Синдром солдатского сердца


Синдром да Коста – нарушение клинического характера. Иначе его называют кардиофобия, что в переводе с греческого означает «страх», «сердце». Синдром характерен для лиц мужского и женского пола. Болезнь возникает обычно в 15–25 лет, а также в 35–45 лет. Проявляется нарушением дыхания и чувством тяжести в грудной клетке, напоминающим невроз.

Общие сведения о патологии

Впервые синдром был описан американским врачом Джейкобом Да Костой в 1871 году. При оказании помощи солдатам, участвовавшим в военных сражениях, медик отмечал появление страха, усиленного чувства бдительности, изменения сердечного ритма. В совокупности эти симптомы он назвал «солдатское сердце». Позже его переименовали в «синдром да Коста», «синдром раздраженного сердца».

Да Коста описал симптомы, которые присутствуют у человека после пережитого военного стресса. В современной медицине они указывают на острую реакцию на стресс и носят название нейроциркуляторная дистония. Пациенты привыкли к определению «вегетососудистая дистония» (ВСД).

Характерные симптомы


Кардиофобия, или страх за собственное сердце, возникает на фоне нерешенных проблем. Переживания, связанные с работой, с отношениями в семье, подавление нарастающей агрессии, замалчивание конфликтных ситуаций – это оборачивается вегетативно-сосудистыми расстройствами.

По жалобам пациентов, приступ начинается с панического состояния, ощущения нехватки воздуха, страха задохнуться, боязни остановки сердца и смерти. Человек чувствует боли в сердечной области, хотя сам орган в полном порядке.

Развивается гипервентиляционный синдром да Коста, тесно связанный с кардиофобией и другими навязчивыми неврозами. Как это происходит? Во время паники человек начинает чаще дышать. В организм поступает больше кислорода, уменьшается количество углекислого газа.

Орган дыхания, находящийся в стволе головного мозга, контролирует это соотношение. Наступает команда о прекращении дыхания. Поэтому в период гипервентиляционного криза возникает обманчивое состояние удушья. Страх и паника возрастают.

В горле появляется ком, из-за чего дыхание затруднено. Больные сильно напрягают дыхательные мышцы. Это приводит к ощущению боли в грудной клетке, которую принимают за сердечную.

Симптомы со стороны дыхательной системы

При синдроме да Коста происходит расстройство дыхания. Больные жалуются на следующее:

  • недостаток кислорода, не получается сделать полный вдох;
  • возникают навязчивые мысли о нехватке свежего воздуха;
  • необходимость контроля за дыханием;
  • пациентам кажется, что без применения усилий дыхание остановится;
  • невозможность вдохнуть из-за кома в горле.

Больные не замечают у себя нарушений дыхания, которые сопровождаются вздохами, кашлем, сопением, зеванием. Эти действия приводят к нарушению баланса газов в крови.

Симптомы со стороны сердечно-сосудистой системы

При расстройстве дыхания наступает кардиофобия, проявляющаяся такими симптомами:

  • боль в сердце (ноющая, давящая, колющая);
  • болезненные ощущения в области груди;
  • появление дискомфорта в сердце;
  • изменения в ритмичности сердечных ударов;
  • скачки артериального давления;
  • головные боли и головокружения;
  • повышенное потоотделение;
  • посинение конечностей.

Больные подвержены изменениям двигательной системы, психическим расстройствам:

  • появляется тремор в руках и ногах;
  • немеют разные участки тела;
  • темнеет в глазах;
  • отмечается состояние, предшествующее обмороку;
  • беспокоят тревога, страх;
  • наступает эмоциональная неустойчивость.

Диагностика

Больные с синдромом де Коста предъявляют многочисленные жалобы. Задача врача – внимательно отнестись к этому списку, детально разобраться в нюансах, чтобы исключить наличие других заболеваний. После беседы с больным и осмотра назначают обследования:

  • электрокардиограмма – покажет изменения в проведении сердечного импульса;
  • УЗИ сердца – опишет сердечные патологии, если они имеются;
  • УЗИ органов брюшного отдела – уверит в отсутствии заболеваний;
  • спирография – исследует объем и скорость выдыхаемого воздуха (спокойный вдох и быстрый выдох);
  • электромиография – расскажет о состоянии мышечных волокон скелета, нервов и нервных окончаний, наличии спазмированных мышц.

Нужно помнить, что единичные симптомы не указывают на синдром да Коста. Только комплексное обследование поможет поставить правильный диагноз.

Лечение

Больные с данной патологией уверены в том, что их состояние тяжелое и приводит к смерти. Поэтому лечение начинается с переубеждения пациента о безопасности проявлений для жизни. Для этого используют психотерапевтическое лечение с применением аутотренинга, внушения, психоанализа. Все зависит от метода воздействия, которым владеет врач.

Применяют дыхательные упражнения, чтобы обучить пациента правильному дыханию: дышать животом, контролировать вдох и выдох, задерживать дыхание. Их проводят ежедневно, постепенно увеличивая продолжительность.

Для лекарственной терапии применяют:

  1. Антидепрессанты – «Прозак», «Серлифт», «Паксил»;
  2. Транквилизаторы –«Адаптол», «Буспирон»;
  3. Успокоительные – «Барбовал», «Персен», пустырник, валериану в настойках.
  4. Препараты кальция, магния.
  5. Витамины группы В.

Больным рекомендуют нормализовать сон, использовать активный отдых, избавиться от вредных привычек.

Неотложная помощь

Приступ синдрома да Коста возникает внезапно. Длительность зависит от психологического состояния больного. В этом случае вызывают «скорую». До приезда врача пациента успокаивают.

При жалобах на учащенный сердечный ритм дают настойку боярышника, «Корвалол», «Валокордин». Для успокоения – «Седуксен».

Чтобы восстановить дыхание, предлагают подышать в целлофановый пакет. При дыхании в нем увеличивается концентрация углекислого газа, что благотворно влияет на частоту дыхательных движений. Страх смерти отступит.

Несмотря на то что синдром имеет разнообразные проявления, он не опасен для жизни. Грамотно подобранное лечение поможет пациенту избавиться от страхов, стрессов, депрессий.

Источник: ProSindrom.ru

Синдром солдатского сердцаСколько существует война, столько ей сопутствует и посттравматический, болезненный синдром


терзающий сердце ребят по возвращении домой после изматывающих боевых действий. В медицине болезнь души так и окрестили: «боевая усталость», или «солдатское сердце». Раньше мы знали о проклятом синдроме только понаслышке, из произведений писателей о войне. Эрих Мария Ремарк, описывая состояние солдат, которые прошли через войну, написал: «Мы все потерянное поколение». Потом в нашу жизнь ворвался Афган, который возвращал не убитых на чужой земле солдат, выполнивших интернациональный долг, с медалями и в орденах, но со страшной болью в глазах. И неизвестный автор, прошедший суровыми дорогами Афганистана, написал строчки, которые близки и понятны каждому, кого пропустили через себя жернова той десятилетней бойни: «…И даже руки, ноги пусть целы, да только вот с душою неполадки — синдром проклятый необъявленной войны покоя не дает вернувшимся с войны ребятам». А сегодня новое поколение солдат испытывает свою психику на прочность и растяжимость на Востоке страны, участвуя в так называемой антитеррористической операции, которая на самом деле давно переросла в фазу настоящей войны. Войны снова необъявленной, но от этого не менее кровавой и жестокой, которая оставляет свой след не только в телах, но и в душах тех, кто стал в мирное время участником боевых действий.


ТРАВМА НЫНЕШНЕГО ПОКОЛЕНИЯ

Тем, кто недавно вернулся с войны, она снится. Кому-то почти каждую ночь, кому-то лишь иногда. К кому-то будет приходить во сне только первые месяцы, к кому-то — всю оставшуюся жизнь. Каждый человек индивидуален. А значит, причины и проявления поствоенного синдрома у каждого свои.
Как утверждает хирург, оперировавший в свое время «афганцев», посттравматический синдром настигает любого, кто видел близко смерть своими глазами, кто каждую минуту рисковал быть убитым и убивал сам. Это мучает. Обязательно! Не отпускает от себя. Так утверждают и ребята, которым пришлось пройти испытание огнем на Востоке. Мирослав — один из них. Сам он из Ивано-Франковска, но судьба распорядилась так, что после тяжелого ранения он оказался в госпитале в Житомире. Перенес тяжелую операцию, нога до сих пор закована в спицы, но парень не жалуется на боль. Он готов вытерпеть все. Только бы не остаться хромым калекой, только бы не списали из армии по болезни. Молодой офицер, которому всего двадцать три года, хочет продолжать свою карьеру в Вооруженных силах Украины. Но тут же сознается, что у него неполадки с самим собой, что душа его — как выжженное после бомбежки поле. Во сне он все время куда-то бежит, как будто хочет спрятаться от преследующих его глаз мирных жителей, которые неоднозначно относятся к так называемой освободительной миссии. Это не дает ему покоя.

«ОЧЕНЬ НЕПРОСТО ВЫТРАВИТЬ ИЗ СЕБЯ ВОЙНУ»


«Засасывает словно трясина: куда ни ступи — сгинешь. Обволакивает словно туман, в который лишь сунься — не выберешься, — рассказывает Мирослав. — Очень непросто вытравить из себя войну. Из своих воспоминаний. Из своих снов. Каждую ночь поднимаюсь во сне в атаку, иду вперед с автоматом наперевес. И снова вижу лица местных жителей, перекошенные от страха и исступления, когда они бросаются под танки, перекрывая военным дорогу. Давлю на спусковой крючок и не слышу выстрела. Явственно слышу ответные выстрелы из «Градов». Падаю за укрытие, но тут же оно рассеивается как дым. И приходится снова бежать. Снова стрелять. Опять убивать. Но чаще убивают в этих снах меня самого.
Меня на протяжении последних месяцев, после того как после Иловайского котла очнулся в госпитале, преследуют кошмарные видения. Причем донимать меня они начали, когда все было позади. На поле боя никаких сомнений не было. Знал, что надо выходить из окружения любой ценой и выводить солдат. Теперь, после ранения, полная неизвестность. Что ждет меня впереди? Днем я обретаю уверенность, что нога, сложенная по частям, заживет и я останусь полноценным человеком. А ночью меня снова терзают сомнения. После войны я стал другим человеком. О том, что я до конца остался верен воинской присяге, знают мои бойцы. Любому из них я могу доверять, как самому себе. Казалось бы, все мои воспоминания о пережитом в окружении надежно помещены в «архив памяти» и не должны меня тревожить.


е позади. Или нет? Откуда берется это чувство щемящей вины, сам не знаю. Ведь ранение заживает, врачи говорят, что все будет хорошо. Выходит, что душевные травмы, нанесенные войной, не заживут никогда, и чтобы жизнь не казалась мне медом, приходят эти сны?! Вроде бы о войне. А вроде бы и нет. Точнее будет сказать, этот повторяющийся сон — воплощение безысходности. Как будто я в плену, а вокруг вражеские лица, готовые взорваться, поднеси только спичку. И ни одного солдата, что были со мной. Я один среди чужих. Ни единой живой души вообще, все вокруг полегли на поле боя.
Я один в сыром холодном подвале, в котором уже много лет сижу скованный по рукам и ногам. Ко всему прочему с залепленными глазами и ртом. Или привязанный к позорному столбу на всеобщее обозрение, где проходит парад военнопленных.
Вот такой кошмар снится мне чуть ли не каждую ночь. И даже по утрам он не выветривается из головы, приобретая облик навязчивых мыслей, которые, словно заноза в мозгу, изводят меня, заставляя еще и еще раз найти ответ на вопрос: и куда эти картинки заведут меня дальше? Кем мы были на этой войне, за что шли под пули? И кем будем для последующих поколений — героями или оккупантами? Со мной лежал один «афганец», у которого открылись старые раны, так вот он говорил, что до сих пор многие на гражданке мучаются от непонимания окружающих и отчуждения. И память вновь уносит туда, где мы теряли своих друзей и командиров. Память, как черная дыра.

в ней не видно ни зги, даже зрячему оттуда не вырваться. Кажется мне, что Восток так же, как и когда-то Афганистан, всегда будет идти за нами по пятам. Сколько бы ни прошло лет», — говорит Мирослав и улыбается хорошей, доброй улыбкой.
Он еще совсем мальчишка, а уже прошел такое, что не всем дано пережить и не сломаться. Груз войны — это тяжкое испытание, которое будет давить всю оставшуюся жизнь. Таково мнение психологов, у которых в последнее время работы прибавилось в связи с тем, что они считают — нельзя откладывать проблему в долгий ящик. Невыговоренное горе буравит мозг вдвойне.
Мирослав говорит, что больше переживает не за себя, а за маму. Он уверен, что она места себе не находит в Ивано-Франковске. «Плачет, наверное, все время по ночам, хотя при мне виду не подает. Но я же видел, как она исстрадалась, когда ухаживала за мной первое время, на ней просто лица не было», — говорит парень. Он очень хочет скорее поправиться и поехать домой в отпуск, где надеется успокоить свое и мамино сердца. А потом снова в строй, потому как офицерские погоны — это не просто украшение. А с боевой усталостью он как-то справится. Главное, не только принять неизбежное, но и преодолеть в себе все страхи. Преодолеть боль, сомнения и апатию, головную боль и холодный пот, которые, по словам медиков, неизбежно являются признаками посттравматического синдрома.

ВОТ ТОЛЬКО БЫ НЕРВЫ НЕ СОРВАЛИСЬ, КОГДА УВОДИТ ПАМЯТЬ В ЧЕРНУЮ ДЫРУ


Врачи говорят, что, вопреки бытующему мнению, будто время — лучший лекарь, чем больше проходит времени после войны, тем больше бередят душу воспоминания о ней и тем больше квалификации требуется от специалистов при оказании психологической помощи. Еще доктор Абрахам Кардинер, проводивший исследования на полях Второй мировой войны, определил военный стресс как физионервоз. Оголенные, как провода, нервы в любую минуту могут сорваться и привести к непредсказуемым последствиям, которые могут плачевно закончиться и для самого охваченного синдромом воина, и для окружающих. Врачи констатируют все признаки «боевой усталости» в сердцах солдат, вернувшихся с Востока, который резко поменял их привычный уклад жизни. Отсюда проблема в их адаптации в мирной жизни. Отсюда агрессивность, проблемы с памятью, утомляемость, низкая концентрация внимания, депрессия, фобии, ночные кошмары, подозрительность, гипертонизация нервной системы, алкоголизм. Наркологи в один голос утверждают, что бороться с этим явлением им будет очень тяжело, так как многие вернувшиеся с войны ребята пытаются утопить воспоминания о ней в стакане. На самом деле водка ничего не лечит, а только взрывает голову, усугубляя проблему. Врачи наотрез отказываются кодировать контуженых, уверяя, что такая мозговая атака губительна для этого типа людей. Врач-нарколог, по известной причине не называющая свою фамилию, признается, что среди ее пациентов большой процент «афганцев», которые безуспешно борются с запоями, повторяющимися с пугающей регулярностью. Медик высказывает предположение, что в связи с событиями на Востоке возраст посттравматического алкоголизма значительно помолодеет. Как говорится, новая война — новые жертвы.
Война не проходит бесследно. Она корежит и ломает души участников боев, демонстрирующих огромную решимость победить проклятый синдром, даже когда все рушится. Спасенные под Иловайском — отдельная тема в истории нашей страны. Это люди, ежедневно рисковавшие жизнью, испытавшие боль и страдания, надломившиеся, но не отчаявшиеся, потому что осознают, что они вернулись, а значит, надо жить. Им не под силу победить эту боль в одиночку. Они требуют не только медицинского вмешательства, но и простого человеческого участия к своим искореженным войной судьбам.

Светлана МИХАЛЕВА

Источник: www.exo.net.ua

ОБЗОРЫ

© Котляров С.Н., 2016 УДК 616.12-02:355

«СОЛДАТСКОЕ СЕРДЦЕ»: ИСТОРИЯ ВОЕННЫХ СИНДРОМОВ

С.Н. Котляров

Рязанский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова, ул. Высоковольная, 9, 390026, г. Рязань, Российская Федерация

Проблема расстройств, ассоциированных с участием в боевых действиях («военных синдромов»), остается актуальной более ста лет. Первым известным научным описанием подобных заболеваний считается работа американского врача Jakob Mendes Da Costa. В непростой истории изучения «военных синдромов», предлагались различные гипотезы и теории, базирующиеся на принципах первичности соматических факторов, психических или социальных процессов. Для описания «военных синдромов» применялись множество терминов, наиболее известными из которых являются «солдатское сердце» и синдром Da Costa.

Ключевые слова: «военный синдром», синдром Da Costa, «солдатское сердце».

«SOLDIER'S HEART»: THE HISTORY OF WAR SYNDROMES

S.N. Kotlyarov

Ryazan State Medical University named after academician I.P. Pavlov, Visocovoltnaya str., 9, 390026, Ryazan, Russian Federation

The problem of disorders associated with participation in hostilities («war syndromes»), remains relevant over a hundred years. The first scientific description of these diseases is known belongs to the American physician Jakob Mendes Da Costa. In the difficult history of the study of «war syndrome» have proposed various hypotheses and theories based on the principles of primary somatic factors, mental or social processes. However, at this moment there is no conclusive evidence of any pre-emptive effect of one factor on the occurrence of disease. To describe the «war syndrome» were used many terms, the most famous being the «soldier's heart» and Da Costa's syndrome.

Keywords: «war syndrome», Da Costa's syndrome, «soldier's heart".

Прошло 150 лет с того дня, как американский врач Henry Harthorme опубликовал доклад о заболеваниях сердца у военнослужащих, сделанный им на заседании врачебного общества в Филадельфии

3 июня 1863 года, однако и сегодня продолжаются дискуссии относительно природы синдрома, названного в разное время «раздраженное сердце», «солдатское сердце», «сердце старого сержанта»,

«мышечное утомление сердца», «невроз сердца», «синдром Да Коста» и т.д. В своем докладе Henry Harthorme представил наблюдения солдат американской гражданской войны («American Civil War», 1861-1865 гг.), имевших схожую необычную клиническую картину, которая была интерпретирована как проявление продолжительного перенапряжения, дефицита отдыха, плохого питания, недостатка сна и названа «muscular exhaustion of the heart» («мышечное истощение сердца»). H. Hartshorne отметил, что четыре месяца ранее Alfred Stille [1], уже описывал подобное расстройство, которое, является «очень частым симптомом среди солдат, возможно, обусловлено межреберной невралгией, но часто, по-видимому, возникает в состоянии крайнего истощения» [2].

В 1864-1868 гг., Earl de Grey представил четыре сообщения с описанием похожих симптомов у британских солдат. Он считал причиной возникновения симптомов ограничение экскурсии грудной клетки и, соответственно, деятельности сердца от сдавления лямками тяжелых рюкзаков с военными припасами [3].

Профессор военной медицины в Британской армейской медицинской школе, доктор W.C. Maclean в феврале 1867 года опубликовал в British medical journal лекцию «Болезни сердца в британской армии». В своей работе профессор W.C. Maclean объяснил возникновение симптомов физическим утомлением от тяжести рюкзаков с амуницией, вес которых порой превышал 60 килограмм, а также от компрессии грудной клетки ремнями рюкзаков, что, по мнению автора, нарушало гемодинамику [4]. В отличие от H. Hartshorne, профессор W.C. Maclean в возникновении расстройства и его клинических проявлений большее внимание уделял гипертрофии сердца и его последующей дилатации.

Arthur Bowen Myers в 1870 году в своей работе «Этиология и распространенность заболеваний сердца среди солдат» («On the etiology and prevalence of

disease of the heart among soldiers») также рассматривал тяжелые снаряжения солдат (лямки рюкзаков с военными припасами сдавливают грудную клетку, препятствуя естественной ее экскурсии), как причину развития расстройства, названного им «кардиоваскулярный невроз» [5].

Несмотря на имеющиеся публикации наблюдений, ассоциированных с военными действиями расстройств, наиболее широкую известность «военные синдромы» приобрели благодаря работе американского врача из Филадельфии Jakob M. Da Costa. В январе 1871 года в American Journal of Medical Sciences вышла статья «Раздраженное сердце: клиническое исследование функционального нарушения сердечной деятельности и его последствий». Работа включала анализ клинических наблюдений участников американской гражданской войны. Особенностью описанной клинической картины расстройства были необъяснимые жалобы, включающие одышку, сердцебиение, жгучие боли в груди, слабость, диарею, головную боль, головокружение и нарушения сна. Новобранцы, в условиях недостаточного питания, стресса, совершали долгие пешие переходы, страдали от лихорадки, диареи и т.д. После госпитализации и лечения, по возвращении в строй, солдат беспокоило необъяснимое учащенное сердцебиение, одышка, сильная усталость, что не позволяло им выполнять боевые задачи [6, 7]. Расстройство получило название «раздраженное сердце», и рассматривалось как «особая форма функционального расстройства».

Проблема необъяснимых симптомов, ассоциированных с участием в боевых действиях, приобрела особенную актуальность во время первой мировой войны и стала серьезной причиной снижения боеспособности войск Антанты. Это была принципиально новая проблема для боевых соединений в условиях военных действий, в отличие от уже известных ранений, инфекций, дезертирства. Так, по официальному отчету английской армии и

флота, до 31 мая 1916 г., были признаны инвалидами в связи с болезнями сердца и уволены с военной службы 33 919 солдат и матросов, среди них 7,4% составили больные с «синдромом усилия». А к сентябрю

1918 года, по данным A. Cohn, из Британской армии было комиссовано свыше 40 тысяч военнослужащих с сердечными заболеваниями, значительную часть которых составляло «раздраженное сердце» [8].

Данный период характеризуется лавинообразным ростом числа публикаций с наблюдением военных синдромов. Описанные расстройства характеризовались выраженным полиморфизмом, ведущими жалобами в которых являлись боли различной локализации, в том числе кардиалгии, сердцебиения, одышка, повышенная утомляемость [8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18].

Важный этап в изучении синдромов, ассоциированных с участием в боевых действиях, связан с именем британского кардиолога James MacKenzie, который в 1916 году сделал попытку систематизации имеющихся наблюдений, организовав ряд конференций. Он отметил, что расстройство возникает с течением времени, после длительных физических нагрузок и характеризуется частым сердцебиением, одышкой, что ограничивает возможности бегать, подниматься по лестнице и даже идти в ногу на марше. Автор предположил, что усталость связана с недостаточным притоком крови к головному мозгу из-за того, что при значительной физической нагрузке она депонирована в периферических венах [14, 15, 19]. Впоследствии, J. Mackenzie ввел в научный обиход термин «солдатское сердце». В 1920 году в Британском медицинском журнале ученый опубликовал работу «Солдатское сердце и военные неврозы», в которой представил исследование симптомов расстройства, механизмы их происхождения [19].

Таким образом, в период с 1916 по

1919 гг. для описания расстройств, ассоциированных с участием в боевых действиях, активно использовались ряд сино-

нимов, включая «солдатское сердце» а также предложенный в 1918 году группой американских ученых во главе с Bernard S. Oppenheimer термин «нейроциркуляторная астения». В июне 1942 года Bernard S. Oppenheimer опубликовал работу «Нейроцир-куляторная астения и связанные с ней проблемы в военной медицине» («Neurocirculatory asthenia and related problems in military medicine»), где обобщил и систематизировал имеющиеся на тот момент описания сердечных расстройств, ассоциированных с военными действиями [20].

В 1917 году британский ученый Thomas Lewis предложил использовать новый термин: «effort syndrome» («синдром усилия»), так как заметил, что в ряде случаев возникновение симптомов связано исключительно в ответ на физические нагрузки. Многие из этих пациентов были астеничного телосложения, имели ряд симптомов и до призыва в армию, часто выбирали малоподвижную профессию, избегали энергичных спортивных мероприятий из-за трудностей при выполнении физически напряженной работы [21]. После призыва в армию следовал этап напряженной службы в тренировочных лагерях, марш-бросков и т.д., где новобранцы часто заболевали вирусной инфекцией, после выздоровления от которой, они уже не могли поддерживать прежние уровни физической активности. Thomas Lewis пересмотрел существовавшие на тот момент времени представления о «синдроме усилия» трансформировав их от статических анатомических критериев к динамическим, физиологическим. И хотя ему не удалось установить причину расстройства, Thomas Lewis исключил ряд органических факторов, в том числе поражения клапанов сердца. Ученый считал данные расстройства функциональными нарушениями, а возникающие симптомы являющимися «преувеличенным проявлением здорового ответа на усилия» [12, 13, 21].

S. Neuhof в 1919 году опубликовал работу «Раздраженное Сердце в общей практике» («The Irritable Heart in General

Practice»), в которой отметил, что «солдатское раздраженное сердце не является никаким новым комплексом, а это тот же синдром который наблюдается в гражданской жизни, усиленный и умноженный на военные условия» [17]. Он отметил, что «чувства испуга, страха, потрясения, — обычная причина появления сердечных симптомов…» Патофизиологический механизм с его точки зрения заключался «в перевозбуждении симпатической нервной системы».

Сердечные расстройства, ассоциированные с участием в военных действиях, наблюдались во многих странах мира. Goldscheider в 1915 году сообщил в медицинском обществе Берлина, о распространенных в немецких войсках кардиальных симптомах, связанных с мышечным и нервным перенапряжением [3]. В 1916 году Archives des Maladies du Coeur опубликован обзор 23 сообщений о сердечных проблемах в военное время, многие из которых имели сходство с синдром Da Costa, причем 10 включенных в анализ статей были немецкими.

Проблема кардионевротических расстройств в армиях многих стран мира, стала предметом пристального изучения ряда видных ученых, включая Paul D. White, M.E.Cohen, J.Parkinson, D.E.Rodger, D.Goddard и др., в 1920-1940-е годы опубликовавших статьи, посвященные «солдатскому сердцу» или «расстройству деятельности сердца» (D.A.H., «disordered action of the heart»), как еще стали называть подобные расстройства [19, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32] .

В 1941 году P. Wood в британском медицинском журнале опубликовал статью, озаглавленную «Синдром Да Коста (или синдром усилия) («Da Costa's syndrome (or effort syndrome)»)», в которой предложил новый термин, наиболее удобный и отражающий исторический подход к изучению проблемы — синдром Da Costa, употребляемый и сегодня [31].

В отечественной медицинской литературе первое описание расстройств, ассоциированных с участием в боевых дей-

ствиях, связывают с именем А.И. Озерец-ковского, отметившего в 1891 году в своей работе «Об истерии в войсках» психо-генно обусловленные сердечные расстройства — кардиалгии и сердцебиения [33]. В «Клинических лекциях» (18931984 гг.) известного отечественного ученого, профессора А.А. Остроумова, рассматриваются случаи «неврастении», которые хотя и не ассоциированы с участием в боевых действиях, но, по мнению автора, связаны с рефлекторным расстройством деятельности внутренних органов под действием психотравмирующих факторов и, как следствие, нарушением функционирования высшей нервной деятельности. Автор пишет: «Состояние психической сферы очень резко отражается на деятельности многих его органов… Это — неврастения, со всеми ее разнообразными симптомами». Кроме того, автор приходит к выводу о возможности перехода функциональных расстройств сердечно-сосудистой системы в «материальные», т.е. морфологические, включая «склероз сосудов» [34].

После первой мировой войны врач российской армии А.Г. Ландау опубликовал свои наблюдения 150 пациентов с сердечными заболеваниями, что составляло 5,0% по отношению ко всем страдавшим болезнями внутренних органов. В этой группе 77,0% составляли больные функциональными расстройствами сердечно-сосудистой системы. Высокий процент вероятно обусловлен тем, что в группу функциональных расстройств включались пациенты с гипертонической болезнью, так как А.Г. Ландау отмечал в ряде случаев повышение АД до 190-200 мм рт. ст. Однако в книге А.Н. Баранова «Руководство для ротных фельдшеров и фельдшерских учеников», изданной в 1916 году в Петрограде, нет упоминаний о сердечных расстройствах, ассоциированных с участием в боевых действиях, что, возможно, свидетельствует о незначительной их роли в структуре заболеваемости военных [35].

В «Учебнике внутренних болезней», изданном под редакцией профессоров Э.М. Гельштейна и В.Ф. Зеленина в 1935 году имеется раздел, посвященный неврозам, включая неврозы сердца. Последние, авторы разделили на чувствительные (или болевые) и двигательные. Чувствительные неврозы включают целый спектр жалоб, начиная от «ощущения своего сердца как инородного тела», до перебоев в работе сердца, болей различного характера [36]. Разнообразная клиническая картина интерпретируется «рассыпным висцеральным рефлексом», объясняемым связью вегетативной нервной системы с подкорковыми узлами и корой головного мозга, направление же рефлекса обусловлено «соматической готовностью» органа или системы по З. Фрейду.

Во время Второй Мировой войны проблема «военных синдромов» приобрела особую остроту. Нередко встречавшиеся в войсках военные синдромы, чаще считались неврозом, а не соматическими заболеваниями. Симптомы, отмечающиеся у солдат, такие как слабость, сердцебиения, головные боли, объяснялись физическим перенапряжением и недостатком сна [9]. Как и в период первой мировой войны, солдат обычно удавалось вернуть в строй.

В крупной научной работе отечественных ученых «Опыт советской медицины в Великой Отечественной Войне», функциональным заболеваниям сердца посвящена отдельная глава, написанная профессором Т.С. Истамановой. В ней отмечен незначительный вклад функциональных сердечных расстройств («нейро-циркуляторная астения») в структуру заболеваемости в условиях боевых действий в Советской Армии, составлявшую около 3,8% всех заболеваний сердечнососудистой системы [37].

Исследование длительности пребывания в условиях боевых действий заболевших нейро-циркуляторной астенией показало, что среди всех включенных в анализ пациентов, находившихся в действующей армии до 3 месяцев было 5,7%, от

3 до 6 месяцев — 8,3%, от 6 до 12 месяцев — 15,2%, от 1 года до 3 лет — 44,5% и свыше 3 лет — 17,9%. Таким образом, чем дольше подвергались недостаточно тренированные лица воздействию неблагоприятных факторов физического и нервного напряжения, тем больший процент их болел нейро-циркуляторной астенией. В некоторых случаях симптомы заболевания возникали и после однократного тяжелого физического напряжения. При изучении историй болезни страдавших нейро-циркуляторной астенией выяснилось, что в 23,0% случаев больные указывали на появление первых симптомов заболевания после очень тяжелого физического напряжения (большие переходы, форсирование реки и т. д.).

У многих больных симптомы заболевания начинали развиваться в первые месяцы пребывания в боевой обстановке. У 40,3% больных первые симптомы заболевания появились непосредственно перед госпитализацией, за 3 месяца до госпитализации они возникли у 11,7%. Как показано в работах и более ранних авторов, у 18,3% пациентов симптомы заболевания появились еще до войны.

Клиническая картина заболевания включала «сердечные» жалобы, составлявшие 65,1% по отношению к остальным жалобам. Наиболее выраженными и часто встречающимися ощущениями были сердцебиения при физической нагрузке (42,7% всех случаев). Значительно реже наблюдались сердцебиения в состоянии покоя (5,2%) и при волнениях (6,9%). Довольно часто встречались указания на ощущение перебоев и «замирания» сердца. Обычно эти жалобы доминировали среди всех остальных субъективных ощущений, фиксировали внимание больных и врачей на сердце и являлись поводом к предположениям о наличии тех или иных сердечных заболеваний. Частым субъективным симптомом были также боли в области сердца; они наблюдались и 79,2% случаев, а в сочетании с сердцебиением — в 31,7%. Боли в большинстве случаев были тупыми и длительными, проявлялись при

движениях, локализовались в области соска или верхушки сердца и, следовательно, не носили характера ангинозных приступов. Наряду с такими тупыми и длительными болями, в некоторых случаях наблюдались острые колющие боли, сопровождавшиеся сердцебиением.

Наряду с ощущениями со стороны сердца, у этих больных часто наблюдалась одышка, особенно усиливавшаяся при физической нагрузке, которая имела место в 67,4% случаев. Гораздо реже имелись указания на одышку в состоянии покоя (4,5%), одышка же при волнениях отмечена у 7,8%. Ощущения одышки и сердцебиения наблюдались одновременно у 32,7%. Из общих жалоб наиболее часто встречались жалобы на ощущение слабости и усталости, что наблюдалось у 55,6% больных. Из других довольно частых жалоб надо указать на головокружения, встречающиеся в 16,8% всех случаев, и головные боли (в 13,7%).

Анализ имеющихся литературных данных и клинических наблюдений позволил автору предположить, что причиной развития этого синдрома является нарушение координирующей и регулирующей функции коры головного мозга и верхних отделов подкорковой — гипоталамической области, центрального аппарата интеграции всех вегетативных функций, что и влечет за собой такое разнообразие симптомов со стороны различных систем и органов. Причиной нарушения функции гипоталамиче-ской области могут быть или непосредственные повреждения, например, при контузиях, или же воздействия через высшие центры головного мозга [37, 38].

Выдающимся отечественным неврологом, академиком А.М. Вейном также изучались проблемы функциональных расстройств. Было предложено рассматривать проблему через призму вегетативной нервной системы, а называть заболевание «вегетативная дистония». Вегетативная дистония выступала в качестве многофакторного полиэтиологического синдрома, вызванного стрессовыми реакциями, гор-

мональными перестройками, соматическими заболеваниями и психогенными расстройствами. Однако и такая формулировка не нашла полного понимания среди отечественных ученых. Так, академик Н.К. Боголепов, предложил заменить слово «дистония» на «дисфункция».

Новый виток развития изучение «военных синдромов» получило после интервенции США во Вьетнам. В статье газеты New York Times в 1970 году армейским капелланом Дэвидом Хо впервые использована фраза «Vietnam Syndrome» («вьетнамский синдром»), а в 1971 году в этой же газете вышла статья о «The PostVietnam Syndrome» («поствьетнамский синдром»). Статьи были посвящены описанию состояний военнослужащих армии США, вернувшихся из боевых действий [39, 43]. Они стали началом большого количества исследований в данной области, появления руководств, регистров.

В 1990-е годы проблема военных синдромов стала особенно актуальной после военной операции США в Персидском заливе («Gulf War») и появлении тысяч ветеранов. В этот период в иностранной медицинской литературе прочно закрепился термин «Синдром войны в Персидском заливе» («Gulf War Syndrome»). В начале марта 1991 года, президент США Джордж Буш-старший по окончании войны в Персидском заливе сказал: «Господи, наконец-то мы раз и навсегда положили конец «Вьетнамскому синдрому»… Призрак Вьетнама был похоронен навсегда в пески пустынь Аравийского полуострова». Однако, как показала история, проблема «военных синдромов» не потеряла своей актуальности и по сегодняшний день.

Описанные «военные синдромы», т.е. симптомокомплексы, ассоциированные с участием в боевых действиях, в разные периоды объяснялись многими теориями, которые можно представить в виде основных двух направлений: «психоцентрическое», предполагающее первичную роль психических факторов и «сомато-центрическое», основанное на концепции

первичности соматических заболеваний. Жалобы на сердцебиения, кардиалгии, одышку, усталость, описаны практически для всех «военных синдромов». Главенствующую роль кардиальных жалоб в структуре «военных синдромов», отражают характерные термины, применявшиеся в разное время для описания данного рода расстройств: «раздраженное сердце», «синдром Да Коста», «солдатское сердце», «сердце старого сержанта», «кардио-васкулярный невроз», «боевая усталость», «боевое истощение» и т.д. [9].

Сегодня немалый интерес для клиницистов многих стран мира представляют такие «военные синдромы», как «синдром войны в Персидском заливе, «Поствьетнамский синдром», «Афганский синдром». За рубежом данной тематике посвящены многочисленные монографии, издаются руководства, рекомендации, регистры по учету пациентов [3, 10, 40, 41,

42, 44]. В отечественной системе здравоохранения до настоящего времени недостаточно четко обозначена концепция понимания данного рода расстройств [22]. Причиной тому является существующая на сегодняшний день терминологическая путаница, наличие ряда дефиниций, относящиеся к разным направлениям медицинской деятельности, таких как «нейро-циркуляторная астения», «нейроциркуля-торная дистония», «вегетососудистая дис-тония», «панические атаки» и др., затрудняющие работу с пациентом конкретного специалиста, отсутствие представлений о том, кто должен заниматься ведением данных пациентов (терапевт, кардиолог, невролог, психиатр и т.д.).

Таким образом, сегодня, как и 150 лет назад, ассоциированные с участием в боевых действиях расстройства представляют собой актуальную медицинскую и социальную проблему.

Автор декларирует отсутствие конфликта интересов, а также какой-либо финансовой поддержки работы.

Литература

1. Hartshorne H. On heart disease in the army // Am. J. M. Sc. 1864. P. 48-89.

2. Stille A. Address before the Philadelphia County Medical Society. Philadelphia: Collins Printer, 1863. P. 18-19.

3. Oglesby P. Da Costa's syndrome or neu-rocirculatory asthenia // Br Heart J. 1987. Vol. 58. P. 306-315.

4. MacLean WC. On disease of the heart in the British Army // Brit. M. J. 1867. Р. 161-164.

5. Myers ABR. On the etiology and prevalence of disease of the heart among soldiers. London: Churchill, 1870.

6. Котляров С.Н. Вклад Jakob Mendes Da Costa в изучение «солдатского сердца» // Наука молодых (Eruditio Juvenium). 2014. № 4. C. 6-10.

7. Da Costa JM. On irritable heart: a clinical study of a form of functional cardiac disorder and its consequences // Am. J. M. Sc. 1871. P. 61-117.

8. Cohn AE. The cardiac phase of the war neuroses // Am. J. Med. Sci. 1919. Vol. 158. P. 453-470.

9. Котляров С.Н. Соматические гипотезы военных синдромов // Наука молодых (Eruditio Juvenium). 2013. № 3. C. 122-129.

10. Howell J.D. Soldier's heart: the redefinition of heart disease and specialty formation in early twentieth century Great Britain // Med. Hist. 1985. Suppl. 5. P. 34-52.

11. Hurst AF, Symns JL, Devine MH. The rapid cure of hysterical symptoms in soldiers // The Lancet. 1918. Vol. 192, Issue 4953. P. 139-141.

12. Lewis T. The soldier's heart and the effort

syndrome. New York, 1919. P. 1-103.

13. Lewis T, Cotton С, Barcroft J, Dufton D, Milroy TR, Parsons TR. Breathlessness in soldiers suffering from irritable heart // Br. Med. J. 1916. P. 517-519.

14. Mackenzie JR, Wilson M, Hamill P, Morrison A, Leyton O, Stoney FA. Dis-

cussions On The Soldier's Heart // Proceedings of the Royal Society of Medicine, Therapeutical and Pharmacological Section. 1916, № 9. P. 27-60.

15. Mackenzie J. The soldier's heart // Br. Med. J. 1916. P. 117-119.

16. Myers C.S. A contribution to the study of shell shock // The Lancet. 1915. Vol. 185, № 4772. Р. 316-320.

17. Neuhof S. The irritable heart in general practice // Arch. Intern. Med. 1919. Vol. 24. P.51-64.

18. Wilson R McN, Glasg CB. The irritable heart of soldiers // Br. Med. J. 1916. P. 119-120.

19. Котляров С.Н. «Военные синдромы» в работах James MacKenzie. В кн.: Одышка и ассоциированные синдромы: сборник научных трудов. Рязань, 2014. С. 35-37.

20. Oppenheimer BS. Neurocirculatory asthenia and related problems in military medicine // Bulletin of the New York Academy of medicine. 1942. P. 367-382.

21. Котляров С.Н. Изучение «солдатского сердца» в работах T. Lewis // Российский научный журнал. 2015. № 4 (47). C. 339-343.

22. Иванов С.В. Соматоформные расстройства (органные неврозы): эпидемиология, коморбидные психосоматические соотношения, терапия: дис. … д-ра мед. наук. М., 2002. 306 с.

23. Goddard DLH. Effort syndrome in the west African soldier // Br. Med. J. 1945. P. 908-910.

24. Goldstein K. After effects of brain injuries in war. New York: Grune & Strat-ton, 1942. 258 р.

25. Kardiner A, Spiegel H. War, stress and neurotic illness. New York: Paul Hoeber, 1947. 364 p.

26. Kardiner A. The Traumatic Neuroses of WAR. N.Y., 1941. 217 р.

27. Myers CS. Shell Shock in France, 19141918. Cambridge: Cambridge University Press, 1940. 146 р.

28. Rodger DE. Effort syndrome in Iceland // Br. Med. J. 1943. P. 351-352.

29. White PD. The soldier's irritable heart // JAMA. 1942. Vol. 118, №4. P. 270-271.

30. Wood P. Aetiology of Da COSTA'S syndrome // Br. Med. J. 1941. P. 845-851.

31. Wood P. Da Costa's syndrome (or effort syndrome) // Brit. M. J. 1941. P. 767-772.

32. Wood P. Differential diagnosis of Da Costa's syndrome // Proc. Roy. Soc. Med. 1941. Vol. 34. P. 543.

33. Озерецковский А.И. Об истерии в войсках. М., 1891. 265 с.

34. Остроумов А.А. Клинические лекции. Москва: типография М.Г. Волчанино-ва, 1895. 270 с.

35. Баранов А.И. Руководство для ротных фельдшеров и фельдшерских учеников. Петроград, 1916. 254 с.

36. Гельштейн Э.М., Зеленин В.Ф., ред. Учебник внутренних болезней. Москва; Ленинград: Гос. издательство биологической и медицинской литературы, 1935. 771 с.

37. Болезни сердца и сосудов (особенности их возникновения, течения, предупреждения и лечения во время войны. В кн.: Смирнов Е.И., гл. ред. Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне. М.: Государственное издательство медицинской литературы, 1952. Т. 21, ч. 2, р. 2..

38. Истаманова Т. С. Функциональные расстройства внутренних органов при неврастении. М., 1958. 262 с.

39. Blumenthal Ralph. Syndrome' Found in Returned G.I.'s // New York Times. 1971. July 06. P. 1-7.

40. Hyams KC, Wignall FS, Roswell R. War syndromes and their evaluation: from the U.S. Civil War to the Persian Gulf War // Ann. Intern. Med. 1996. Vol. 125. P. 398-405.

41. Jones E. War neuroses and Arthur Hurst: a pioneering medical film about the treatment of psychiatric battle casualties // Journal of the history of medicine and allied sciences. 2012. Vol. 67, № 3. P. 345-373.

42. Jones E, Wessely S. War Syndromes: The Impact of Culture on Medically Un-

explained Symptoms // Med. Hist. 2005. Vol.49, №1. P. 55-78.

43. Rosett H.L. The Post-Vietnam Syndrome, Letters to the Editor // New York Times. 1971. June 12.

44. Shay J. Learning about combat stress from Homer's Iliad // J. Trauma Stress. 1991. № 4. P. 561-579.

References

1. Hartshorne H. On heart disease in the army. Am. J. M. Sc. 1864: 48-89.

2. Shay J. Learning about combat stress from Homer's Iliad. J. Trauma Stress. 1991; 4: 561-579.

3. Oglesby P. Da Costa's syndrome or neurocirculatory asthenia. Br Heart J. 1987; 58: 306-15.

4. MacLean WC. On disease of the heart in the British Army. Brit. M. J. 1867: 161-164.

5. Myers ABR. On the etiology and prevalence of disease of the heart among soldiers. London: Churchill; 1870.

6. Kotljarov SN. Vklad Jakob Mendes Da Costa v izuchenie «soldatskogo serd-ca» [Jakob Mendes Da Costa's contribution to the «soldier's heart» study]. Nau-ka molodyh (Eruditio Juvenium) [Science of the young (Eruditio Juvenium)]. 2014; 4: 6-10. (in Russian)

7. Da Costa JM. On irritable heart: a clinical study of a form of functional cardiac disorder and its consequences. Am. J. M. Sc. 1871: 61-117.

8. Cohn AE. The cardiac phase of the war neuroses. Am. J. Med. Sci. 1919; 58: 453-470.

9. Kotljarov SN. Somaticheskie gipotezy voennyh sindromov [Somatic hypotheses of war syndromes]. Nauka molodyh (Eruditio Juvenium) [Science of the young (Eruditio Juvenium)]. 2013; 3: 122-129. (in Russian)

10. Howell JD. Soldier's heart: the redefinition of heart disease and specialty formation in early twentieth century Great Britain. Med. Hist. 1985; 5: 34-52.

11. Hurst AF, Symns JL, Devine MH. The rapid cure of hysterical symptoms in soldiers. The Lancet. 1918; 192 (4953): 139-141.

12. Lewis T. The soldier's heart and the effort syndrome. New York; 1919. P. 1-103.

13. Lewis T, Cotton C, Barcroft J, Dufton D, Milroy TR, Parsons TR. Breathlessness in soldiers suffering from irritable heart. Br. Med. J. 1916: 517-519.

14. Mackenzie JR, Wilson M, Hamill P, Morrison A, Leyton O, Stoney FA. Discussions On The Soldier's Heart. In: Proceedings of the Royal Society of Medicine, Therapeutical and Pharmacological Section. 1916; 9: 27-60.

15. Mackenzie J. The soldier's heart. Br. Med. J. 1916: 117-119.

16. Myers CS. A contribution to the study of shell shock. The Lancet. 1915; 185 (4772): 316-320.

17. Neuhof S. The irritable heart in general prac-

tice. Arch. Intern. Med. 1919; 24: 51-64.

18. Wilson RMcN, Glasg CB. The irritable heart

of soldiers. Br. Med. J. 1916: 119-120.

19. Kotljarov SN. «Voennye sindromy» v ra-botah James Mac Kenzie [«War syndrome» in the works of James MacKenzie ]. In: Odyshka i associirovannye sindro-my: sbornik nauchnyh trudov [Shortness of breath and the associated syndromes: a collection of scientific papers]. Rjazan'; 2014. P. 35-37. (in Russian)

20. Oppenheimer BS. Neurocirculatory asthenia and related problems in military medicine. Bulletin of the New York Academy of medicine. 1942: 367-382.

21. Kotljarov SN. Izuchenie «soldatskogo serdca» v rabotah T. Lewis [The study of «soldier's heart» in the works T. Lewis]. Rossijskij nauchnyj zhurnal [Russian scientific journal]. 2015; 4 (47): 339-343. (in Russian)

22. Ivanov SV. Somatoformnye rasstrojstva (organnye nevrozy): jepidemiologija, komorbidnye psihosomaticheskie soot-noshenija, terapija [Somatoform disorders (organ neuroses): epidemiology,

comorbid psychosomatic relationships therapy]: dis. … d-ra med. nauk. M., 2002. 306 p. (in Russian)

23. Goddard DLH. Effort syndrome in the west African soldier. Br. Med. J. 1945: 908-910.

24. Goldstein K. After effects of brain injuries in war. New York: Grune & Strat-ton; 1942. 258 p.

25. Kardiner A, Spiegel H. War, stress and neurotic illness. New York: Paul Hoe-ber; 1947. 364 p.

26. Kardiner A. The Traumatic Neuroses of WAR. N.Y.; 1941. 217 p.

27. Myers CS. Shell Shock in France, 19141918. Cambridge: Cambridge University Press; 1940. 146 p.

28. Rodger DE. Effort syndrome in Iceland. Br. Med. J. 1943: 351-352.

29. White PD. The soldier's irritable heart. J.A.M.A. 1942; 118 (4): 270-271.

30. Wood P. Aetiology of Da COSTA'S syndrome. Br. Med. J. 1941: 845-851.

31. Wood P.Da Costa's syndrome (or effort syndrome). Brit. M. J. 1941: 767-772.

32. Wood P. Differential diagnosis of Da Costa's syndrome. Proc. Roy. Soc. Med. 1941; 34: 543.

33. Ozereckovskij AI. Ob isterii v vojskah [On the hysteria among the troops]. M.; 1891. 265 p. (in Russian)

34. Ostroumov AA. Klinicheskie lekcii [Clinical

lectures]. Moscow: Typography MG Volt-chaninovs; 1895. 270 p. (in Russian)

35. Baranov AI. Rukovodstvo dlja rotnyh fel'dsherov i fel'dsherskih uchenikov [Guide for Working Capital paramedics and paramedic students]. Petrograd; 1916. 254 p. (in Russian)

36. Gel'shtejn JeM, Zelenin VF., eds. Ucheb-nik vnutrennih boleznej [Textbook of In-

ternal Medicine]. Moscow; Leningrad: Gos. publishing biological and medical literature; 1935. 771 p. (in Russian)

37. Bolezni serdca i sosudov (osobennosti ih vozniknovenija, techenija, preduprezhde-nija i lechenija vo vremja vojny [Diseases of the heart and blood vessels (especially their origin, course, the prevention and treatment during the war]. In: EI. Smirnov ed. Opyt sovetskoj mediciny v Velikoj Ote-chestvennoj vojne [Experience of Soviet Medicine in Great Patriotic War]. M.: State Publishing House of Medical Literature; 1952; 21(2). p. (in Russian)

38. Istamanova TS. Funkcional'nye ras-strojstva vnutrennih organov pri nevras-tenii [Functional disorders of the internal organs in neurasthenia]. M.; 1958. 262 p. (in Russian)

39. Blumenthal Ralph. Syndrome' Found in Returned G.I.'s. New York Times. 1971; July 06: 1-7.

40. Hyams KC, Wignall FS, Roswell R. War syndromes and their evaluation: from the U.S. Civil War to the Persian Gulf War. Ann. Intern. Med. 1996; 125: 398-405.

41. Jones E. War neuroses and Arthur Hurst: a pioneering medical film about the treatment of psychiatric battle casualties. Journal of the history of medicine and allied sciences. 2012; 67 (3): 345-373.

42. Jones E, Wessely S. War Syndromes: The Impact of Culture on Medically Unexplained Symptoms. Med. Hist. 2005; 49 (1): 55-78.

43. Rosett HL. The Post-Vietnam Syndrome, Letters to the Editor. New York Times. 1971; June 12.

44. Stille A. Address before the Philadelphia County Medical Society. Philadelphia: Collins Printer; 1863. p. 18-19.

Котляров С.Н. — к.м.н., зав. кафедрой сестринского дела ГБОУ ВПО РязГМУ Минздрава России. E-mail: [email protected]

Источник: cyberleninka.ru

Что такое кардиомиопатия такоцубо?

В первую очередь поясним, что «тако цубо» в переводе с японского означает «ловушка для осьминогов». Сердечная патология под названием стрессовая кардиомиопатия (миокардиопатия) получила такое необычное название из-за внешнего сходства. То есть сердце, пострадавшее от сильного душевного стресса (потеря близких, болезненный разрыв отношений и пр.), становится формой похоже на ту самую ловушку. Анатомически верхушка левого желудочка сердца принимает расширенную шарообразную форму. Отсюда и пошло название «синдром такоцубо» или «кардиомиопатия такоцубо». Патогенез включает в себя неишемическое резкое снижение скорости сокращений миокарда. Состояние характеризуется как проходящее.

Важно: подобная патология встречается не очень часто (всего 2 пациента из 100). Чаще страдают от стрессовой сердечной болезни женщины из возрастной группы 45+ ввиду повышенной эмоциональности.

Формы болезни

Медики выделяют две основные формы стрессовой кардиомиопатии в прямой зависимости от локализации (зоны) поражения сердечной верхушки желудочка:

  • Апикальная. Здесь сердце страдает умеренно (частично).
  • Обратная. Чаще формируется у пациентов с гипердинамичностью верхней части левого желудочка при условии полной акинезии его основных базальных сегментов. Подобная форма встречается реже, диагностируется сложнее.

Также медики выделяют локальное и диффузное поражение сердца. В первом случае патология является более серьезной ввиду более глубокого поражения сердечного отдела.

Синдром солдатского сердца

Причины возникновения кардиомиопатии такоцубо

Основной причиной стрессовой сердечной патологии является собственно сам стресс. А точнее, повышенная концентрация в крови адреналина, который и выделяется под воздействием сильного потрясения. Кроме того, чаще в истории болезни пациентов со стрессовой кардиомиопатией имеется запись о сложном нервном или физическом потрясении.

Помимо основной причины сбоев в работе сердца выделяют еще и ряд провоцирующих факторов. К ним относят:

  • курение и пристрастие к алкоголю;
  • постоянную хроническую тревожность;
  • присутствие в жизни пациента постоянного источника стресса (психологический прессинг в семье или на работе, постоянное психологическое/физическое насилие, избиения и др.);
  • ранее перенесенные операции на сердце;
  • резкое снижение АД.

Важно: кардиомиопатия такоцубо у беременных не возникает, поскольку гормональный фон женщины изменен в этот период в благоприятную для сердца сторону.

Симптомы синдрома разбитого сердца

В большинстве случаев кардиомиопатия такоцубо имеет свои, характерные для острой сердечной недостаточности, признаки и симптомы. К ним относят:

  • резкую умеренную боль в области сердца и грудной клетки;
  • слабость и чувство одышки;
  • проявление холодного пота.

Важно: при таких симптомах, проявившихся на фоне стресса, необходимо срочно вызвать скорую помощь и отправляться лечить состояние в стационаре.

Диагностика заболевания

Для того чтобы точно диагностировать именно стрессовую сердечную патологию, кардиолог назначает ряд таких аппаратных исследований:

    • Ангиография. Дает возможность дифференцировать стрессовую патологию от острой коронарной недостаточности.
    • Коронография. Позволяет отследить возможное развитие важных стенозов артерий, которые впоследствии могут привести к более серьезным осложнениям в работе левого желудочка.Синдром солдатского сердца
  • Электрокардиограмма или эхокардиограмма (ЭКГ или ЭхоКГ). Здесь в расшифровке будет отмечено повышение патологического сегмента ST. Также врач может отмечать синусовую брадикардию или тахикардию желудочков.
  • МРТ сердца. Позволяет более детально оценить состояние сердца поступившего в стационар пациента.
  • УЗИ сердца (ультразвуковое исследование). Выполняется за неимением аппарата для проведения МРТ.

Лечение

Адекватное лечение сердечной стрессовой патологии в первые дни желательно проводить в стационаре под наблюдением кардиолога. Это позволит избежать возможных серьезных осложнений и в разы быстрее купировать состояние больного. Для лечения, в зависимости от общей картины состояния человека, используют различные методики.

Медикаментозный способ

Чтобы купировать острое состояние пациента в первые дни (снять стресс и привести психическое состояние больного в норму), прописывают прием транквилизаторов. Они же значительно снимают боль. В остальном назначают такие лекарственные препараты:

  • Бета-блокаторы. Снижают потребность сердца в кислороде, а значит, делают его работу чуть более экономичной.
  • Аспирин. Помогает разжижить кровь и предотвращает образование опасных для сердца тромбов.
  • Диуретики. Выводят из организма лишнюю жидкость, которая нагружает миокард.
  • Нитраты. Качественно снимают боль при любых сердечных приступах, нейтрализуя спазмы коронарных сосудов.

Важно: все препараты должен назначать только лечащий кардиолог после тщательного обследования и постановки диагноза.

Баллонная внутриаортальная контрпульсация

В случае малой эффективности назначенной медикаментозной терапии или при серьезных нарушениях работы сердца врач назначает оперативное вмешательство. Чаще всего применяют баллонную внутриаортальную контрпульсацию. Принцип операции заключается в механическом нагнетании кровотока в суженную аорту с помощью специального приспособления — насоса. Кровь нагнетают в моменты ритмического расслабления миокарда. Длительность процедуры зависит от того, насколько быстро сердце восстановит свою работу.

Важно: применять народные методы и способы лечения стрессовой кардиомиопатии бессмысленно, поскольку они никак не способствуют восстановлению работы пострадавшего желудочка.

Баллонная внутриаортальная контрпульсация

Профилактика заболевания

Профилактических мер по предупреждению заболевания под названием кардиомиопатия такоцубо как таковых нет. Однако есть ряд рекомендаций лицам, которые имеют слишком чуткий эмоциональный фон или в анамнезе которых уже имелись сильные потрясения:

  • принимать успокоительные препараты;
  • наблюдать сердце у кардиолога;
  • исключить любые виды физических стрессов (закаливание, проведение медпроцедур без анестезии и пр.).

Также очень важно отказаться от всех вредных привычек.

Осложнения

Чтобы избежать возможных осложнений после перенесенного сердечного стресса, очень важно вовремя обратиться к доктору за помощью и выполнять все его рекомендации и предписания. При несоблюдении этих советов у пациента могут развиться такие осложнения:

  • Инфаркт миокарда.
  • Хроническая недостаточность сердца, которая повлечет за собой сбои в остальных органах и системах.
  • Тромбоэмболия (закупорка легочной артерии тромбом).
  • Отек легких.
  • Тахикардия и аритмия.

Важно: при качественном и своевременном лечении выздоровление наступает примерно через два месяца. Именно столько времени требуется для полного восстановления функциональной работы сердечного желудочка.

Прогноз

Люди, перенесшие кардиомиопатию такоцубо, не страдают от серьезных изменений в организме. Прогноз достаточно благоприятный, а процент летальных исходов очень мал (всего 1–4 %). При ранней диагностике удается вернуть пораженному желудочку все функции. Причем его функции более или менее возвращаются в норму примерно через 2–3 дня после приступа, а полное восстановление наступает через 1,5–2 месяца.

Таким образом, уяснив, как проявляет себя стрессовая кардиомиопатия и что она представляет собой, желательно не оттягивать визит к врачу, если пережили сильный эмоциональный стресс. Своевременное обращение за помощью дает возможность быстро вернуться к привычной жизни и избежать осложнений.

Источник: ritmserdca.ru

Что такое кардионевроз

Однако, при осмотре больного врачом, выявляется только выраженная тахикардия, а также, в некоторых случаях, выслушивается систолический шум на верхушке сердца и аритмия. При проведении электрокардиограммы, эхокардиографии, холтеровского мониторирования и т.д., значимых отклонений не выявляют. Даже выявляемая в момент приступа тахикардия и аритмия, через время исчезает и не всегда регистрируется на ЭКГ.

При этом боли, одышка и другие симптомы, которые испытывал больной, были действительно сильными и схожими по интенсивности с клиникой острого коронарного синдрома. То есть, жалобы есть, а обследование показывает, что человек здоров.

Такой парадокс характерен для кардионеврозов и панических атак.

что такое кардионевроз

Паническая атака и невроз сердца часто наблюдаются у молодых, эмоциональных пациентов со склонностью к ипохондрическим и депрессивным расстройствам. Также они могут наблюдаться у детей во время полового созревания (на фоне гормонального дисбаланса), студентов во время экзаменов, беременных женщин и т.д.

Что такое невроз сердца

Кардионевроз — это функциональная патология сердечно-сосудистой системы, имеющая психосоматическую природу.

То есть, симптомы кардионевроза связаны с временными функциональными нарушениями (тахикардия, аритмия, одышка и т.д.), возникающими на нервной почве. Паническая атака и невроз сердца часто следуют друг за другом. Рассказ пациента о жалобах носит ярко выраженную эмоциональную окраску.

При этом органических поражений, характерных для атеросклероза, ИБС, инфаркта или других заболеваний ССС (повреждения миокарда, ишемии тканей, сужения просвета сосудов, нарушений гемодинамики, тяжелых нарушений липидного баланса (резко увеличенный «плохой» холестерин) и т.д.), при полном обследовании не выявляют.

Поэтому, после проведения полного обследования и исключения кардиологической патологии, больные с кардионеврозом направляются на дальнейшее лечение к психологу, психиатру или неврологу (в зависимости от тяжести невроза, панических атак, депрессии и приступов кардионевроза).

Причины развития кардионевроза

причины кардионевроза   В основе возникновения приступов кардионевроза лежат психосоматические нарушения.

Психосоматической медициной называют направление психологии, которое изучает роль психологических факторов в патогенезе развития соматических заболеваний, а также их влияние на течение уже имеющихся хронических патологий.

Воздействие психогенных факторов на нервную и сердечно-сосудистую систему особенно выражено. В большинстве случаев, эмоциональное перенапряжение выступает в качестве пускового фактора при развитии гипертонического криза, стенокардического приступа, инфаркта миокарда или инсульта.

По статистике, у пациентов с длительными депрессиями или неврозами, риск развития заболеваний ССС выше, чем у остальных людей. Следует отметить, что у эмоционально стабильных людей, регулярно занимающихся спортом, приступов кардионевроза не бывает.

Чаще всего, кардионевроз диагностируют у пациентов молодого возраста (женщины страдают от кардионевроза чаще, чем мужчины).

Предрасполагающими факторами развития кардионевроза могут стать:

  • гормональная перестройка (период полового созревания, беременность, наступление климакса и т.д.);
  • длительное переутомление (тяжелая работа, экзаменационный период у студентов, выпускные экзамены и поступление в высшее учебное заведение и т.д.);
  • переезд, смена работы, частые перелеты, рабочие командировки и т.д.;
  • курение, прием спиртных напитков, злоупотребление кофе и крепким чаем;
  • малоподвижный образ жизни;
  • стрессы, депрессии, неврозы, отсутствие положительных эмоций, частые страхи, постоянная тревога, чувство одиночества, мании, психозы и т.д.;
  • длительная бессонница;
  • наличие глубоких психологических травм, имеющих начало в детском возрасте;
  • резкая смена привычного окружения, выход из «зоны комфорта».

Невроз сердца — симптомы

Характер болей, может носить давящий, сжимающий, режущий, колющий, жгущий характер.

Кардионевроз — симптомы:

кардионевроз симптомы

Следует отметить, что жалобы у пациентов с кардионеврозом носят ярко выраженный эмоциональный характер. Они могут приводить множество необычных сравнений, описывая, на что именно похожи их ощущения, использовать различные эпитеты, образные сравнения, жестикуляцию и т.д.

Также больные могут жаловаться на ощущение пустоты и холода в груди, описывать боль как «раскаленный гвоздь или иглу, вонзающиеся в грудь», «удар ножом» и т.д., чувство потери почвы под ногами, страх приближающейся смерти. Их может одолевать мнимое плохое предчувствие скорой потери кого-то или чего-то важного.

Часто жалобы настолько эмоционально украшены, что могут носить ярко выраженный утрированный характер.

Это объясняется тем, что к кардионеврозу более склонны артистичные, творческие, легкоранимые личности с возбудимой, подвижной психикой.

Наиболее показательным является наступление панической атаки сразу перед развитием кардионевроза. Пусковым механизмом паники может стать что угодно: необходимость выступления на публике, экзамен, принятие важного решения, полет на самолете и другие личные фобии (пауки, тесные и закрытые помещения, темнота и т.д.).

Сразу после действия провоцирующего фактора, пациент начинает ощущать:

  • сильное сердцебиение, пульсацию и дрожь во всем теле;
  • тремор конечностей или выраженную скованность движений, онемение мышц, резкую слабость;
  • страх, ощущение неизбежности;
  • нехватку воздуха, одышку, невозможность сделать вдох;
  • боли за грудиной, боль в животе, головную боль;
  • ощущение ползанья мурашек, онемение конечностей, чувство «ватных ног»;
  • нарушение зрения (мелькание мушек, цветных пятен, снижение четкости зрения, двоение в глазах и т.д.).

Может отмечаться выраженная потливость, рвота, непроизвольное мочеиспускание, обморочные состояния. Не нервной почве также может развиться гипертонический криз, с соответствующей симптоматикой.

Симптомы кардионевроза, не связанные с приступом

симптомы   Они часто курят, употребляют много кофе, крепкого чая и энергетиков. Избегают физических нагрузок, страдают от чувства одиночества, неоцененности обществом, отсутствия уверенности в завтрашнем дне, невозможности реализовывать свои желания и умения и т.д.

Больные отличаются резко выраженным пессимизмом и уверенностью, что любое их действие обречено на провал. Также они часто страдают от ночных кошмаров или бессонницы, жалуются на постоянную усталость, невозможность сосредоточиться, снижение памяти.

Следует отметить, что впервые кардионевроз был описан в 1855г. профессором военной медицины как «синдром хронического мышечного утомления сердца». От данного диагноза страдало большинство новобранцев в армии. Основные симптомы были схожи: боли за грудиной, слабость, одышка, бессонница, страх смерти.

После проведенных исследований, этот синдром связали с излишне тяжелой и не физиологичной амуницией, а также повышенными физическими нагрузками в армии.

Однако, даже после уменьшения веса амуниции, жалобы среди солдат не исчезли.

После этого была установлена связь с психологическими провоцирующими факторами и дальнейшей клинической картиной кардионевроза. А за самим синдромом было на долгое время закреплено название: «синдром солдатского сердца».

После первых публикаций на тему кардионеврозов, у солдат было проведено еще ряд исследований, после которых к неврозу сердца был добавлен еще один вариант клинического течения — «нейроциркуляторная астения».

Наиболее масштабные исследования «синдрома солдатского сердца» проводились во время Первой мировой войны.

Во время боевых действий, травмирующее действие психогенных факторов, было настолько мощным, что основная клиническая симптоматика кардионевроза дополнялась нарушением трофики тканей, спазмами микроциркуляторного русла (спазм капилляров, сопровождающийся побледнением пальцев (по типу Рейно)), отеками, судорогами, выпадением волос, общим истощением и т.д.

Диагностика кардионевроза

Симптомы кардионевроза должны иметь четко выраженную связь с провоцирующим психогенным фактором.

При проведении обследования может выслушиваться непостоянный систолический шум на верхушке сердца, аритмия и тахикардия. Нарушения ритма и учащенное сердцебиение, как правило, обнаруживаются на высоте приступа или сразу после него.

Во время обследования пациента в покое, все эти симптомы могут не обнаруживаться.

В анализе крови (общем и биохимическом), гормональном профиле, на записи ЭКГ, холтеровском мониторировании и т.д. никаких изменений не регистрируют.

В выставлении диагноза могут также способствовать наличие предрасполагающих факторов:

  • молодой возраст,
  • наличие стрессов,
  • повышенная эмоциональность,
  • склонность к истерии,
  • нервозность,
  • наличие депрессии и т.д.

Кардионевроз — лечение

Основой профилактики кардионевроза являются:

кардионевроз лечение

При наличии панических атак, фобий, депрессивных расстройств, истерии или неврозов рекомендованы консультации психотерапевта. Таким больным необходимо чаще находиться в приятном для себя обществе, посещать концерты, художественные выставки, гулять на свежем воздухе. Эффективна арт-терапия:

  • рисование,
  • лепка,
  • любая творческая деятельность, которая расслабляет пациента и отвлекает его от тревожных мыслей.

Обязательным является:

  • нормализация режима сна и отдыха;
  • увеличение физической активности (показаны занятия плаванием, йогой, дыхательной гимнастикой, танцами);
  • отказ от курения, приема спиртных напитков, крепкого чая и кофе (заедание стресса сладостями также неэффективно).

Дополнительно могут назначаться курсы массажа, акупрессуры (точечный массаж), ароматерапии.

Из медикаментозной терапии рекомендованы препараты, улучшающие метаболические процессы в органах и тканях, снижающие выраженность аритмий и эффективные при физическом и эмоциональном перенапряжении: витамины группы В, рибоксин, Элькар, препараты калия и магния.

Магний с витамином В6 и глицин могут быть рекомендованы как легкое успокоительное.

При панических атаках и выраженных неврозах, подбираются седативные препараты или транквилизаторы и антидепрессанты.

Источник: serdcet.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.