23 гкб им давыдовского


… И если еще где-то устояли редуты настоящей, высококлассной хирургии, то один из них именно здесь, в 3-м хирургическом отделении 23 ГКБ им. И.В. Давыдовского.

 

«Очень редко случается так, чтобы прекрасное одновременно было популярным.»

— Иоганн В. Гёте.

 

Дорогие друзья, приветствую вас.

Да, пусть звучит патетично, но этот рассказ я посвящаю самоотверженным людям, ежедневно спасающим жизни — Врачам-хирургам ГКБ им. И.В. Давыдовского, сохранившим высочайшую профессиональную планку, честь и моральный облик в условиях тотального и длительного апгрейда отечественной медицины реформами.

Полагаю, мой повествование найдет отклик в сердцах всех любителей истории, ценителей архитектурного искусства и уникального архитектурно-исторического наследия России. А еще – всех, тонко чувствующих мир, способных замечать удивительные и прекрасные его проявления в повседневной жизни.

Мне довелось попасть в 3-е хирургическое отделение старейшего мед.учреждения Москвы совершенно неожиданно, хотя предписанная мне операция и имела плановый характер (диагностическая лапароскопия с подозрением на хр. аппендицит).


Вот такой вот парадокс. Но в данном рассказе речь пойдет совсем о другом.

Итак, 3-е хирургическое отделение, расположенное в 1 корпусе ГКБ им. И.В. Давыдовского.

Знаете ли вы, что собой представляет 1 корпус?

Дворец.

Настоящий.

Роскошный.

С дворцовыми лестницами, высоченными атлантами, ионическими и коринфскими колоннами, с непостижимой высотой потолков, с — уникальной работы мастеров прошлого — маскаронами, портиками и умопомрачительной лепниной.

 

Друзья, это не укладывается в голове, но это факт.

Объективная реальность из рубрики «ослепните, мои глаза!»

Увиденное мною категорически не вязалось с такими понятиями, как «ОМС — больница — отделение — палата — операция». Меня постиг тот самый пресловутый «когнитивный диссонанс».
Переступив порог, я решила, что зашла по ошибке не туда, вероятно — в административный корпус, а увидев пост охраны, поздоровалась и сразу уточнила – «где же 3-я хирургия?»

На что охрана бодро заверила – «Тут! Проходите на второй этаж!»

И вот с этого момента начались мои эстетические шок-впечатления, воздействующие не хуже любого наркоза.))
Но о них чуть позже.

 

Глава 1. О больнице.

«Медицина поистине самое благородное из всех искусств.» — Гиппократ

 

ГКБ носит имя профессора и Академика АМН СССР И.В. Давыдовского и обладает такой уникальной исторической биографией, коей мог бы позавидовать любой объект исторического и культурного наследия.


Сегодня ГКБ им. И.В. Давыдовского ДЗМ это и клиническая база Первого Меда (он же Московский государственный медицинский университет имени Сеченова).

Действующее руководство больницы имеет мировое имя в медицине, если кому-то любопытно — поинтересуйтесь персоналиями. Но дело даже и не в этом.

В нашем сумасшедшем мире, в наше циничное и жестокое время встречаются поистине удивительные, чудесные места, будто шагнувшие в наш мир из параллельного, лучшего. Настолько непостижимо их существование в нашей сегодняшней реальности.

Потому что в них прекрасно абсолютно всё. Они будто обладают способностью гармонизировать внутри себя любые процессы, притягивать к себе таланты, наделенные лучшими человеческими качествами.

Здесь нет места хамству, грубости, корысти и прочим порокам.

Здесь полная изоляция от атмосферы, пропитанной жаждой наживы на людских страданиях.

Зато именно здесь задан очень высокий профессиональный уровень специалистов. И лично у меня сложилось впечатление, что другие здесь просто не задерживаются.


Более того, весь персонал, включая сотрудников ресепшена в диагностическом отделении, медсестер, нянечек, уборщиц и гардеробщиц — необыкновенно чуток, вежлив и приветлив.

Они — это забота и участие. Поразительный контраст с привычным нам стереотипом грубости и хамства персонала.

Вот такой вот феномен в наши дни, в центре Москвы, в рядовой ГКБ.

 

Глава 2. Магия места.

«Травы высыхают — корни остаются.» — Народная мудрость.

 

Исторические выкладки об этом старинном и прекрасно сохранившемся имении с настоящим Дворцом в центре Москвы в данном случае необычайно интересны, но вы сами легко найдете в сети источники с подробностями, версиями, (мистикой!), причудливыми и любопытнейшими деталями судеб владельцев. Я лишь очень кратко обрисую временной охват биографии имения и этого удивительного места.

До 1866 г. усадьба и дворец были частным имением состоятельных купцов и промышленников. А с 1878 года (после длительного переоборудования) уже начинается медицинская биография этого удивительного памятника архитектуры.

Для интересующихся обозначу лишь пунктирно ключевые слова-вехи в судьбе этого уникального места, сохраняющего уже около 2-х веков свой медицинский профиль:

— Языческое капище Болвановье (происходит от древнего синонима идолам — «болваны», и топонимически сохранилось аж до 1919 года в названиях улиц — Болвановка Верхняя и Нижняя, а после 1919 г. – Верхняя и Нижняя Радищевские улицы, соответственно;


— Швивая горка (о, поинтересуйтесь топонимикой этого названия! Гарантирую – будете удивлены! Версий сразу несколько, отыщите все, рекомендую!), позднее — Таганский холм, один из семи холмов, на которых стоит Москва. Мне встречались мнения исследователей, характеризующих холм, как «место силы», ибо в других древние не устанавливали своих идолов.

— Тетеринская слобода. Кстати, топонимика донесла до наших дней – Тетеринский переулок, граничащий с территорией ГКБ.

— Братья Баташевы – основоположники имения. Очень любопытное, окутанное легендами (временами жутковатыми), семейство металлургических промышленников (этакий аналог современных олигархов).

— Последствия французского нашествия 1812 и последующее восстановление имения.

— Смена поколений владельцев: Шепелевы, Голицыны.

— Выкуп усадьбы: Яузская больница для чернорабочих. Возведение в 1899 году церкви иконы «Всех скорбящих Радость», соединенной переходом с главным зданием.

— Больница имени Всемедикосантруда и размещение ГПУ-ОГПУ.

— Больница им. Медсантруд. В 1943 г. здесь впервые в нашей стране был применен изобретенный Александром Флемингом пенициллин, спасший миллионы жизней и открывший новую страницу в медицине.

— 23 ГКБ, сегодня — ГКБ имени И.В. Давыдовского.


 

«Кто первым на холм придет, тот и выбирает место» — старинная английская поговорка.

Территория и расположение.

Обширная территория ГКБ им. И.В. Давыдовского раскинулась в историческом центре Москвы, между р. Яузой и Садовым кольцом. Таганский холм (а ранее — Швивый холм) — один из семи холмов, на которых обустраивалась Москва.

Вы легко угадаете эту холмистую местность по причудливо-петляющим спускам и подъемам, уютным узеньким переулкам старинной низкой застройки, если от станции метро Таганская-кольцевая повернете налево и будете двигаться вверх по Верхней Радищевской улице в сторону Яузы. В районе Тетеринского преулка Верхняя Радищевская улица переходит в Яузскую улицу. И вот тут, по улице Яузской, 11, расположен главный вход на территорию ГКБ. Вся территория так же имеет холмистый рельеф, почти как Сочи или балтийский Светлогорск.

Знали! Знали братья Баташевы где расположить столь роскошную усадьбу и свой Дворец.

О, как я жалею, что мне не удалось прямо тогда сделать фото входных ворот! Даже с учетом досадных строительных заграждений, установленных в период моего пребывания, там было чем залюбоваться … Старинное литьё ограды, высокие колонны и роскошные львы, охраняющие вход.

Территория больницы внушительна, на ней раскидано множество корпусов, разных годов постройки. Приемное отделение (4 корпус) – типичное здание больницы позднего советского периода.


Из самых древних корпусов больницы до наших дней дошли и сохранились лишь сам Дворец (1 корпус), два его флигеля и бездействующая уже целый век церковь, соединенная с главным зданием переходом и, по моим наблюдениям – еще пара невысоких строений, одно из них, кажется, морг.

 

Глава 3. В руках специалистов высочайшего класса. Или — Дворцовая лапароскопия. )
«Всё, что делает врач, пусть он делает правильно и красиво.» — Гиппократ.

 

Мой первый визит на консультацию. Я позвонила по телефонам, указанным на сайте, с вопросом о возможности попасть на консультацию к хирургу.

На тот момент я уже имела стойкое недоверие ко всем без исключения врачам, и одновременно – четкое понимание, что делать что-то надо. Если вы читали мою историю о предшествующих мытарствах в двух разных клиниках, вы поймете – о чем я. (ссылки на мои мытарства с хр.аппендицитом — в конце этого рассказа).

Удивило следующее. По телефону на мой вопрос о консультации хирурга меня очень корректно попросили уточнить предварительный диагноз, объяснив, что данная информация нужна, т.к. хирурги разных профилей – абдоминальный, гнойные и еще какие-то. Любезно попросили подождать на телефоне и сразу предложили два варианта – специалист с научной степенью и без оной.


Я выбрала хирурга без научной степени, понимая, что мне как раз нужен практикующий спец, голова которого не заморочена научными дебрями.)) Друзья, говорю это лишь полушутя, ибо есть случаи, когда самый простой диагноз не могут поставить именно по причине современного многообразия видов обследования и «распылённости» своих профессиональных знаний между теорией и практикой. А по стоимости это выходило в 2 раза дешевле, чем хирург с научной степенью.

Да, консультации платные, если вы идете не по направлению из поликлиники по ОМС. У меня оно было, но в другое мед.учреждение, имеющее не очень добрую репутацию в сети и крайне не добрые характеристики от известных мне лично людей.

Дабы не проходить этот круг ада, я решила, что проще заплатить 2000 р. за консультацию здесь, а там уже ориентироваться по результатам – куда двигаться дальше с моим случаем.
Эти 2000 р. были первой и единственной платой в течение всего времени моих отношений с ГКБ. Далее все проходило по ОМС (по направлению из моей поликлиники).

В назначенный день я прибыла на место со всеми своими заключениями, коих к тому времени была уже целая папка. Это 12 корпус – Консультационно-диагностический центр ГКБ. И расположен он в глубине территории, по правой стороне от Дворца, который с первой минуты захватил моё внимание.

Повсюду на территории были развернуты строительно-ремонтные работы – леса, заграждения-сетки, даже проход к нужному мне 12 корпусу был затруднен именно из-за этих ограждений.


м не менее, Дворец гипнотизировал меня на пути к 12 корпусу и обратно. Огибая его, я ловила себя на мысли – «вот бы попасть внутрь, посмотреть хоть одним глазком!» Я и представить не могла тогда, что именно там, в самом Дворце, мне придется пробыть целых 3 дня, 2 из которых, увы, пройдут в мутно-коматозном состоянии от наркоза, и не дадут мне нафотографировать вволю всех нюансов его внутреннего великолепия.

В 12 корпусе я оформила платный прием на ресепшене, где работают сразу три специалиста. Мне все сделали очень быстро, общались приветливо и доброжелательно. К оплате принимаются и наличные, и карты.

Пришлось несколько минут подождать, пока придет мой специалист. И она пришла. Девушка – хирург. Молодая, энергичная и общительная. Выслушала меня, просмотрела каждое мое заключение, провела осмотр, сказала, что все понятно, и тут же при мне позвонила кому-то, затем вынесла вердикт «Мы Вас берем. Зав.отделением одобрил. Вы – наш клиент точно. Вот вам заключение и список всех анализов для госпитализации, сдавайте в поликлинике по месту жительства анализы по списку, там же берите направление к нам, и приходите за талоном на госпитализацию в плановом порядке по ОМС.»

Это был первый хирург, который даже не засомневался, что диагностическая лапароскопия в моем случае нужна, более того — необходима! Вышла я оттуда в немалом и приятном удивлении от слишком резкого контраста с тем, что мне пришлось пройти до этого в двух других клиниках.

Две недели на сбор анализов пролетели в миг, а хирург из поликлиники без проблем оформила мне направление в ГКБ им. И.В. Давыдовского.

 

Плановая госпитализация. И вот я явилась на госпитализацию в 8.40 утра. С двумя сумками вещей и всеми своими бумагами.


В тот день так сложилось, что добираться до больницы мне пришлось на такси. Ни муж, ни родственники не могли меня в то утро меня сопроводить, чему я была и рада – крайне не люблю такие «проводы» и многолюдную суету на подобных мероприятиях.

Талон я получила в том же 12-м диагностическом корпусе, а вот оформлять карту меня отправили в приемное отделение, расположенное в 4-м корпусе, в нем-то и находятся основные стационарные отделения больницы, а на первом этаже там кипит вся жизнь — кофе-автоматы и автоматы со всякими шоколадками, банкоматы и т.п.. Словом, вся «инфраструктура» именно тут, в 4-м корпусе. Сюда подъезжают скорые, и здесь, в длинном коридоре приемного отделения, бригады скорых и сопровождают своих «клиентов» по специалистам.

Тогда как «моё» 3-е хирургическое отделение неожиданно оказалось… в самом Дворце, в 1 корпусе!

Признаться, узнав об этом, я буквально онемела от восторга (если, конечно, можно так выразиться, говоря о попадании на операцию в больницу) ))

Полагаю, вы понимаете, о чем я.

Я из тех натур, кои, попадая внутрь любого исторического объекта, неизбежно становятся пленниками его характерной атмосферы, почти физически ощущая на себе магию времени, отложившегося в этих стенах. Часто в таких местах у меня рождается какое-то невнятно-подсознательное чувство некоего диалога с ним, вхождения в резонанс, и это очень притягательное ощущение, которое, испытав хоть раз, хочется повторить снова.


 

Дворец. Главное здание. Корпус 1.

Год постройки Дворца определяют как 1802.

Дворец выдержан в образцовом стиле русского классицизма.

Авторство проекта (по официальной версии) принадлежит В.И. Баженову. Однако этот факт достоверно не установлено и по сей день. Исследователи данного вопроса не приходят к единому мнению, ибо версию об авторстве проекта делят между собой три знаменитых зодчих того периода – Василий Баженов, Родион Казаков и Шарль де Вальи.

Строительство же этого великолепия осуществлялось крепостными мастерами под руководством крепостного архитектора М. П. Кисельникова. Предлагаю, нужно просто хоть один раз всмотреться в детали этого, дошедшего до нас, великолепия, чтобы оценить масштаб работ и талант крепостных мастеров.

 

Друзья, намного лучшие фото вы без труда найдете в сети поиском, если мой рассказ вас заинтересовал. Вы сможете лучше рассмотреть колонны, литые ограды, маскароны и лепнину, сохранившиеся до наших дней.
Я покажу лишь то, что сумела сфотографировать в перерывах между колоноскопией под медикаментозным сном, подготовкой к лапаро, самой лапаро и ее последствиями в виде очень медленно и неохотно отпускающего наркоза.

Надеюсь на ваше понимание этого обстоятельства.

 

Но вернусь немного назад, к моменту моего первого знакомства со Дворцом.
Приближаясь ко входу, меня настигло подозрение, что я не туда иду: нет никакой обычно присущей лечебному корпусу суеты, снующих людей, вот вообще нет.

Время 9 утра, понедельник, самое начало дня – люди должны быть. Но нет. Ни-ко-го.

И вот так, увешанная двумя сумками, с кипой своих бумаг и свежеоформленной в приемном отделении картой, я подошла к высоченным деревянным дверям Дворца. Поддались они мне не без труда, но сдюжила. И даже будучи в состоянии «язык на плечо», я остолбенела от увиденного: высоченные атланты (высотой — в небо), широченная мраморная лестница с красными ковровыми дорожками, потолки (порядка 6 м ввысь) с лепниной. Понимая умом, что 3-я хирургия просто явно не здесь (ну не «бьется» в нашем сознании такая роскошь с представлением о хирургическом отделении), и я – клуша, тупо заблудилась, я запелегновала периферическим зрением пост охраны с одной стороны, а с другой скромно расположившийся сберовский банкомат. Охрана мне быстро разъяснила, что все именно тут, ошибки нет, а мне следует подняться на второй этаж и там пройти с документами на пост.

Господа и товарищи, буквально — с выпученными от удивления глазами, я продолжила движение в сторону лестницы на второй этаж.
Вот где она берет свое начало:

 

Второй этаж. 3-е хирургическое отделение. Открывшаяся мне перспектива длинного 3-го хирургического отделения вызвала четкое подозрение, что я на съемочной площадке фильма, действие которого разворачивается в госпитале времен ВОВ, расположенном в стенах старинного Дворца. (Точно такое же впечатление сложилось и у супруга, приехавшего ко мне к вечеру того дня.)

По левой стороне нескончаемо длинного коридора – двери палат и банкетки. По правой – ширмы (!!!), за которыми тоже скрыты палаты (правда, это пластиковые ширмы с навесными дверками! А на первый взгляд – в точности тканевые, как в фильмах про войну, издали и не отличить.)
И вот тут-то, на втором этаже, кипит настоящая больничная жизнь – спешащий вечно персонал, медленно «плывущие» по длинному коридору фигуры пациентов, гул голосов. Все, как и должно быть.

Мне не удалось «взять» на фото всю панораму с ширмами, но вот это я пропустить никак не могла. Зеркало. Сколько оно повидало… Весы, зеркало и каталка, очень атмосферное ретро:

 

Библиотека. Уютный уголок с диванчиком у окна, сразу при входе в отделение – это такая маленькая больничная библиотека. На столике разложены книги, любой желающий может взять книгу почитать, в палату или тут же, на мягком диване.

Палата. Я подошла на пост и меня довольно скоро оформили, велев проходить в палату.
Палата мне досталась настоящая, не из ширм. Очень длинная и узкая. Всего на 5 коек.
Мне повезло и тут – моя койка оказалась дальней от входа и самой ближней к окну, чему я была очень рада. В палате у нас был умывальник! Остальные удобства — в дальнем крыле коридора. Да.

Моё окно в палате:

Кровати (и матрасы на них) самые передовые, они оснащены кучей датчиков и кнопок (в их функционале я так и не разобралась, но видимо, предусмотрено всё необходимое.)

Очень дальновидно я захватила из дома хороший удлинитель на два гнезда, ибо розетка у нас с соседкой оказалась одна на двоих, на уровне чуть выше спинки кровати. Мы отлично подключили и все свои девайсы, и мини-чайник соседки.

 

Хранение. Не знаю, как этот вопрос решен в других палатах, а у нас в палате был довольно вместительный шкаф, оборудованный в нише стены, этакая кладовка. Туда влезло всё, весь скарб от всех нас, пятерых обитателей палаты.

 

Потолки. Их я рассматривала бесконечно и повсюду, пока находилась там. Напрягая глазомер, пыталась хоть приблизительно прикинуть высоту. Полагаю, 6-ти метровые, характерные для русского классицизма. Едва ли менее. Длиннющие шторы в палате едва-едва доставали до подоконника, хотя были подвешены не к потолку, а существенно ниже. Данное фото сделано в коридоре отделения.

 

Плитка на полу. Полагаю, это уже первая половина — середина 20 в., именно такие характерные ромбы были популярны в тот период и, кстати, сейчас входят в тренд.
А повсюду имеются «заплатки» — следы частичной замены плитки.

Я познакомилась с соседками по палате и начала располагаться. Мне было велено ожидать вызова на колоноскопию. Кушать ничего было нельзя, да я и не ела к тому времени уже почти сутки, выполняя все предписания по подготовке к колоноскопии. Голод притупился, возможно, от избытка чувств, накрывших меня с головой в этом удивительном месте. Переодеваясь, я поймала себя на мысли, что тут хочется надеть на себя длинное узкое платье со шлейфом, шляпку с вуалью и кружевные перчатки, изящно вертеть в пальцах тонкий мундштук, или накинуть ажурную длинную шаль, с кистями в пол, а вовсе не «это вот всё»…

Врачи были неуловимы в этот день, более того, на посту до самого мне вечера не могли назвать — кто мой врач и когда же придет. ))

 

Санузел. Да. Господа и товарищи, удобства — в конце нескончаемо длинного коридора. Всего четыре туалетных кабины, две из которых оборудованы еще и душевыми поддонами со шторками. Состояние, увы, печальное. Но об этом потом. Главное, что чистота поддерживалась очень неплохо.

 

Прочая инфраструктура. Здесь, во Дворце, в этом плане всё аскетично: кулер с кипятком и холодной водой в коридоре (по счастливой случайности — прямо возле дверей моей палаты), банкомат Сберовский на 1 этаже, да там же и гардероб для посетителей. Больше во Дворце никаких «плюшек» сервиса и цивилизации нет. Wi-Fi тоже нет. Вся эта «цивилизация» живет в 4 лечебном корпусе, где приемное отделение.

 

Отделение эндоскопии. Наконец-то меня пригласили на колоноскопию в отделение эндоскопии, расположенное на нашем же этаже, в другом крыле Дворца. Отделение закрытое, вход по магнитным картам или коду. Меня проводили в кабинет и усадили пообщаться с врачом-эндоскопистом. Очень приятный и пожилой мужчина восточного типажа, расспросил меня обо всем, посмотрел имевшиеся у меня на руках заключения по ирригоскопиям (всего их 2 шт., с разницей в год) и протокол виртуальной МСКТ-колоноскопии. Рядом все время был его молодой ассистент, или второй врач, я не знаю этих деталей, но одно для себя я поняла точно: совершенно не типичное для стереотипно-сложившегося статуса любой нашей ГКБ, — очень внимательное, учтивое и вежливое отношение к пациенту. Поскольку у меня были показания к седации при колоноскопии, эти мои врачи-эндоскописты сказали чуть подождать, сейчас освободится бригада анестезиологов и тогда — начнем.

Страшно не было ни грамма. После всего пройденного я даже уже мечтала пройти и это всё поскорее. Пришли анестезиологи – стайка шумных, веселых молодых ребят, тоже пообщались со мной, и меня начали укладывать.
Болтали довольно оживленно — и со мной, и меж собой одновременно, я даже не поняла, в какой момент услышала «работаем кулачком», а потом укол в вену и, уже чувствуя головокружение, я зачем-то им сказала «спокойной ночи».
Проснулась я от того, что кто-то трогал меня за плечо и звал по имени, я открыла глаза и услышала: «медленно и плавно поднимаемся, без резких движений». Я поднялась, и девушка-медсестра помогла мне слезть с высокой кушетки и одеться.

Мой врач-эндоскопист и его помощник буквально ошеломили меня результатом: сразу три диагноза из прошлых двух ирригоскопий (проведенных в другом мед.учреждении) были опровергнуты результатами колоноскопии. Сказали, что протокол будет в карте, спросили – дойду ли я сама до палаты и, убедившись, что я в полном порядке, проводили до дверей отделения. Друзья, подчеркиваю — я обычный ОМСник, а это — обычная ГКБ. И такое удивительно участливое, человеческое отношение!

К слову сказать, никаких классических последствий колоноскопии у меня не было вообще – ни тех пресловутых отхождений воздуха, ни дурнотности после седации – ничего. Поверьте, это говорит о высочайшем мастерстве эндоскопистов, не поленившихся откачать воздух в ходе завершения обследования. Легкая сонливость от седации выветрилась буквально через час.

 

Моя врач.

«Хирург должен иметь глаз орла, силу льва, а сердце женщины.» — Ф.Г. Углов «Сердце хирурга»

Затем ко мне пришла моя врач, единственная женщина-хирург в отделении, познакомились, она сказала, что всё в порядке и завтра делаем лапароскопию. Строго напомнила, что поужинать сегодня можно, и это последняя еда. А на утро вообще ничего строжайше: ни есть, ни пить. Мои соседки по палате были немало удивлены – у всех них был другой врач – мужчина, который «вёл» нашу и соседнюю палаты. Вот не знаю — отчего так меня распределили, но считаю, мне повезло с врачом очень.

Очень мудрая и сильная женщина. Великолепный хирург.
Прощаясь с ней в день выписки я, неожиданно для самой себя, вдруг расплакалась, прямо на полуслове. Вот никогда не могла представить — как так, чтобы слезы вдруг полились сами.

А это сказались долгие месяцы нервного напряжения всех этих безрезультатных обследований и бестолковых специалистов, совершенно идиотское состояние, когда другие врачи тебе ясно намекали, что ты — «ку-ку», и боли с температурой у тебя от этого.

И конечно же, она всё поняла. Конечно, она повидала всяких слез и эмоций. Она поняла меня без всяких слов, моя мудрая и добрая врач.

Но все это будет потом…

 

Ужин. Вечер накануне лапароскопии. Ко мне приехал супруг. И рассевшись на кушетке в коридоре, мы добрых полчаса обсуждали и восхищались Дворцом и историческим антуражем моего отделения.
На фото — наша кушетка в общем коридоре и слева виден край угловой ширмы, за которой тоже расположена палата с ее обитателями.

Рядом находятся и платные палаты, у них есть свой санузел.

Затем привезли ужин (его там возят по палатам на двухъярусном железном колесном столике), и я буквально набросилась, как тигрица, на воздушное картофельное пюре и вкуснейшую паровую рыбную котлетку. Напомню – более суток на тот момент я не ела ничего из-за колоноскопии. Ужин показался мне пищей богов! Потом мы оделись и пошли пройтись — по зданию, а заодно обследовать прилегающую территорию. Мы не учли, что уже сильно стемнело и неожиданно – ударил мороз, один из первых морозов, это 29 октября 2018.
Пришлось довольно скоро вернуться с улицы. Но прогулялись мы не зря!
Мы увидели, и не могли не запечатлеть тот самый Храм иконы «Всех скорбящих Радость», соединенной переходом с главным зданием (год постройки 1899). Не действующий. Причем очень давно не действующий.
Зацените ночную подсветку!
С чем сравнить… разве только с ночным Исаакием в Питере.

 

На обратном пути в палату, я не удержалась и забралась сфотографироваться в одну из множества стеновых ниш, в которой зачем-то стоял стул. Возможно, когда-то в этих стеновых нишах обитали прекрасные статуи или подсвечники.

 

Укладываясь спать, я чувствовала, как меня тихо-тихо окутывает, будто невесомой паутинкой, магия этого удивительного Дворца, этого загадочного места с таинственной биографией, уходящей в темную глубину веков. Мне было как-то очень хорошо и спокойно на душе. Несмотря на то, что на следующий день мне предстояла моя первая в жизни лапароскопия.

 

Операционная. Это одно из эркерных крыльев Дворца. Точно ни один из флигелей, потому что переходы между Дворцом и его флигелями, к сожалению, не сохранились. Меня поразили бесподобные эркерные окна! О, их надо просто один раз увидеть.
Жаль-жаль, что попасть туда и пробыть там все необходимое время мне довелось лишь в горизонтальном положении и без телефона, разумеется. И практически все время – в полной отключке.

Эх, друзья, если бы я знала, что в последующие 2 дня мне будет категорически не до фотографирования этого великолепия, я бы посвятила весь первый день своего пребывания исключительно фиксации на камеру всех тех удивительных деталей старины, которые дошли до нас.

Например, балкон второго этажа. Балкон открытый. Когда-то к нему вели две боковые парадные лестницы прямо с улицы, к сожалению, они не сохранились. Сейчас балкон заставлен ненужной мебелью и старым оборудованием.

 

Магия Дворца бесконечна и притягательна, но неминуемо подошло время нашего с ним расставания.

Моя операция прошла прекрасно, диагноз подтвердился и аппендицит мне удалили. А через день уже выписали домой. Я простилась со Дворцом и отбыла на домашнее долечивание.

 

Что осталось сказать, друзья…
В ближайшие годы Дворец ожидает охранная реставрация. Это особый режим ремонтно-реставрационных работ, применяемых к памятникам архитектуры, коим Дворец и является.

На территории ГКБ уже вовсю идут различные ремонтные работы, до Дворца они еще не добрались, но в местных новостях совсем недавно мелькнуло, что «вот-вот» уже совсем скоро придет и его черед.

Хочу пожелать Дворцу пережить и эту реставрацию, выйти из нее обновленным и еще более прекрасным, открыть новую веху в своей биографии, вступить в свою новую эпоху и, как бы там ни было дальше — сохранить свой профиль цитадели врачевания. Несмотря ни на что. А нам остается только молиться всем богам, чтобы Дворец не отжали какие-нибудь алчные сильные мира сего под частные владения (три «тьфу», чтоб не сглазить).

 

И я бесконечно признательна всем замечательным людям и великолепным специалистам ГКБ им. И.В. Давыдовского, с которыми мне довелось соприкасаться за все это время.

Надеюсь, что уникальная по нынешним временам — высококлассная школа врачей ГКБ им. И.В. Давыдовского никогда не утратит своего высокого реноме и будет продолжена в преемственности профессиональных поколений. Потому что именно за такими врачами медицина будущего, основанная на удивительной гармонии высочайшего профессионализма и лучших качеств Человека.

 

Благодарю вас за внимание к моему длинному рассказу.

Желаю всем читателям доброго и крепкого здоровья.

А если вам вдруг придется попасть во Дворец, то пусть это будут только экскурсионные поводы для визита.

 

Берегите себя, друзья!

 

Моя ужасная и тягомотная история с хроническим аппендицитом:

Дорогостоящая и бесполезная СМ-Клиника в Текстильщиках

Круги ада в МКНЦ им. Логинова

Моя аппендэктомия: хронический аппендицит

Источник: irecommend.ru

В больницах лежу не часто, но так вышло, что последние полгода я там прописалась.. И это не самое страшное/важное!!

Ложась в больницу, любой человек надеется на скорейшее выздоровление. Так вот. До того, как я попала (!! больше это назвать никак нельзя!!) в ГКБ 23, я лечилась в другой больнице. Видела разных врачей, их разное отношение к больным в той или иной ситуации, но я понимала, что все мы люди и относиться ко всем одинаково, это даже неправильно. Но тут..

Последние несколько месяцев меня мучали боли в животе. Я обследовалась в больнице, мне поставили СРК. Я успешно пролечилась, прошла различные исследования и выписалась. Через пару месяцев история повторилась, может быть и не без моей «помощи», так как были погрешности в питании и много чего ещё. В нашей жизни за всем не уследишь. Мне было достаточно не хорошо, болел живот, отдавало в основном в правый бок и низ живота, но в силу того, что мои мучения пришлись на канун Нового года, я в больницу не обращалась, понимая, что лечить меня там будет особо некому. Я пролежала дома до 5 января и, не выдержав боли, вызвала скорую. Врач скорой, предварительно поставив мне аднексит, посоветовал поехать в ГКБ 23, так как там есть кафедра гинекологии и у «моей» больницы, в которой я лежала до этого, достаточное количество нареканий.. Я согласилась.

И это было моей огромной ошибкой.

Меня привезли в приёмное отделение, взяли только кровь из вены и сразу подняли в гинекологию. Не разбираясь, есть ли проблемы с кишечником или ещё каким органом. При осмотре ничего страшного не обнаружили, по УЗИ тоже всё чисто. Однако, врач сказала — «Ну аднексит я тебе поставить могу..» И начала оформлять меня в стационар. Я согласилась лишь потому, что были сильные боли и я думала, что другие врачи, хотя бы хирург(!!), меня посмотрят. Но увы, чуда не произошло. Мне назначили капельницы (глюкоза, метролакэр, басиджен) и на ночь дали свечи диклофенак. На этом моё лечение закончилось. На следующий день боли меньше не стали, но перестали отдавать в низ живота. Врач, нажимая на живот снизу, сказала — «Тут болит??» — Я отрицательно мотнула головой. — «Ну, это мы тебе вылечили». И ушла. То, что боли в области кишечника и в правом боку не уменьшились её уже не волновало. Как и то, что низ живота мог болеть в связи с приближающейся менструацией, которая у меня проходит достаточно болезненно.

Тем временем, к моей соседке по палате приходил хирург. Я, воспользовавшись моментом, попросила посмотреть и меня. На что он, язвительно хохотнув, сказал — «С какой целью я Вас буду осматривать?? Вы в гинекологии лежите.» И скоропостижно удалился. Больше я его не видела. На мои просьбы о том, чтобы мне сделали УЗИ брюшной полости, которое по идее, должны были сделать при моём поступлении, мне отвечали одинаково — «Зачем?? Вы лечитесь в гинекологии!!»

При этом у меня имеется заболевание, при котором нужно ставить определённые уколы. Я об этом сказала сразу и уточнила, могут ли мне проставить мои уколы здесь, ибо заболевание быстро прогрессирующее и не терпит бездействия. Ответ был отрицательным. Пролежав двое суток и не дождавшись помощи, я решила не терять времени и сказала, что я собираюсь покинуть сие заведение под свою ответственность. Врачей эта новость не порадовала, они перестали даже смотреть в мою сторону. Я написала отказную. Напоследок поинтересовалась, можно ли узнать про мои анализы. Я знаю, что отказываясь от госпитализации, на руки я их не получу. Но хотя бы, чисто по-человечески, можно было сказать плохие или хорошие??..

В общем, всё плохо там. Не скажу за другие отделения/корпусы, но первый корпус гинекологии (Яузская 11/6, стр.1), это нечто..

P.S. К слову сказать капельницы, которые мне ставили, противопоказаны при заболеваниях печени. А болит правый бок..

Источник: www.mosmedic.com

В больницах лежу не часто, но так вышло, что последние полгода я там прописалась.. И это не самое страшное/важное!!

Ложась в больницу, любой человек надеется на скорейшее выздоровление. Так вот. До того, как я попала (!! больше это назвать никак нельзя!!) в ГКБ 23, я лечилась в другой больнице. Видела разных врачей, их разное отношение к больным в той или иной ситуации, но я понимала, что все мы люди и относиться ко всем одинаково, это даже неправильно. Но тут..

Последние несколько месяцев меня мучали боли в животе. Я обследовалась в больнице, мне поставили СРК. Я успешно пролечилась, прошла различные исследования и выписалась. Через пару месяцев история повторилась, может быть и не без моей «помощи», так как были погрешности в питании и много чего ещё. В нашей жизни за всем не уследишь. Мне было достаточно не хорошо, болел живот, отдавало в основном в правый бок и низ живота, но в силу того, что мои мучения пришлись на канун Нового года, я в больницу не обращалась, понимая, что лечить меня там будет особо некому. Я пролежала дома до 5 января и, не выдержав боли, вызвала скорую. Врач скорой, предварительно поставив мне аднексит, посоветовал поехать в ГКБ 23, так как там есть кафедра гинекологии и у «моей» больницы, в которой я лежала до этого, достаточное количество нареканий.. Я согласилась.

И это было моей огромной ошибкой.

Меня привезли в приёмное отделение, взяли только кровь из вены и сразу подняли в гинекологию. Не разбираясь, есть ли проблемы с кишечником или ещё каким органом. При осмотре ничего страшного не обнаружили, по УЗИ тоже всё чисто. Однако, врач сказала — «Ну аднексит я тебе поставить могу..» И начала оформлять меня в стационар. Я согласилась лишь потому, что были сильные боли и я думала, что другие врачи, хотя бы хирург(!!), меня посмотрят. Но увы, чуда не произошло. Мне назначили капельницы (глюкоза, метролакэр, басиджен) и на ночь дали свечи диклофенак. На этом моё лечение закончилось. На следующий день боли меньше не стали, но перестали отдавать в низ живота. Врач, нажимая на живот снизу, сказала — «Тут болит??» — Я отрицательно мотнула головой. — «Ну, это мы тебе вылечили». И ушла. То, что боли в области кишечника и в правом боку не уменьшились её уже не волновало. Как и то, что низ живота мог болеть в связи с приближающейся менструацией, которая у меня проходит достаточно болезненно.

Тем временем, к моей соседке по палате приходил хирург. Я, воспользовавшись моментом, попросила посмотреть и меня. На что он, язвительно хохотнув, сказал — «С какой целью я Вас буду осматривать?? Вы в гинекологии лежите.» И скоропостижно удалился. Больше я его не видела. На мои просьбы о том, чтобы мне сделали УЗИ брюшной полости, которое по идее, должны были сделать при моём поступлении, мне отвечали одинаково — «Зачем?? Вы лечитесь в гинекологии!!»

При этом у меня имеется заболевание, при котором нужно ставить определённые уколы. Я об этом сказала сразу и уточнила, могут ли мне проставить мои уколы здесь, ибо заболевание быстро прогрессирующее и не терпит бездействия. Ответ был отрицательным. Пролежав двое суток и не дождавшись помощи, я решила не терять времени и сказала, что я собираюсь покинуть сие заведение под свою ответственность. Врачей эта новость не порадовала, они перестали даже смотреть в мою сторону. Я написала отказную. Напоследок поинтересовалась, можно ли узнать про мои анализы. Я знаю, что отказываясь от госпитализации, на руки я их не получу. Но хотя бы, чисто по-человечески, можно было сказать плохие или хорошие??..

В общем, всё плохо там. Не скажу за другие отделения/корпусы, но первый корпус гинекологии (Яузская 11/6, стр.1), это нечто..

P.S. К слову сказать капельницы, которые мне ставили, противопоказаны при заболеваниях печени. А болит правый бок..

Источник: www.mosmedic.com

Ужас! Кошмар! Гестапо! Асвенцим! Я не могу подобрать слов, чтобы описать наше впечатление от пребывание на «лечении» в клинической больнице г. Москвы №23. Родственники больных, которых везут на скорой в это ад! Задумайтесь и лучше откажитесь от госпитализации или выберите другую больницу. Мы положили в эту больницу отца в возрасте 85 лет. Хотя старенький, он был на ногах, ходячий, в здравом уме. Легли в больницу подлечить сухую гангрену ноги при облитерирующем атеросклерозе, для поддержания общего состояния. Думали прокапают капельницы и дедушке полегче будет. Не буду описывать первое впечатление о больнице и пребывание в течение первой недели. Конечно, надо было срочно оттуда отца увозить! Нам предложили почему-то сразу ампутацию, мы решили в таком возрасте не рисковать и забрать отца домой. Но не успели! Это случилось в ночь с 30.11.13 на 01.12.13. Что произошло, мы могли узнать позднее… Утром 01.12.13, моя сестра (она ухаживала за отцом, т. к. живёт в Москве) обнаружила отца в бессознательном состоянии, привязанного к кровати. Она была в шоке! «Медсёстры» (их трудно так назвать) твердили, какой ваш дедушка сильный, четверо человек еле с ним справились. Видимо, он ушёл в другую палату, у кого-то взял рубашку… Сестра так толком и не поняла, почему нужно было его связывать и с ним бороться. Каково ей было увидеть отца в таком состоянии! У него открылся понос, одели памперсы, он бредил, не мог толком разговаривать! На вторые сутки стала подниматься температура! И все вокруг, включая лечащего врача, делали вид, что это осложнение от ноги, продолжали делать капельницы, колоть антибиотики. Диагностировать: резкое ухудшение состояния, что потом напишут в выписке. Случилось чудо, что отец понемногу, стал приходить в сознание. Но был слаб, поносил и отказывался от еды. Как будто он смирился с этим состоянием и ждал смерти. Спустя ещё 4 дня нам предложили повторно ампутацию (в таком-то состоянии!) Заведующий отделением, к сожалению, не знали как его зовут, пришёл к сестре и предупредил, что шанс у нашего отца выжить после операции 5%! Сестра спросила, сколько мы ещё можем побыть в больнице, потому что страшно забирать домой отца в таком состоянии. Заведующий отделением лично ответил: «Мы держим 21 день, ещё 5 дней и на выписку… если он у вас доживёт». Представляете, состояние моей сестры… Она созвонилась со мной (я живу в г. Ярославль), я сказала: «Бери отца и беги оттуда, пока он не умер»! Сейчас он дома, в деревне вместе с бабушкой, очень плох… И вспоминает как его вязали, били, бросали головой об стену и спрашивает за что! Нога в ужасном состоянии, как будто пальцы раздавили под прессом. Остаётся молиться богу, чтобы он вернул ему силы хоть немного пожить. Последние силы, отнятые в 23 больнице г. Москвы! P.S. Главврач Хрупкин Валерий Иванович, обратите внимание на то, что творится в Вашей больнице!

Источник: mosclinic.ru

Должность

ФИО

Телефон

Заместитель главного врача по медицинской части

Лебедева Анастасия Юрьевна

(495) 915-38-09

Заместитель главного врача по медицинской части консультативно-диагностического центра

Данько Андрей Олегович

(495) 915-74-44

Заместитель главного врача по хирургии

Кириллин Алексей Владимирович

(495) 915-12-33

Заместитель главного врача по клинико-экспертной работе

Чурсина Тамара Алексеевна

(495) 915-58-49

Заместитель главного врача по строительству

Вайсман Григорий Семенович

Заместитель главного врача по перспективному развитию

Григорова Оксана Вячеславовна

Заместитель главного врача по гражданской обороне и мобилизационной работе

Черная Марина Эдуардовна

(495) 915-10-46

Начальник отдела кадров

Киселева Анна Ивановна

(495) 915-37-83

Платные медицинские услуги оказываются в виде лечебной, диагностической, профилактической и реабилитационной помощи

Порядок посещения больных.
Посещение больных осуществляется:
● в будние дни — c 17:00 до 20:00
● в выходные и праздничные дни — с 11:00 до 13:00 и с 17:00 до 20:00
Беседы с лечащими врачами осуществляются в будние дни:
● в отделениях стационара: с 14:00 до 15:00
● в отделениях реанимации: с 14:00 до 15:00
Консультативно-диагностический центр с дневным стационаром:
Время работы c 7:30 до 18:00 с понедельника по пятницу

Являясь лечебно-профилактическим учреждением Москвы, больница предлагает:

— лечение острого инфаркта миокарда, хронических форм ишемической болезни сердца;
— полный спектр хирургии органов грудной и брюшной полости;
— лечение острых нарушений мозгового кровообращения и заболеваний периферической нервной системы;
— широкий спектр лечения заболеваний внутренних органов: системы кровообращения, дыхания, желудочно-кишечного тракта;
— индивидуальный подбор лекарственной терапии с использованием современных фармакокинетических и фармакогенетических методов исследований, обследование у клинических фармакологов (в Центре персонализированной медицины).

Больница оснащена всем необходимым современным оборудованием, в т.ч. УЗИ экспертного класса, магнитно-резонансным и рентгеновским компьютерным томографом.

Порядок направления больных в консультативно-диагностический центр и госпитализации в стационар:

Основными показаниями для направления пациента из лечебно-диагностических подразделений второго уровня в лечебно-диагностический центр третьего уровня КДЦ ГБУЗ «ГКБ им. И.В.Давыдовского ДЗМ» являются:
— отсутствие эффекта от проводимого лечения, необходимость коррекции проводимой терапии или индивидуального подбора лекарственных препаратов в стационарных условиях;
— развитие осложнений у пациентов, находящихся на долечивании;
— отсутствие соответствующего специалиста или возможности проведения обследования, необходимого больному на втором уровне;
— необходимость принятия согласованного решения по госпитализации для оказания специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи;
— наличие у пациента заболевания, требующего оказания специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи, которую можно осуществить в амбулаторных условиях или в условиях дневного стационара подразделений третьего уровня КДЦ ГБУЗ «ГКБ им. И.В.Давыдовского ДЗМ».

Больной, направленный в плановом порядке в КДЦ ГБУЗ «ГКБ им. И.В.Давыдовского ДЗМ» с целью консультации или решения вопроса о плановой госпитализации должен предоставить:
— документ, удостоверяющий личность (паспорт);
— действующий полис ОМС;
— выписку из медицинской карты амбулаторного больного (форма 027/у);
— направление (форма 057/у-04), заполненное лечащим врачом.
На каждого больного при первичном амбулаторном обращении за медицинской помощью в ГБУЗ «ГКБ им. И.В.Давыдовского ДЗМ» в регистратуре КДЦ заполняется медицинская карта амбулаторного больного, форма № 025/у-04.

Госпитализация больных из КДЦ ГБУЗ «ГКБ им. И.В.Давыдовского ДЗМ» в коечные отделения больницы осуществляется:

по ургентным показаниям путем направления больного в приемное отделение ГБУЗ «ГКБ им. И.В.Давыдовского ДЗМ», с записью в талоне на госпитализацию, оформленному в КДЦ с указанием диагноза основного заболевания;
в плановом порядке — в день, согласованный с заведующими профильных отделений при наличии у больного основных документов (паспорта, действующего полиса ОМС, направления и талона на госпитализацию из КДЦ ГБУЗ «ГКБ им. И.В.Давыдовского ДЗМ»).
экстренная госпитализация больных проводится по сопроводительному талону скорой и неотложной медицинской помощи, или направлению филиалов скорой помощи с наличием номера наряда.

Больница оказывает медицинскую помощь в рамках Территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в городе Москве.

Показатели доступности медицинской помощи:

Срок ожидания планово-консультативного приема врача-специалиста в поликлинике до 3 дней
Срок ожидания плановой госпитализации в стационар до 7 дней
Срок ожидания плановых параклинических исследований (клинических) 1-2 дн.
Срок ожидания плановых параклинических исследований (биохимических) 1-2 дн.
Срок ожидания плановых параклинических исследований (иммуноферментных) 2-3 дн.
Срок ожидания плановых параклинических исследований (эндоскопических) 2-4 дн.
Срок ожидания плановых параклинических исследований (рентгенологических) 1-2 дн.
Срок ожидания плановых параклинических исследований (ультразвуковых) 1-2 дн.
Срок ожидания плановых параклинических исследований (КТ) от 1 дня до 2 недель.

Показатели качества медицинской помощи:

Удовлетворенность населения медицинской помощью (% от числа опрошенных) Более 90%
Больничная летальность, в стационаре 4,8%
Занятость койки круглосуточного стационара 313,3
Средняя длительность пребывания больного на круглосуточной койке 7,8
Наличие лицензии Да
Обеспеченность врачебными кадрами (% укомплектованности) 90%
Обеспеченность средним медицинским персоналом 95%
Соотношение количества врачей к среднему медицинскому персоналу 45%
Наличие сертификатов у врачей (%) 100%
Доля аттестованных медработников (%) 100%

Источник: mosgorzdrav.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.