Симпатическая иннервация сердца



    Афферентные пути от сердца идут в составе блуждающего нерва (n. vagus). По симпатическим нервам – проводится чувство боли, а по парасимпатическим – все остальные афферентные импульсы.

    Эфферентная парасимпатическая иннервация. Преганглионарные волокна берут начало в nucleus dorsalis n. vagi (ядро тыльное нерва блуждающего), лежащего в ромбовидной ямке (продолговатый мозг), и идущего в составе блуждающего нерва и его сердечных ветвей и сплетений до внутренних узлов сердца и узлов околосердечных полей, согласно Mitchell (1957г.). Постганглионарные волокна от этих узлов к сердечной мышце.
    Функция: торможение сердечной деятельности и уменьшение числа сердечных сокращений (ЧСС), а также сужение коронарных сосудов.
    Эфферентная симпатическая иннервация. Преганглионарные волокна берут начало в боковых рогах 4 – 5 верхних грудных сегментов. (Опускаем подробности)
    Функция: увеличение ЧСС (И.Ф. Цион, 1866г.) и усиление сердечной деятельности (И.П. Павлов, 1888г.), плюс расширение венечных сосудов.


    Достоверным фактом является то, что сердце обладает известной долей автоматизма. Так, изолированное сердце лягушки, перфузируемое раствором Рингера, ещё некоторое время продолжает сокращаться – от часов до нескольких дней. Но главенствующая роль принадлежит всё же вегетативной нервной системе – её регулирующей функции.
    Блок двигательного сегмента, приводящий к сдавливанию либо спинномозгового ганглия, либо непосредственно спинномозгового нерва (массивом мышц или непосредственно позвонком), ведёт к нарушению проведения биоэлектрического импульса к сердцу, а, следовательно, неминуемо к превалированию одной части вегетативной нервной системы над другой, т.е. к энергетическому (электромагнитному) дисбалансу в вегетативной нервной системе. В результате исключения (в худшем случае) или уменьшения влияния (в лучшем) симпатической иннервации, может установиться преобладание парасимпатической, которая уменьшит число сердечных сокращений, резко ослабит силу их, и, самое главное, приведёт к сужению коронарных сосудов сердца. А это прямой путь и к инфаркту миокарда, и к нарушению ритма. Нервная система, при помощи аутохтонных мышц спины, разгибая позвоночник, освобождает от сдавления ганглий или нерв. И, тем самым, воссоздаёт условия для проведения импульса по симпатической нервной системе. Но т.к. возникли компенсаторные смещения и в других отделах позвоночного столба, то блок в первоначально пострадавшем сегменте может появиться вновь, и тогда снова будет преобладать парасимпатическая нервная система, – вот вам и аритмия!


Mutti. Нарушение сердечного ритма
    В 2003 году у моей родной матери, а ей в ту пору был 71 год, возник приступ мерцательной аритмии, на тахитемпе. Частота сердечных сокращений была равна 160 – 165 ударов в минуту. Мне удалось, лишь только проводя вытягивание (растягивание) позвоночника (три раза, в течение пяти часов – в 9 утра, а затем в 12 и 14 часов), восстановить сердечный ритм матери. Причём, после первой манипуляции (резкий подъём сидящей на стуле матери со скрещенными за головой руками и небольшим заваливанием туловища назад, а после этого ещё и вытягивания шейного отдела), частота сердечных сокращений стала уменьшаться, и уже через 10 минут она равнялась 120 ударам в минуту. Но что самое интересное – вместо мерцательной аритмии появилась экстрасистолия! И выслушиваемые сердечные сокращения были не такие громкие (до проведения манипуляции сердце словно билось о грудную клетку). После второй, где-то через 2,5 часа такой же манипуляции – ритм снова изменился – экстрасистолия вновь сменилась мерцательной аритмией.


точно также быстро. И самым главным было то, что частота сердечных сокращений равнялась 100– 96 ударам в минуту. А ещё через 2 часа – уже после третьего комплекса манипуляций (т.е. были проведены все те же действия) – ритм стал правильным, с частотой сердечных сокращений 76 ударов в минуту.
    В этом случае вначале главенствующей оказалась симпатическая иннервация, а влияние парасимпатической резко сниженной. Физическое воздействие («толчок, испытываемый одним телом со стороны другого»), т.е., макроскопическое проявление электромагнитного взаимодействия, через вставочные нейроны, переключило пути проведения биоэлектрических импульсов и включило блокированную парасимпатическую иннервацию. Что и способствовало восстановлению равновесия в вегетативной нервной системе. Другими словами, привело к энергетическому нулю. И как следствие, привело к восстановлению сердечного ритма матери.
    Случись подобное нарушение сердечного ритма с другим человеком, я даже и не пытался бы не только использовать манипуляции из арсенала мануальной медицины, но даже думать, не смел бы об этом. Но тогда у меня не было другого выхода – я боялся, что пока буду ходить за необходимыми лекарственными препаратами и за шприцами…, я уже не застану в живых свою мать. До этого, правда, у меня в практике были случаи, когда мне удавалось восстанавливать сердечный ритм, но то были лёгкие формы, которые можно было бы трактовать как «функциональные». После случая с матерью я утвердился в мысли, что сердечный ритм тоже можно корректировать, убирая смещения в позвоночнике. Наверное, всё же играют роль не только смещения, но также и переключения нейронов в самой центральной нервной системе. И опять необходимо вспомнить и об энергетических взаимодействиях, и о балансе симпатической и парасимпатической частей вегетативной нервной системы.


    Безусловно, этот опыт не претендует на пальму первенства и не должен заменять, скажем, фармакотерапию подобных нарушений, но знать об этом и необходимо, и полезно. Ибо, в некоторых случаях он может быть и единственно возможным, и чрезвычайно эффективным, и действенным! Но главное, что он, этот опыт подтверждает правильность взглядов, излагаемых здесь.

    В 2005 году, в апреле, у моей матери вновь возникла аналогичная ситуация, и даже ещё более сложная, нежели в 2003-м.
    За две недели до описываемых событий, мать, оступившись, резко навалилась правой половиной грудной клетки на выступающую часть мебели, а через неделю после этого у неё вдруг отекла правая половина шеи и язык, да так, что она еле-еле могла говорить. После проведения самостоятельного вытягивания шеи, в положении лёжа на полу, ситуацию с отёчностью матери удалось разрешить. Но ещё через неделю возникло то же самое, что и два года назад – то есть, нарушение сердечного ритма. И на этот раз вновь у матери была мерцательная аритмия, но на физиологически нормальном темпе (ЧСС равнялась 68 ударам в минуту).


нако артериальное давление не регистрировалось (тонус сосудов практически отсутствовал!), почки выключились из работы, и лицо матери приобрело характерный для страдающих почечной недостаточностью больных – то есть, было резко отёчным.
    Я был в растерянности, и не знал, что делать. Точнее, я знал, но на этот раз состояние матери было ещё ближе к критическому, чем в 2003 году. И я попросту не решался что-либо делать. Но делать что-то было необходимо, и я, отчаявшись, решился на манипуляции.
    Первым делом я провёл несколько раз пальцами по околопозвоночным линиям (l. paravertebralis dextra et sinistra), несильно надавливая – сверху вниз. (Позвоночник представлял собой волнистую линию!). А затем встряхнул так, как описывалось выше – со стула… И всё…! Через три минуты изменился ритм – вместо мерцательной аритмии, как и в прошлый раз, вначале возникла экстрасистолия, и ещё через пять минут – стало регистрироваться артериальное давление. Оно стало равняться 130?60 мм рт. ст. И буквально на глазах стала сходить (исчезать) отёчность лица. Через 15 минут артериальное давление уже равнялось 180?80 мм рт. ст. А ещё через 20 минут у матери возник позыв к мочеиспусканию, и она, хоть и небольшим количеством, но помочилась. Значит, почечный кровоток начал восстанавливаться и почки заработали. Осталось нормализовать сердечный ритм, но времени у меня уже не было, так как мне необходимо было идти на работу.

и необходимо было дать время адаптироваться организму матери к изменениям, произошедшим в организме. Я и оставил решение этой проблемы на вечер.
    Зайдя после работы к матери и планируя назначить (у меня, с учётом предыдущего опыта, была всё же надежда на восстановление ритма без дополнительного моего вмешательства) в случае необходимости, лекарственные препараты для нормализации сердечной деятельности, я был в неописуемом восторге – сердечный ритм был абсолютно правильным. И надобности в назначении фармакологических препаратов кардиологической группы уже не было. Справедливости ради должен отметить, что мать в течение дня, после того как я ушёл на работу, два или три раза дополнительно ещё принимала небезызвестный бальзам, Doppel Herz.

Сёстры – близнецы
    У моей матери есть две сестры – они однояйцовые близнецы. И, в этой связи, хотелось бы привести ещё один, очень интересный, случай.
    Однажды осенью (а это был 1997 год) к нам домой пришли моя мать и одна из её сестёр-близнецов, Вера Петровна. Мать и попросила поработать с позвоночником сестры, т.к. Веру Петровну давно уже беспокоило сердце. В больнице, куда обратилась моя тётка, изменений на электрокардиограмме, свидетельствовавших в пользу ишемической болезни сердца, не было, и врачи интерпретировали боль в области сердца как межрёберную невралгию.


br />    И я решил работать с позвоночником тётки. Во время манипуляции у тёти появилась резкая боль в области грудины, сопровождавшаяся своего рода щелчком – мне её муж позже выговаривал по этому поводу.
    И эта боль в последующем сохранялась ещё довольно долго – где-то в течение полутора или двух месяцев. Я понимал, что произошёл надрыв хряща, соединяющего рёбра с грудиной и ничего поделать уже не мог – поэтому оставалось просто ждать, когда боль пройдёт сама по себе.
    Но интересно другое.
    У её сестры – близнеца, Надежды Петровны, где-то через полтора или два месяца после описываемых событий случился инфаркт миокарда. И через некоторое время она перенесла повторный инфаркт.
    А Вера Петровна инфаркта миокарда не переносила. Ни одного!
    А у близнецов, как известно, и заболевания одни и те же, и болеют они в одно и то же время.

Источник: spinet.ru

Тела первых нейронов расположены в боковых рогах пяти верхних сегментов грудного отдела спинного мозга. Отростки этих нейронов заканчиваются в шейных и верхних грудных симпати­ческих узлах. В этих узлах находятся вторые нейроны, отростки ко­торых идут к сердцу. Постганглионарные волокна идут в составе нескольких сердечных нервов. Большая часть симпатических нервных волокон, иннервирующих сердце, отходит от звездчатого узла. В ганглиях находятся Н‑холинорецепторы (медиатор – ацетилхолин). На эффекторных клетках располагаются β‑адренорецепторы. Норадреналин разрушается значительно медленнее, чем ацетилхолин, и потому действует дольше. Этим объясняется то, что после прекращения раздражения симпатического нерва в течение неко­торого времени сохраняются учащение и усиление сердечных со­кращений.


Симпатические нервы в отличие от блуждающих равномерно распределены по всем отделам сердца.

Влияние на сердце симпатических нервов впервые было изучено братьями Цион (1867), а затем И.П.Павловым. Ционы описали при раздражении сим­патических нервов сердца положительный хронотропный эф­фект), соответствующие волокна они назвали nn. accelerantes cordis (ускорители сердца).

При раздражении симпатического нерва или непосредственном воздействии адреналина или норадреналина наблюдаются положительные батмо-, дромо-, хроно- и инотропные эффекты.

Типичные изменения потенциалов действия и миограммы под влиянием симпатических нервов или их медиатора.

Симпатическая иннервация сердца

Влияние раздражения симпатического нерва наблюдается после большого латентного периода (10 с и более) и продолжается еще долго после прекращения раздражения нерва (рис. ).

Симпатическая иннервация сердца Рис. . Влияние раздражения симпатического нерва на сердце лягушки[V.G.33] .


А — резкое усиление и учащение сердечных сокращений при раздражении симпатического нерва (отметка раздражения на нижней линии); Б — действие физиологического раствора, взятого из первого сердца во время стимуляции симпатического нерва, на второе сердце, не подвергавшееся раздражению.

И.П.Павлов (1887) обнаружил нервные волокна (усиливающий нерв), усиливающие сердечные сокращения без заметного учащения ритма (положительный инотропный эффект).

Инотропный эффект «усиливающего» нерва хорошо виден при регистрации внутрижелудочкового давления электроманометром. Выраженное влияние «усиливающего» нерва на сократимость мио­карда проявляется особенно при нарушениях сократимости.

Симпатическая иннервация сердца

Рис. . Влияние «усиливающего нерва» на динамику сокращений сердца;

а — до раздражения, б — во время раздражения нерва. 1 — ЭКГ; 2 — давление в аорте; 3 — давление в левом желудочке до раздражения и во время раздражения нерва.

«Усиливающий» нерв не только уси­ливает обычные сокращения желудочков, но и устраняет альтерна­цию, восстанавливая неэффективные сокращения до обычных (рис. ). Альтернация сердечных сокращений – это явление, когда одно «нормальное» сокращение миокарда (в желудочке развивается давление, превышающее дав­ление в аорте и осуществляется выброс крови из желудочка в аорту) чередуется со «слабым» сокращением миокарда, при котором дав­ление в желудочке в систолу не достигает давления в аорте и выброса крови не происходит. По мнению И.П.Павлова, волокна «усиливающего» нерва являются специально трофическими, т.е. стимулирующими процессы обмена веществ.


Симпатическая иннервация сердца

Симпатическая иннервация сердца

Рис. . Устранение «усиливающим» нервом альтернации силы сокращений сердца;

а — до раздражения, б — во время раздражения нерва. 1 — ЭКГ; 2 — давление в аорте; 3 — давление в левом желудочке до раздражения и во время раздражения нерва.

Симпатическая иннервация сердца Влияние нервной системы на ритм сердца в настоящее время представляются как корригирующее, т.е. ритм сердца зарождается в его водителе ритма, а нервные влияния ускоряют или замедляют скорость спонтанной деполяризации клеток водителя ритма, ускоряя или замедляя частоту сер­дцебиений.

В последние годы стали известны факты, свидетельствующие о возможности не только корригирующих, но и пусковых влияний нервной системы на ритм сердца, когда сигналы, приходящие по нервам, инициируют сокращения сердца. Это можно наблюдать в опытах с раздражением блуждающего нерва в режиме, близком к естественной импульсации в нем, т.е. «залпами» («пачками») им­пульсов, а не непрерывным потоком, как это делалось традиционно. При раздражении блуждающего нерва «залпами» импульсов сердце сокращается в ритме этих «залпов» (каждому «залпу» соответствует одно сокращение сердца). Меняя частоту и характеристику «залпов», можно управлять ритмом сердца в широких пределах.

Воспроизведение сердцем центрального ритма резко изменяет электрофизиологические параметры деятельности синоатриального узла. При работе узла в режиме автоматии, а также при изменениях частоты под влиянием раздражения блуждающего нерва в тради­ционном режиме возбуждение возникает в одной точке узла, в случае воспроизведения центрального ритма в инициации возбуж­дения принимает участие одновременно множество клеток узла. На изохронной карте движения возбуждения в узле этот процесс от­ражается не в виде точки, а в виде большой площади, образованной одновременно возбуждающимися структурными элементами. Сигна­лы, обеспечивающие синхронное воспроизведение сердцем централь­ного ритма, отличаются по своей медиаторной природе от общетор­мозных влияний блуждающего нерва. По-видимому, выделяющиеся в этом случае наряду с ацтилхолином регуляторные пептиды отли­чаются по своему составу, т.е. реализация каждого типа эффектов блуждающего нерва обеспечивается своей смесью медиаторов («медиаторные коктейли»).

С целью изменения частоты посылки «пачек» импульсов из сердечного центра продолговатого мозга у людей можно воспользо­ваться такой моделью. Человеку предлагают дышать чаще, чем сокращается его сердце. Для этого он следит за миганием лампочки фотостимулятора и на каждую вспышку света производит одно дыхание. Фотостимулятор устанавливается с частотой, превышаю­щей исходную частоту сердцебиений. За счет иррадиации возбуж­дения с дыхательных на сердечные нейроны в продолговатом мозге в сердечных эфферентных нейронах блуждающего нерва формиру­ются «пачки» импульсов в новом, общем для дыхательных и сер­дечных центров, ритме. При этом синхронизация ритмов дыхания и сердцебиения достигается за счет «залпов» импульсов, приходящих к сердцу по блуждающим нервам. В опытах на собаках феномен синхронизации дыхательных и сердечных ритмов наблюдается при резком учащении дыхания во время перегревания. Как только ритм учащающегося дыхания станет равным частоте сердцебиений, оба ритма синхронизируются и учащаются или урежаются в определенном диапазоне синхронно. Если при этом нарушить проведение сигналов по блуждающим нервам посредством их перерезки или холодовой блокады, то синхронизация ритмов исчезнет. Следовательно, и в этой модели сердце сокращается под влиянием «залпов» импульсов, приходящих к нему по блуждающим нервам.

Совокупность изложенных экспериментальных фактов позволила сформировать представление о существовании наряду с внутрисердечным и центрального генератора ритма сердца (В.М.Покровский). При этом последний в естественных условиях форми­рует адаптивные (приспособительные) реакции сердца, воспроизводя ритм сигналов, приходящих к сердцу по блуждающим нервам. Внутрисердечный генератор обеспечивает поддержание жизни за счет сохранения насосной функции сердца в случае выключения центрального генератора при наркозе, ряде заболеваний, обмороке и т.д.

Источник: studopedia.ru

Особенности симпатической нервной системы

Симпатическая нервная система предназначена для активизации всех функций организма при стрессовой ситуации. Она обеспечивает реакцию по типу «сражайся или беги». Под влиянием раздражения нервных волокон, которые в нее входят, происходят такие изменения:

  • слабый бронхоспазм;
  • сужение артерий, артериол, особенно расположенных в коже, кишечнике и почках;
  • сокращение матки, сфинктеров мочевого пузыря, капсулы селезенки;
  • спазм радужной мышцы, расширение зрачка;
  • понижение двигательной активности и тонуса кишечной стенки;
  • ускоренная агрегация (соединение) тромбоцитов.

Работа сердца

Усиление всех сердечных функций – возбудимости, проводимости, сократимости, автоматизма, расщепление жировой ткани и выброс почками ренина (повышает давление) связаны с раздражением бета-1 адренорецепторов. А стимуляция бета-2 типа приводит к:

  • расширению бронхов;
  • расслаблению мышечной стенки артериол в печени и мышцах;
  • расщеплению гликогена;
  • выбросу инсулина для проведения глюкозы внутрь клеток;
  • образованию энергии;
  • снижению маточного тонуса.

Симпатическая система не всегда оказывает однонаправленное действие на органы, что связано с наличием в них нескольких видов адренорецепторов. В конечном итоге в организме возрастает переносимость физических и умственных нагрузок, происходит усиление работы сердца и скелетной мускулатуры, перераспределение кровообращения для питания жизненно важных органов.

Чем отличается парасимпатическая система

Этот отдел вегетативной нервной системы предназначен для расслабления организма, восстановления после нагрузки, обеспечения пищеварения и накопления энергии. При активизации блуждающего нерва:

  • возрастает приток крови к желудку и кишечнику;
  • увеличивается выброс пищеварительных ферментов и продукция желчи;
  • сужаются бронхи (в покое не требуется много кислорода);
  • замедляется ритм сокращений, падает их сила;
  • снижается тонус артерий и давление крови.

Вегетативная нервная система

Влияние двух систем на сердце

Несмотря на то, что на сердечно-сосудистую систему симпатическая и парасимпатическая стимуляция оказывают противоположное воздействие, это не всегда так однозначно проявляется. А механизмы их взаимовлияния не имеют математической закономерности, не все они достаточно изучены, но установлено:

  • чем больше повышается симпатический тонус, тем сильнее будет подавляющий эффект парасимпатического отдела – акцентированное противодействие;
  • при достижении нужного результата (например, ускорения ритма при нагрузке) тормозится симпатическое и парасимпатическое влияние – функциональный синергизм (однонаправленное действие);
  • чем выше начальный уровень активации, тем меньше возможность его возрастания при раздражении – закон исходного уровня.

Смотрите на видео о влиянии на сердце симпатической и парасимпатической систем:

Влияние возраста на вегетативный тонус

У новорожденных преобладает влияние симпатического отдела на фоне общей незрелости нервной регуляции. Поэтому пульс у них существенно ускорен. Затем обе части вегетативной системы развиваются очень быстро, достигая максимума к подростковому периоду. В это время отмечается наивысшая концентрация нервных сплетений в миокарде, что объясняет быструю смену давления и скорости сокращений при внешних воздействиях.

До 40 лет преобладает парасимпатический тонус, что сказывается на замедлении пульса в состоянии покоя и быстром возвращением его к норме после нагрузок. А затем начинаются возрастные изменения – сокращается количество адренорецепторов при сохранении парасимпатических ганглиев. Это приводит к следующим процессам:

  • ухудшается возбудимость мышечных волокон;
  • нарушаются процессы образования импульсов;
  • повышается чувствительность сосудистой стенки и миокарда к действию гормонов стресса.

Под воздействием ишемии клетки приобретают еще большую реакцию на симпатические импульсы и реагируют даже на малейшие сигналы спазмом артерий и ускорением пульса. При этом возрастает электрическая нестабильность миокарда, что объясняет частое появление аритмии при стенокардии, а особенно при инфаркте.

Что происходит при возбуждении

В сердце находятся в основном бета 1 адренорецепторы, немного бета 2 и альфа типа. При этом они расположены на поверхности кардиомиоцитов, что повышает их доступность для основного медиатора (проводника) симпатических импульсов – норадреналина. Под влиянием активизации рецепторов происходят такие изменения:

  • повышается возбудимость клеток синусового узла, проводящей системы, мышечных волокон, они реагируют даже на подпороговые сигналы;
  • ускоряется проведение электрического импульса;
  • возрастает амплитуда сокращений;
  • увеличивается количество ударов пульса за минуту.

На наружной мембране клеток сердца обнаружены и парасимпатические холинорецепторы типа М. Их возбуждение тормозит активность синусового узла, но одновременно повышает возбудимость предсердных мышечных волокон. Этим можно объяснить развитие наджелудочковой экстрасистолии ночью, когда высок тонус блуждающего нерва.

Вторым депрессивным эффектом является угнетение парасимпатической системой проведения в атриовентрикулярном узле, что задерживает распространение сигналов на желудочки.

Функции вегетативной системы

Таким образом, парасимпатическая нервная система:

  • снижает возбудимость желудочков и повышает ее в предсердиях;
  • замедляет сердечный ритм;
  • тормозит образование и проведение импульсов;
  • подавляет сократительную способность мышечных волокон;
  • уменьшает потребность миокарда в кислороде;
  • препятствует спазму стенок артерий и повышению давления крови.

Источник: CardioBook.ru

Эфферентная парасимпатическая иннервация. Пpeанглионарные волокна начинаются в дорсальном вегетативном ядре блуждающего нерва и идут в составе последнего, его сердечных ветвей (rámi cardiáci n. vági) и сердечных сплетений (см. иннервацию сердца) до внутренних узлов сердца, а также узлов околосердечных полей. Постганглионарные волокна исходят от этих узлов к мышце сердца. Функция: торможение и угнетение деятельности сердца; сужение венечных артерий.

Эфферентная симпатическая иннервация. Преганглионарные волокна начинаются из боковых рогов спинного мозга 4–5 верхних грудных сегментов, выходят в составе соответственных rámi communicántes álbi и проходят через симпатический ствол до пяти верхних грудных и трех шейных узлов. В этих узлах начинаются постганглионарные волокна, которые в составе сердечных нервов, nn. cardiáci cervicáles supérior, médius et inférior и nn. cardiáci thorácici, достигают сердечной мышцы. Перерыв осуществляется только в gánglion stellátum. Сердечные нервы содержат в своем составе преганглионарные волокна, которые переключаются на постганглионарные в клетках сердечного сплетения. Функция: усиление работы сердца (это установил И. П. Павлов в 1888 г., назвав симпатический нерв усиливающим) и ускорение ритма (это впервые установил И. Ф. Цион в 1866 г.), расширение венечных сосудов.

Иннервация легких и бронхов. Афферентными путями от висцеральной плевры являются легочные ветви грудного отдела симпатического ствола, от париетальной плевры — nn. intercostáles и n. phrénicus, от бронхов — n. vágus.

Эфферентная парасимпатическая иннервация. Преганглионарные волокна начинаются в дорсальном вегетативном ядре блуждающего нерва и идут в составе последнего и его легочных ветвей к узлам pléxus pulmonális, а также к узлам, расположенным по ходу трахеи, бронхов и внутри легких. Постганглионарные волокна направляются от этих узлов к мускулатуре и железам бронхиального дерева. Функция: сужение просвета бронхов и бронхиол и выделение слизи.

Источник: www.rulit.me


    Афферентные пути от сердца идут в составе блуждающего нерва (n. vagus). По симпатическим нервам – проводится чувство боли, а по парасимпатическим – все остальные афферентные импульсы.

    Эфферентная парасимпатическая иннервация. Преганглионарные волокна берут начало в nucleus dorsalis n. vagi (ядро тыльное нерва блуждающего), лежащего в ромбовидной ямке (продолговатый мозг), и идущего в составе блуждающего нерва и его сердечных ветвей и сплетений до внутренних узлов сердца и узлов околосердечных полей, согласно Mitchell (1957г.). Постганглионарные волокна от этих узлов к сердечной мышце.
    Функция: торможение сердечной деятельности и уменьшение числа сердечных сокращений (ЧСС), а также сужение коронарных сосудов.
    Эфферентная симпатическая иннервация. Преганглионарные волокна берут начало в боковых рогах 4 – 5 верхних грудных сегментов. (Опускаем подробности)
    Функция: увеличение ЧСС (И.Ф. Цион, 1866г.) и усиление сердечной деятельности (И.П. Павлов, 1888г.), плюс расширение венечных сосудов.

    Достоверным фактом является то, что сердце обладает известной долей автоматизма. Так, изолированное сердце лягушки, перфузируемое раствором Рингера, ещё некоторое время продолжает сокращаться – от часов до нескольких дней. Но главенствующая роль принадлежит всё же вегетативной нервной системе – её регулирующей функции.
    Блок двигательного сегмента, приводящий к сдавливанию либо спинномозгового ганглия, либо непосредственно спинномозгового нерва (массивом мышц или непосредственно позвонком), ведёт к нарушению проведения биоэлектрического импульса к сердцу, а, следовательно, неминуемо к превалированию одной части вегетативной нервной системы над другой, т.е. к энергетическому (электромагнитному) дисбалансу в вегетативной нервной системе. В результате исключения (в худшем случае) или уменьшения влияния (в лучшем) симпатической иннервации, может установиться преобладание парасимпатической, которая уменьшит число сердечных сокращений, резко ослабит силу их, и, самое главное, приведёт к сужению коронарных сосудов сердца. А это прямой путь и к инфаркту миокарда, и к нарушению ритма. Нервная система, при помощи аутохтонных мышц спины, разгибая позвоночник, освобождает от сдавления ганглий или нерв. И, тем самым, воссоздаёт условия для проведения импульса по симпатической нервной системе. Но т.к. возникли компенсаторные смещения и в других отделах позвоночного столба, то блок в первоначально пострадавшем сегменте может появиться вновь, и тогда снова будет преобладать парасимпатическая нервная система, – вот вам и аритмия!

Mutti. Нарушение сердечного ритма
    В 2003 году у моей родной матери, а ей в ту пору был 71 год, возник приступ мерцательной аритмии, на тахитемпе. Частота сердечных сокращений была равна 160 – 165 ударов в минуту. Мне удалось, лишь только проводя вытягивание (растягивание) позвоночника (три раза, в течение пяти часов – в 9 утра, а затем в 12 и 14 часов), восстановить сердечный ритм матери. Причём, после первой манипуляции (резкий подъём сидящей на стуле матери со скрещенными за головой руками и небольшим заваливанием туловища назад, а после этого ещё и вытягивания шейного отдела), частота сердечных сокращений стала уменьшаться, и уже через 10 минут она равнялась 120 ударам в минуту. Но что самое интересное – вместо мерцательной аритмии появилась экстрасистолия! И выслушиваемые сердечные сокращения были не такие громкие (до проведения манипуляции сердце словно билось о грудную клетку). После второй, где-то через 2,5 часа такой же манипуляции – ритм снова изменился – экстрасистолия вновь сменилась мерцательной аритмией. И точно также быстро. И самым главным было то, что частота сердечных сокращений равнялась 100– 96 ударам в минуту. А ещё через 2 часа – уже после третьего комплекса манипуляций (т.е. были проведены все те же действия) – ритм стал правильным, с частотой сердечных сокращений 76 ударов в минуту.
    В этом случае вначале главенствующей оказалась симпатическая иннервация, а влияние парасимпатической резко сниженной. Физическое воздействие («толчок, испытываемый одним телом со стороны другого»), т.е., макроскопическое проявление электромагнитного взаимодействия, через вставочные нейроны, переключило пути проведения биоэлектрических импульсов и включило блокированную парасимпатическую иннервацию. Что и способствовало восстановлению равновесия в вегетативной нервной системе. Другими словами, привело к энергетическому нулю. И как следствие, привело к восстановлению сердечного ритма матери.
    Случись подобное нарушение сердечного ритма с другим человеком, я даже и не пытался бы не только использовать манипуляции из арсенала мануальной медицины, но даже думать, не смел бы об этом. Но тогда у меня не было другого выхода – я боялся, что пока буду ходить за необходимыми лекарственными препаратами и за шприцами…, я уже не застану в живых свою мать. До этого, правда, у меня в практике были случаи, когда мне удавалось восстанавливать сердечный ритм, но то были лёгкие формы, которые можно было бы трактовать как «функциональные». После случая с матерью я утвердился в мысли, что сердечный ритм тоже можно корректировать, убирая смещения в позвоночнике. Наверное, всё же играют роль не только смещения, но также и переключения нейронов в самой центральной нервной системе. И опять необходимо вспомнить и об энергетических взаимодействиях, и о балансе симпатической и парасимпатической частей вегетативной нервной системы.

    Безусловно, этот опыт не претендует на пальму первенства и не должен заменять, скажем, фармакотерапию подобных нарушений, но знать об этом и необходимо, и полезно. Ибо, в некоторых случаях он может быть и единственно возможным, и чрезвычайно эффективным, и действенным! Но главное, что он, этот опыт подтверждает правильность взглядов, излагаемых здесь.

    В 2005 году, в апреле, у моей матери вновь возникла аналогичная ситуация, и даже ещё более сложная, нежели в 2003-м.
    За две недели до описываемых событий, мать, оступившись, резко навалилась правой половиной грудной клетки на выступающую часть мебели, а через неделю после этого у неё вдруг отекла правая половина шеи и язык, да так, что она еле-еле могла говорить. После проведения самостоятельного вытягивания шеи, в положении лёжа на полу, ситуацию с отёчностью матери удалось разрешить. Но ещё через неделю возникло то же самое, что и два года назад – то есть, нарушение сердечного ритма. И на этот раз вновь у матери была мерцательная аритмия, но на физиологически нормальном темпе (ЧСС равнялась 68 ударам в минуту). Однако артериальное давление не регистрировалось (тонус сосудов практически отсутствовал!), почки выключились из работы, и лицо матери приобрело характерный для страдающих почечной недостаточностью больных – то есть, было резко отёчным.
    Я был в растерянности, и не знал, что делать. Точнее, я знал, но на этот раз состояние матери было ещё ближе к критическому, чем в 2003 году. И я попросту не решался что-либо делать. Но делать что-то было необходимо, и я, отчаявшись, решился на манипуляции.
    Первым делом я провёл несколько раз пальцами по околопозвоночным линиям (l. paravertebralis dextra et sinistra), несильно надавливая – сверху вниз. (Позвоночник представлял собой волнистую линию!). А затем встряхнул так, как описывалось выше – со стула… И всё…! Через три минуты изменился ритм – вместо мерцательной аритмии, как и в прошлый раз, вначале возникла экстрасистолия, и ещё через пять минут – стало регистрироваться артериальное давление. Оно стало равняться 130?60 мм рт. ст. И буквально на глазах стала сходить (исчезать) отёчность лица. Через 15 минут артериальное давление уже равнялось 180?80 мм рт. ст. А ещё через 20 минут у матери возник позыв к мочеиспусканию, и она, хоть и небольшим количеством, но помочилась. Значит, почечный кровоток начал восстанавливаться и почки заработали. Осталось нормализовать сердечный ритм, но времени у меня уже не было, так как мне необходимо было идти на работу. Да и необходимо было дать время адаптироваться организму матери к изменениям, произошедшим в организме. Я и оставил решение этой проблемы на вечер.
    Зайдя после работы к матери и планируя назначить (у меня, с учётом предыдущего опыта, была всё же надежда на восстановление ритма без дополнительного моего вмешательства) в случае необходимости, лекарственные препараты для нормализации сердечной деятельности, я был в неописуемом восторге – сердечный ритм был абсолютно правильным. И надобности в назначении фармакологических препаратов кардиологической группы уже не было. Справедливости ради должен отметить, что мать в течение дня, после того как я ушёл на работу, два или три раза дополнительно ещё принимала небезызвестный бальзам, Doppel Herz.

Сёстры – близнецы
    У моей матери есть две сестры – они однояйцовые близнецы. И, в этой связи, хотелось бы привести ещё один, очень интересный, случай.
    Однажды осенью (а это был 1997 год) к нам домой пришли моя мать и одна из её сестёр-близнецов, Вера Петровна. Мать и попросила поработать с позвоночником сестры, т.к. Веру Петровну давно уже беспокоило сердце. В больнице, куда обратилась моя тётка, изменений на электрокардиограмме, свидетельствовавших в пользу ишемической болезни сердца, не было, и врачи интерпретировали боль в области сердца как межрёберную невралгию.
    И я решил работать с позвоночником тётки. Во время манипуляции у тёти появилась резкая боль в области грудины, сопровождавшаяся своего рода щелчком – мне её муж позже выговаривал по этому поводу.
    И эта боль в последующем сохранялась ещё довольно долго – где-то в течение полутора или двух месяцев. Я понимал, что произошёл надрыв хряща, соединяющего рёбра с грудиной и ничего поделать уже не мог – поэтому оставалось просто ждать, когда боль пройдёт сама по себе.
    Но интересно другое.
    У её сестры – близнеца, Надежды Петровны, где-то через полтора или два месяца после описываемых событий случился инфаркт миокарда. И через некоторое время она перенесла повторный инфаркт.
    А Вера Петровна инфаркта миокарда не переносила. Ни одного!
    А у близнецов, как известно, и заболевания одни и те же, и болеют они в одно и то же время.

Источник: spinet.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.