST. Снижение Em, INT и ST на пике нагрузки было достоверным, но небольшим по амплитуде; при этом значения указанных параметров оставались увеличенными по сравнению с их исходной величиной.

На фоне роста ЧСС у здоровых лиц также отмечалось достоверное (p<0,05) укорочение временных интервалов. Интервал TRS уменьшился в среднем на 45-50 мс при малых дозах и на 71-74 мс на пике нагрузки. Интервал TRE также укоротился в среднем на 75-90 мс при малых дозах и на 154-173 мс на пике нагрузки.

На фоне инфузии добутамина на сегментарной тканевой допплерографии в контрольной группе достоверно чаще регистрировался феномен ПСУ в виде постсистолических пиков скорости и смещения. На пике нагрузки частота выявления «седловидной» формы систолического движения возросла в 4 раза и более по сравнению с исходной величиной и в 2,5 раза по сравнению с данными, полученными при использовании малых доз. Тем не менее у здоровых лиц амплитуда Sps, как правило, не превышала Sm.

Описанные особенности нормальной динамики параметров тканевой допплерографии на фоне стресстеста могут быть полезны при разработке и использовании количественных критериев сократительной дисфункции миокарда левого желудочка.

Динамика показателей сегментарной тканевой допплерографии при стресс-ЭхоКГ у больных со стабильной стенокардией

До начала нагрузки в группе больных со стабильной стенокардией по сравнению с контрольной группой отмечались небольшое удлинение интервала TRE (517±53 мс против 503±45 мс соответственно; p=0,004), а также уменьшение индекса Em/Am (med 0,76; 0,48-1,2 против med 0,95; 0,64-1,33 соответственно; p=0,001) и увеличение индекса Sm/Em (med 0,93; 0,64-1,25 против med 0,75; 0,52-1,02 соответственно, p=0,002). При этом амплитуды пиковых скоростей, систолического смещения, а также скорость деформации и деформация значимо не различались.

На фоне инфузии малых доз добутамина значения Sm и Em у больных со стабильной стенокардией снизились по сравнению с показателями контрольной группы (5,52±4,13 см/с по сравнению с 6,49±2,90 см/с и 4,86±2,68 см/с по сравнению с 5,83±2,68 см/с соответственно; p<0,05). В этой группе был отмечен также недостаточный прирост систолического смещения (-8-12% против 16-33%; p<0,05) и амплитуды деформации [-2,75-(-0,31)% против -4,12- (-1,44)%; p<0,05] по сравнению с группой здоровых лиц.

Амплитуда и динамика показателей сегментарной тканевой допплерографии в момент прекращения инфузии добутамина у больных со стабильной стенокардией и здоровых лиц достоверно различались. На пике нагрузки в группе больных со стенокардией были зарегистрированы достоверные признаки систоло-диастолической дисфункции: сниженные значения миокардиальных скоростей Sm (6,31±4,87 см/с в сравнении с 8,19±3,58 см/с; p<0,05) и Em (3,86±2,22 см/с в сравнении с 5,23±2,78 см/с; p<0,05); систолического смещения INT (0,59±0,37 см в сравнении с 0,70±0,38 см; p<0,05), скорости и амплитуды систолической деформации SR и S (-3,00±2,40 с-1 в сравнении с -3,39±2,04 с-1 и -16,34±10,32% в сравнении с -18,29±12,06% соответственно; p<0,05). Длительность временных интервалов TRS и TRE у пациентов со стабильной стенокардией на пике нагрузки была достоверно больше, чем у здоровых лиц: 86±44 мс против 68±34 мс и 357±74 мс против 339±60 мс соответственно; p<0,05). Прирост Sm и SR у пациентов со стенокардией был положительным, но меньшим, чем в группе здоровых лиц (16-98% в сравнении со 147-209% и 132-190% в сравнении со 161-223%; p<0,05). Значения показателей Em и INT, которые в норме имеют тенденцию к небольшому снижению на пике нагрузки, у больных со стабильной стенокардией стали достоверно меньше, чем до начала теста, т.е. их прирост был отрицательным [-23-(-6)% и -31-(-9)% соответственно]. У больных со стабильной стенокардией на пике стресс-ЭхоКГ были выявлены также достоверное снижение S и систоло-диастолическое запаздывание (увеличение TRS и TRE).

Описанные выше признаки сократительной дисфункции также достоверно выявлялись у больных со стенокардией при тканевой допплерографии митрального кольца на пике стресс-ЭхоКГ.

На основании полученных результатов были предложены критерии ишемии, использующие показатели тканевой допплерографии исследуемого сегмента и тканевой допплерографии митрального кольца у основания исследуемой стенки левого желудочка. Специфичным признаком ишемии мы предлагаем считать прирост пиковой систолической скорости Sm менее 50% в сочетании с отрицательным приростом систолического смещения INT на пике стресс-ЭхоКГ. Согласно этому критерию, в 31% сегментов левого желудочка в группе больных со стабильной стенокардией были обнаружены признаки сократительной дисфункции на пике стресс-ЭхоКГ. Высокоспецифичным признаком ишемии является также сниженная скорость Sm (менее 8 см/с) на пике стресс-ЭхоКГ в точке митрального кольца у основания исследуемой стенки левого желудочка. Этот признак имелся в 33% стенок левого желудочка у больных со стенокардией и только в 12% стенок в контрольной группе.

В качестве дополнительного признака ишемии миокарда, обладающего малой чувствительностью, но высокой специфичностью, отмечено появление на тканевой допплерографии постсистолического укорочения в виде высокоамплитудного постсистолического пика скорости, смещения или деформации.

Обсуждение

Изменения показателей тканевой допплерографии, которые отмечались в подгруппах гипоакинетичных сегментов левого желудочка, полностью соответствуют описанным в литературе изменениям тканевой допплерографии в зонах с нарушенным коронарным кровоснабжением [5-7]. В дополнение к известным признакам нарушенной локальной сократимости мы анализировали изменения кривой движения миокарда. Предположительно «деформация» кривой движения миокарда является следствием как систолической, так и диастолической его дисфункции. Вызванное ишемией снижение пиковой систолической скорости Sm, появление нулевых и отрицательных среднесистолических скоростей, «запаздывание» ранней диастолы и появление высокоамплитудного ПСУ в совокупности приводят к тому, что пройденный участком миокарда путь приобретает «ступенчатую» или «седловидную» форму. Это означает, что при диссинергии во второй половине систолы миокард перестает сокращаться или отмечается его кратковременное расслабление; при этом после закрытия аортального клапана происходит дополнительное псевдосокращение (ПСУ). По нашим данным, «ступенчатая» и «седловидная» формы систолического движения являются чувствительными признаками нарушенной сократимости.

Полученные результаты позволили нам сделать вывод, что для упрощенной диагностики нарушений локальной сократимости левого желудочка можно использовать оценку параметров тканевой допплерографии на уровне митрального кольца (у основания исследуемой стенки левого желудочка). Многие авторы считают, что тканевая допплерография митрального кольца отражает состояние не столько локальной, сколько глобальной сократимости левого желудочка, так как показатели тканевой допплерографии митрального кольца зависят от ФВ левого желудочка [12]. В данном исследовании показано, что параметры тканевой допплерографии митрального кольца у основания интактных и диссинергичных стенок левого желудочка достоверно различаются даже в том случае, если сравниваются только пациенты с нормальной ФВ левого желудочка. Следовательно, показатели тканевой допплерографии митрального кольца можно использовать в случае необходимости быстро оценить сократимость стенки левого желудочка в целом, при условии что у больного не снижена ФВ.

По нашему мнению, попытки четко разграничить сегменты и стенки левого желудочка с разной степенью нарушения локальной сократимости при помощи тканевой допплерографии малоперспективны. Тканевая допплерография позволяет с высокой чувствительностью выявлять диссинергию миокарда, но отличить гипокинезию от акинезии на основании данных тканевой допплерографии нам не удалось. Вопрос о том, является ли тканевая допплерография информативной при оценке степени нарушений локальной сократимости, требует дальнейшего изучения с обязательным сопоставлением результатов с данными объективной верифицирующей методики, например сономикрометрии или ПЭТ.

Полученные результаты не имели принципиальных несоответствий с ранее описанными изменениями показателей тканевой допплерографии, которые происходят в норме и при ИБС на фоне инфузии добутамина [13, 14]. При этом мы выделили два типа динамики показателей тканевой допплерографии: ступенчатый прирост, пропорциональный дозе добутамина, и «двухфазную» динамику, которая представляет собой прирост при использовании малых доз и небольшое снижение на пике нагрузки. «Двухфазный » тип динамики показателей Em, INT и ST предположительно связан с увеличением и последующим снижением ударного и минутного объемов левого желудочка, которое происходит при нагрузке. Мы расцениваем снижение INT и ST как ранний признак истощения сократительного резерва, предшествующий снижению ударного и минутного объемов [15]. Снижение скорости раннего диастолического наполнения Em, вероятнее всего, обусловлено высокой ЧСС; подобная зависимость была ранее описана в литературе [16].

Большинство авторов считают пиковую систолическую скорость Sm одним из наиболее информативных показателей тканевой допплерографии при диагностической стресс-ЭхоКГ, однако признают его использование ограниченным, поскольку этот показатель зависит от расположения исследуемого сегмента [14, 17]. В связи с этим предлагалось использовать различные количественные критерии ишемии для сегментов базальной, средней и верхушечной локализации или рассчитывать нормальную величину Sm для каждого уровня левого желудочка с помощью регрессионного анализа [18]. Согласно полученным нами результатам, оптимальными параметрами для диагностики ИБС были процентный прирост Sm и процентный прирост INT, так как эти показатели максимально различались в сегментах больных ИБС и здоровых лиц. Полученные данные согласуются с результатами работы S. Dagdelen и соавт. [19], выявивших достоверную корреляцию между процентным приростом Sm на фоне инфузии добутамина и уровнем коронарного фракционного кровотока, измеренным при катетеризации. Было отмечено также, что процентный прирост Sm и INT не снижается, а достоверно повышается от основания к верхушке левого желудочка; это позволило нам предложить единые для всех сегментов левого желудочка диагностические критерии ИБС. Согласно результатам исследования MYDISE [20], измерения Sm и INT обладают высокой меж- и внутриоператорской воспроизводимостью. Чувствительность и специфичность предложенных нами алгоритмических критериев были сходными с полученными J. Voigt и соавт. [21], но оказались несколько ниже, чем в большинстве опубликованных работ [13, 14, 22]. Однако приведенные нами критерии сформированы без использования верифицирующей методики, поэтому они лишь демонстрируют возможности применения тканевой допплерографии при стресс-ЭхоКГ для диагностики ИБС.

Заключение

Тканевая допплерография обладает высокой чувствительностью при выявлении нарушений локальной сократимости, в том числе не диагностируемых при обычной ЭхоКГ. Критерии на основе параметров тканевой допплерографии применимы для количественной оценки движения миокарда как в покое, так и при проведении стресс-ЭхоКГ. Для упрощенного выявления диссинергии миокарда у больных с сохраненной ФВ левого желудочка можно использовать критерии на основе тканевой допплерографии митрального кольца. Одним из специфичных признаков нарушенной сократительной функции является ПСУ, регистрируемое при тканевой допплерографии в покое.

Литература

  1. Nikitin N.P., Witte K.K., Thackray S.D. Longitudinal Ventricular Function: Normal Values of Atrioventricular Annular and Myocardial Velocities Measured with Quantitative Two-dimensional Color Doppler Tissue Imaging. J Am Soc Echocardiogr 2003; 16: 906-921.
  2. Varga A., Picano E., Dodi C. Madness and method in stress echo reading. Eur Heart J 1999; 20:1271-1275
  3. Pasquet A., Armstrong G., Beachler L. Use of Segmental Tissue Doppler Velocity to Quantitate Exercise Echocardiography. J Am Soc Echocardiogr 1999; 12: 901-912.
  4. Алехин М., Седов В., Сидоренко Б. Возможности стресс-эхокардиографии в выявлении жизнеспособного миокарда. Кардиология 1999; 2: 86-91.
  5. Derumeaux G., Ovize M., Loufoua J. et al. Doppler tissue imaging quantitates regional wall motion during myocardial ischemia and reperfusion. Circulation 2000; 101: 1390-1397.
  6. Edvardsen T., Aakhus S., Endresen K. Acute regional myocardial ischemia identified by 2-dimensional multiregion Doppler imaging tissue technique. J Am Soc Echocardiogr 2000; 13: 986-994.
  7. Hoffmann R., Lethen H., Marwick T. et al. Analysis of institutional observer agreement in interpretation of dobutamine stress echocardiograms. J Am Coll Cardiol 1996; 27: 330-336.
  8. Voigt J.U., Exner B., Schmiedehausen K. et al. Strain- Rate Imaging During Dobutamine Stress Echocardiography Provides Objective Evidence of Inducible Ischemia. Circulation 2003; 29 107: 16 2120-2126.
  9. Fraser A.G., Payne N., Madler C.F. Feasibility and reproducibility of off-line tissue Doppler measurement of regional myocardial function during dobutamine stress echocardiography. Eur J Echocardiogr 2003; 4: 43-53.
  10. Skulstad H., Edvardsen T., Urheim S., Rabben S. Postsystolic Shortening in Ischemic Myocardium: Active Contraction or Passive Recoil? Circulation 2002; 106: 718.
  11. Voigt J.U., Lindenmeier G., Exner B. Incidence and characteristics of segmental postsystolic longitudinal shortening in normal, acutely ischemic, and scarred myocardium. J Am Soc Echocardiogr 2003; 16: 415-423.
  12. Alam M., Hoglund C., Thorstrand C. Longitudinal systolic shortening of the left ventricle: an echocardiographic study in subjects with and without preserved global function. Clin Physiol 1992; 12: 443-452.
  13. Leitman M., Sidenko S., Wolfa R. Improved detection of inferobasal ischemia during dobutamine echocardiography with doppler tissue imaging. Am Soc Echocardiogr 2003; 16: 403-408.
  14. Palka P., Lange A., Fleming A.D. et al. Age-related transmural peak mean velocities and peak velocity gradients be Doppler myocardial imaging in normal subjects. Eur Heart J 1996; 17: 940-950.
  15. Afridi I., Quinones M., Zoghbi W., Cheirif J. Dobutamine stress echocardiography: sensitivity, specificity and predictive value for future cardiac events. Am Heart J 1994; 127: 1510-1515.
  16. Katz W.E., Gulati V.K., Mahler C.M., Gorcsan J. Quantitative evaluation of the segmental left ventricular response to dobutamine stress by tissue Doppler echocardiography. Am J Cardiol 1997; 79: 1036-1042.
  17. Altinmakas S., Dagdeviren B., Turkmen M. et al. Usefulness of pulse-wave Doppler tissue sampling and dobutamine stress echocardiography for identification of false positive inferior wall defects in SPECT. Jpn Heart J 2000; 41: 2: 141-152.
  18. ain P., Short L., Baglin T. Development of a fully quantitative approach to the interpretation of stress echocardiography using radial and longitudinal myocardial velocities. J Am Soc Echocardiogr 2002; 15: 759-767.
  19. Dagdelen S., Yuce M., Emiroglu Y., Ergelen M. Correlation between the tissue Doppler, strain rate, strain imaging during the dobutamine infusion. and coronary fractional flow reserve during catheterization: a comparative study. Intern J Cardiology 2005; 102: 127-136.
  20. Madler C.F., Payne N., Wilkenshoff U. Non-invasive diagnosis of coronary artery disease by quantitative stress echocardiography: optimal diagnostic models using off-line tissue Doppler in the MYDISE study. Eur Heart J 2003; 24: 1584-1594.
  21. Voigt J.U., Nixdorff U., Bogdan R. et al. Comparison of deformation imaging and velocity imaging for detecting regional inducible ischaemia during Dobutamine stress echocardiography Eur Heart J 2004; 25: 1517-1525.
  22. Sutherland G., Merli R.E. Can we quantify ischaemia during Dobutamine stress echocardiography in clinical practice? Eur Heart J 2004; 25: 1477-1479.

Источник: www.medison.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.